19 октября, 03:56

Читайте также:

вчера в 12:06 Священник Олег Рябышев: «Отцовские чувства просыпаются постепенно»
«ВВ» продолжают проект «Быть отцом». Сегодня наш гость - священник храма в честь Казанской Божией Матери села Борисоглеб Олег…
вчера в 12:12 Конфискация с последствиями?
Слышали новость? Оказывается, 2 февраля 2018 года президент США Дональд Трамп начнет конфискацию активов российских олигархов и…
вчера в 18:32 Центр классической музыки откроет сезон кантатой «Carmina Burana»
В исполнении популярного произведения немецкого композитора Карла Орфа примут участие 150 человек: симфонический оркестр, все…
20 сентября в 16:51

Не отмывайте деньги, «малыши»!

Слова главы Сбербанка Германа Грефа на Восточном экономическом форуме о том, что малый бизнес часто становится фабрикой по отмыванию незаконных доходов взорвал медиапространство. А отмывать есть что: по расчетам Международной ассоциации сертифицированных бухгалтеров, объемы «серой» экономики нашей страны составляют 39% от ВВП (33,6 трлн).

Заявление Грефа хоть и является секретом Полишинеля, явно в диссонансе с популярным трендом о всесторонней поддержке малого бизнеса, который в развитых странах - основа экономики, главный поставщик товаров, услуг и налогов, колыбель политически беспроблемного (среднего) класса и т.д. Но он же — и среда для различных «прачечных»...

Цифровой двойник расскажет все

Аудиторы называют несколько основных факторов, на которых бизнес может привлечь к себе особое внимание банка. Например, со счета фирмы не перечисляются зарплата, НДФЛ и социальные взносы. Либо перечисляются, но заниженные.

Если налоговые платежи не превышают процента с выручки.

Если остатки на счетах после операций нулевые или мелкие.

Если транзакции клиента не имеют отношения к его основной деятельности.

Если идентификатор устройства, с которого клиент получает доступ к системе для переводов, совпадает с адресами сомнительной фирмы, счета которой уже были закрыты...

Своей громкой фразой Греф ответил на жалобу одного из предпринимателей, угодившего в «черный список» Сбера за якобы сомнительные операции. Серьезные банки отказывают таким «черносписочникам» в открытии счетов и кредитов. Отказывают согласно ФЗ-115 (о противодействии легализации преступных доходов) и рекомендациям Центробанка РФ по выявлению сомнительных операций.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин сказал, что автоматическое зачисление в «черный список» по признакам сомнительности - это последствия внедрения искусственного интеллекта в Сбербанке. С ним согласен и экс-руководитель УФНС, директор департамента развития предпринимательства АВО Сергей Кошелев:

- Не стоит искать в этом заговор. Сейчас активно идет «оцифровка» экономики с тенденцией на минимизацию человеческого фактора. Аналитику в Сбербанке - и, кстати, в налоговой службе - сводят машины. Именно они прямо указывают на признаки сомнительных операций.

Греф призвал малый бизнес внимательно следить за содержанием своих операций - от черной метки, если уж программа ее выдала, избавиться очень сложно:

- Эта база общая для банков, сейчас создается международный обмен информацией такого рода. Даже если вы уедете из России с подобной меткой в базе, вы нигде не откроете свой бизнес.

Кошелев призывает смотреть на тему шире:

- Это вопрос репутации в целом: перед банками, партнерами, клиентами. У каждого из нас в Сети есть цифровой двойник. Это сервисы, которыми мы пользовались, соцсети, общение на форумах, фото, которые мы выкладывали. Серьезные компании все это уже анализируют при найме работников. Точно так же цифровые двойники есть у разного рода бизнеса, которые очень много могут сказать о его модели поведения. Например, если бизнесмен уже банкротил свои фирмы, то велик риск, что он сделает это снова. И значит - не вернет кредиты. Арбитражная практика сейчас в свободном доступе. Если компания проводила операции с «однодневками» - это тоже плохой признак. Чем больше в истории предпринимателя сомнительных операций, тем выше у него шанс получить «черную метку» или, как говорят налоговики, попасть в «красную зону», обратить на себя внимание контролирующих и правоохранительных органов.

Малый бизнес по факту не всегда малый

Во Владимирской области работают 43,6 тысячи малых предприятий, «сидящих» на «упрощенке» и «вмененке». Есть еще 5680 МП, которые рассчитываются с государством по общепринятой системе.

Их делят на три категории:

  1. С годовым доходом до 120 млн рублей (5174 предприятия) - самые рисковые;
  2. От 120 млн до 800 млн (478 единиц);
  3. От 800 млн до 2 млрд (28 предприятий).
Самой эффективной категорией налоговики называют вторую группу. Почти 6 млрд (из общей суммы налогов в 10,8 млрд) в 2016 году перечислили именно они.

Кошелев говорит, что число индивидуальных предпринимателей (порядка 20 тысяч) в области все время то растет, то уменьшается. Часть регистрируется на месяц-два. В том числе это «короткострелы», созданные под конкретные операции и брошенные сразу после. Налоговая уже больше тысячи таких МП вычистила из реестра.

Еще Кошелев призывает различать подвиды малого бизнеса. Потому что есть реально маленькие предприятия, а есть — крупные, но раздробленные на «юридические кусочки»: торговые центры, заводы, строительные компании...

Кстати, 95% нашего стройкомплекса — это малый бизнес, у которого в рекламе вывеска одна на всех, а юридически краны зарегистрированы на одной фирме, цемент — на другой, грузовики — на третьей...

Именно строительную отрасль наш эксперт считает одной из самых высокорискованных с точки зрения отмывания денег. Но это реально для любой отрасли. Однако главным выгодоприобретателем в сомнительных операциях, по мнению Кошелева, чаще всего бывает крупный бизнес, использующий «мелочевку» в своих целях. А та или принадлежит «крупняку» же, или просто рада заработать, поверив, что провести через свои счета чужие деньги за определенную долю — это «легально».

«Авось» больше не пройдет

Простейшие схемы отмывания денег: оплатить несуществующие поставки (хотя в век электронного документооборота они прекрасно отслеживаются) или задрать себестоимость товара. Например, нарисовать в документах, что отделка помещения стоила 5 миллионов, а на деле заплатить за нее исполнителям один. И неважно, что потом этот товар продастся дешевле «себестоимости» - закон этого не запрещает.

- Так можно с любым товаром играть, - говорит Кошелев. - С автомобилями, с куртками, с хлебом. Себестоимость в бухгалтерском учете можно надуть до любых размеров.

Другой популярный способ отмывки денег: скачать из интернета некий научный труд, слегка его «переработать» и заплатить как за новую разработку. То же можно проворачивать с приглашением за бешеные деньги разных «консультантов». А почему нет, если тренд - «не кошмарить бизнес», а у налоговой службы ресурсов не хватало, чтобы проверять каждого?

- Все надеются: авось, до них не доберутся, - усмехается Кошелев. - Раз проведут сомнительную операцию... Другой... А на третий банк им счет блокирует. Они в крик: «Я малый бизнес, я плачу налоги!» На деле еще надо разбираться, что это за бизнес и кому он платит. Кошмарить бизнес никто не собирается, но это не значит, что ему позволят безнаказанно нарушать правила. Я допускаю необъективные придирки контролирующих органов максимум в 10 процентах случаев. В остальном у такого внимания есть причины. У наших людей велика вера в то, что это сосед попался, а уж я-то не попадусь. А если попался: «Караул, меня заказали конкуренты!» На самом деле сейчас, в век цифровой обработки данных, заказать себя можешь только ты сам, своим неправильным поведением. Надо аккуратнее быть в своих действиях, потому что в цифровой век финансовая дисциплина по отношению к государству, к партнерам, к банкам приобретает колоссальное значение.

Кошелев рассказал нам о предпринимателе, который заявил, что в лихие 90-е ему жилось легче: дескать, он платил бандитам 10 процентов с оборота и горя не знал.

- Вот только если бы он государству сейчас платил 10 процентов, то к нему до сих пор бы никто ни с одной проверкой не пришел...

КРИМИНАЛ В ТЕМУ

«Доотмывались» до уголовных дел

В УМВД области в этом году возбуждено два уголовных дела по фактам отмывания денег путем незаконных банковских операций - переводов на счета фиктивных фирм. Размер дохода фигурантов составил порядка 11 миллионов рублей.

Еще три дела возбуждено по ст. 187 УК РФ (изготовление и сбыт поддельных чеков от лица подставных фирм).

В областном СУ СКР с ходу вспомнили два громких дела, где фигурантам инкриминировали легализацию незаконных доходов. Дело ковровских предпринимателей Павла Гаврилова и Ларисы Демидовой, обманувших Минобороны на 357 миллионов рублей и прогонявших деньги через расчетные счета пяти аффилированных предприятий и «однодневок». И конечно - дело «Инвест-Мастера», фигуранты которого Елесин, Монахов и Палухина в 2008-2009 годах провели серию фиктивных сделок по завладению зданием кинотеатра «Русь» и земельным участком под ним.

Фото с сайта internationalbanker.com.