17 января, 00:15
3 июня 2015 в 16:38

Бог даст?

В России ‑ церковный ренессанс. Ничего плохого в этом не было бы, если бы некоторые священники не использовали растущее влияние для решения своих сугубо земных вопросов, весьма далеких от задач духовного окормления паствы.

Мне как-то всегда удавалось различать ‑ и разделять - веру и церковь. Ведь, кажется, ясно, что вера (в Бога, в теорию Большого Взрыва, в коммунизм, в Сталина) ‑ штука иррациональная и глубоко личная. Вера ‑ сильное чувство, в том смысле, в каком об этом говорил Маркс: любая идея, овладевая массами, становится мощной материальной силой.

Считается, что глубокое религиозное чувство ‑ по крайней мере, когда мы говорим о традиционных религиях ‑ несет в себе мощный нравственный заряд. Но на самом деле это спорное утверждение: история полна примеров жутких преступлений, совершенных с именем Христа и Магомета на устах. Впрочем, это мы видим и сегодня (ИГИЛ, исламский терроризм).

Второй вопрос ‑ когда есть некая идея, овладевающая миллионами людей, около нее всегда возникает надстройка «посланцев Бога на земле». Управленческий аппарат веры. Очень скоро из регулятора стихийного процесса он превращается в его законодателя, составителя и контролера правил. Не внутреннее чувство человека формирует символ веры, а такие же земные люди, как и сам верующий. Для меня всегда было загадкой, почему этого не понимают верующие? Почему они передоверяют своего Бога и свою совесть другим таким же людям ‑ с их страстями, грехами и пороками? Только потому, что те одеты иначе и служат не в офисах, а в храмах?

Эта нелепая, нелогичная и подменяющая понятия передача сакральности от сверхъестественного к земному наделяет служителей культа могуществом, которое становится тем сильнее, чем крепче их поддерживает светская власть.

Понятно, что спайка государства и церкви ‑ мощный инструмент управления обществом и его форматирования по канонам, необходимым власти. Во многих случаях эта спайка дает свои позитивные плоды.

Но свобода совести, в том числе и право на атеизм, у нас закреплена Конституцией. И потому хотелось бы, чтобы развитие института церкви (дай Бог ей здоровья) не мешало развитию других институтов общества.

К чему все это? К тому, что очень тревожат серьезные преференции церкви в ущерб интересам всего общества. Я имею в виду претензии РПЦ на Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, где расположен всемирно известный Музей хрусталя.

Или вот новая тревога ‑ владимирские старообрядцы требуют возвращения Троицкой церкви. Мне представляется, что закон о реституции церковного имущества в такой трактовке (вернуть все церкви, невзирая на общественную значимость сегодняшнего использования) серьезно нарушает интересы большей части граждан нашей страны.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Издан межконфессиональный календарь региона-33 вчера в 16:16
16 января в администрации Владимирской области прошла презентация первого календаря праздников основных религиозных конфессий Владимирской области на 2018 год. Необычное издание - плод совместных усилий общественников, э…
Светские власти областного центра к Рождеству получили награды РПЦ 9 января в 16:57
8 января в Успенском соборе митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий вручил «патриаршие» медали главе города Ольге Деевой, сити-менеджеру Андрею Шохину и начальнику городского управления культуры и туризма Алине Вед…
Ложь на истинное православие 11 декабря 2017 в 15:21
Как уже сообщали ранее «ВВ» в сентябре 2016 года, в управленческом центре «Российской православной автономной церкви» в Суздале правоохранительные органы проводили оперативно-розыскные мероприятия в связи с подозрением в…

Орфографическая ошибка в тексте