23 октября, 17:28

Читайте также:

сегодня в 15:26 Орлова взяла на контроль ситуацию на "СТЭС-Владимир"
На прошлой неделе ряд СМИ сообщил, что, якобы, владимирское предприятие «СТЭС-Владимир» могут признать банкротом. Дескать, иск от…
сегодня в 12:13 «Муром» и костромской «Спартак»: боевая, но нулевая ничья
20 октября ФК «Муром» принимал на своем поле костромской «Спартак». Соседи по турнирной таблице так и не смогли поразить ворота…
два часа назад Почти 61 миллион рублей — на модернизацию теплоснабжения Суздаля
Федеральный Фонд содействия реформированию ЖКХ предоставит финансовую поддержку Владимирской области для реализации проекта…
10 октября в 17:35

Вплавь по топливным рекам

Недавно у хорошего знакомого забарахлил двигатель в машине. Он отдал авто на диагностику. Выяснилось: сильный нагар на свечах зажигания, забившиеся фильтры и клапана, а износ двигателя - явно не по возрасту автомобиля. Как сказали специалисты, основная причина плачевного состояния – некачественное топливо. Увы, объёмы его реализации на АЗС нашего региона пугающе растут.

Что «убивает» двигатель?

Есть статистика - в Москве и Подмосковье, по данным Общества по защите прав потребителей, ежегодно около 100 тысяч владельцев автомобилей сталкиваются с поломкой машины из-за некачественного топлива. Во Владимирской области аналогичную статистику найти не удалось, но ситуация вряд ли лучше. Рассказы автомобилистов и выступления высоких чиновников о контрафактном бензине и дизтопливе уже набили оскомину, но воз и ныне там.

Что же происходит? Кандидат технических наук, руководитель Центра топливных систем (находится на территории НИКТИДа) Владимир Листовский хорошо знаком руководителям автотранспортных предприятий и многим, кто сталкивался с ремонтом дизельных двигателей. Листовский говорит, что в последние годы выход из строя двигателей из-за некачественного топлива значительно раньше гарантийных сроков стал делом пугающе обычным. Основные факторы, «убивающие» дизеля: повышенное содержание серы, попадание в топливо воды и различных взвесей, многочисленные сомнительные эксперименты топливных компаний с якобы «инновационными присадками».

В своей мастерской Листовский демонстрирует детали топливных систем, вышедших из строя лишь из-за некачественного топлива: форсунки, которые из-за нагара не могут обеспечить правильный и распределённый впрыск топлива в камеру сгорания, плунжеры и клапаны, испещрённые бороздками и кавернами, которые не держат давление, и многие другие вышедшие из строя части чувствительного дизельного механизма. По словам эксперта, при правильной эксплуатации и использовании только качественного топлива двигатель способен пройти без капремонта до 300 тысяч километров. Но всего одна заправка некачественным дизелем способна его «убить». Стоит ли говорить, какой ущерб может принести это автовладельцу или предпринимателю?

- Как руководителю ремонтного предприятия, мне, конечно же, выгодно большое количество клиентов, – улыбается Владимир Листовский. – Но, наблюдая за тем, как из года в год качество дизтоплива становится всё хуже, я понимаю, что этот рынок в его сегодняшнем состоянии приносит огромный вред и экономике, и окружающей среде. Нечистому на руку предпринимателю главное – продать свой товар, неважно какого качества. Увы, его никто не может проверить и вовремя наказать. Ему всё равно, что потом его клиенты тратят десятки тысяч рублей на ремонт двигателей, а атмосфера загрязняется вредными выбросами. Но хуже всего, что ситуация усугубляется.

Василий Алибабаевич из «Джентльменов удачи» разбавлял бензин ослиной мочой. Его современные последователи недалеко ушли от этой практики, разве что стали более подкованы химически и технологически. Сегодня топливо – и это касается не только дизеля, но и бензина – не просто разбавляют, а в солидных масштабах пытаются «конструировать», в т.ч. из подручных материалов. В ход идёт и авиационное топливо, и военная солярка, простоявшая на складах десятки лет, и многочисленные химические присадки, которые при отсутствии должной апробации и экспериментальной базы зачастую приносят автомобильным двигателям непоправимый вред.

Великий топливный путь

Но далеко не всегда некачественное топливо – контрафакт. Существующая в стране «топливная система» сама по себе способна воду превращать в дёготь, а бензин и дизель – в какие-то подозрительные субстанции. Как говорится, «ловкость рук и никакого мошенничества». С точки зрения законодательства это далеко не так, но кто же из причастных лиц будет обращать внимание на подобные «мелочи».

И всё же, прежде чем рассказать об ухищрениях и махинациях с топливом, напомним, откуда вообще приходит горючее, залитое в бензобаки наших автомобилей.

Дизтопливо и бензины различных фракций производятся на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ). Как только горючее попадает в цистерну, а представитель НПЗ вешает на неё пломбу, ответственность предприятия за его качество прекращается. По железной дороге топливо доставляется крупным поставщикам на нефтебазы. Здесь пломбу НПЗ снимают и насосом перекачивают горючее из железнодорожной цистерны в резервуар хранения. После отстоя представитель нефтебазы отбирает пробы топлива и отдаёт в лабораторию для аналитического исследования. После этого, на основании протокола испытаний, на партию топлива выдаётся паспорт качества. В нем указывается вид и марка горючего, его характеристики и параметры. Далее топливо, как правило, бензовозами развозится по АЗС, марка к марке перекачивается в их резервуары, чтобы потом через пистолет бензоколонки попасть в баки наших машин.

Казалось бы, схема проста и прозрачна. Но в большинстве случаев двигатели наших авто потребляют не то топливо, которое выехало в цистерне из ворот НПЗ. По словам эксперта и руководителя владимирской лаборатории испытаний нефтепродуктов «ГСМ-Аналитика» кандидата химических наук Марии Поляковой, при фактическом отсутствии контроля со стороны надзорных органов поставщики ГСМ имеют возможность неоднократно изменить его состав и свойства, увеличивая свою прибыль.

Характеристики горючего могут меняться и без злого умысла, сами по себе, когда топливо с НПЗ на нефтебазе проходит по многочисленным нефтепроводам, смешивается в резервуарах с «мёртвым» остатком, содержащим воду и различные отложения. Но это - вопрос несоблюдения дорогих технических регламентов. Чаще всего состав и свойства топлива изменяют специально, в погоне за длинным рублем. Ведро «хитрой» присадки, оказавшись в многотонной цистерне с 92-м бензином, может сотворить чудо, превратив его в 95-й. Лаборатория выдаст правильное заключение, а барыш многократно возрастет.

Чего только не добавляют в топливо, чтобы выдать его за качественный и надёжный образец горючего, как бы отвечающего требованиям ГОСТ и положениям специализированных регламентов! В ход идёт вода, отработанное масло, ферроцен, нафталин, ацетон, керосин, этиловый спирт, солярка (для бензина), низкооктановый бензин (для дизтоплива) и другие разнообразные химикаты, способные на короткое время создать для двигателя и владельца автомобиля иллюзию использования положенного по инструкции топлива.

Классические последствия использования таких «бодяжных» ГСМ – превышение массовой доли серы, концентрации марганца, железа и свинца, изменение октанового и цетанового числа горючего. Мгновенный или нарастающий итог – преждевременный износ двигателя и его частей, повышенный выброс вредных веществ в окружающую среду, ухудшение экологии. Краткое, сухое перечисление негативных моментов под вынужденный аккомпанемент стука двигателя, рыка глушителя, обильного дыма из выхлопной трубы и надсадного кашля жителей - и вот уже нарисована картина, от которой становится не по себе. Ведь только во Владимире официально зарегистрировано более 100 000 автомобилей, каждый из которых потенциально угрожает экологии.

Впрочем, некоторые дельцы вообще не связываются с химическими процессами, а просто под видом качественного топлива заливают в бак потребителя совсем другое.

Скажем, 92-й бензин, поименованный 95-м или 98-м, либо печное/судовое топливо - вместо ДТ Евро-5. С дизелем возможна и более «тонкая» махинация: в февральский морозец вам зальют в бак печное или судовое топливо. Вы благополучно отъедете от заправки на десяток километров, а потом двигатель просто заглохнет из-за замерзания горючего в топливной системе. Это уже не просто «эксперименты» с присадками, а натуральное мошенничество, т. е. уголовно наказуемое правонарушение.

Видит око, да зуб неймёт

Теперь пора задать вопрос: почему описанный беспредел вообще возможен? Неужели нет никого, кто обеспечивал бы надлежащий контроль качества ГСМ, предлагаемого простым автомобилистам, а также коммерческим компаниям, органам власти?

Увы, на сегодняшний день в стране до сих пор не выстроена эффективная система контроля качества реализуемого на АЗС топлива, не говоря уже о других «точках продаж». Вернее, так: сразу несколько государственных органов в той или иной степени контролируют эту сферу, но единого специализированного органа нет.

К примеру, Роспотребнадзор и Ростехнадзор, отвечающие за защиту прав потребителей и соблюдение требований энергетической безопасности, по сути, могут контролировать лишь выполнение внешних «правил игры» (соответствие представленной на АЗС информации требованиям законов и нормативных актов, соблюдение правил технической эксплуатации АЗС). Но непосредственно качество топлива они не контролируют.

А вот Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) как раз призвано обеспечивать государственний контроль за соблюдением требований технических регламентов. А топливо в России должно соответствовать специализированному Техническому регламенту Таможенного союза. Росстандарту и карты в руки? Но и это не совсем так.

Дело в том, что Росстандарт в соответствии с законодательством может проводить плановый контроль качества топлива и документов на АЗС раз в 3 года. И то если с момента регистрации компании прошло более года. Могут быть и внеплановые проверки по жалобам и обращениям, но они проводятся лишь по согласованию с прокуратурой. То есть полномочия имеются, но реализовать их порой весьма затруднительно. Во многих случаях у регулирующей госструктуры просто нет законной возможности и ресурсов обеспечить постоянный и неусыпный контроль.

Впрочем, есть ещё и общественная инициатива. Казалось бы, учитывая число автомобилистов и актуальность проблемы, множество НКО должны день и ночь следить за качеством топлива. Однако и это, увы, не так. Объединения автолюбителей не торопятся этим заниматься, а иные структуры, похоже, лишь используют ситуацию в своих целях, увеличивая непрозрачность рынка до совсем уж запредельных масштабов.

Например, во Владимирской области темой качества топлива на АЗС раньше «заведовал» проект «Единой России» «Знак качества». Ряд громких акций и рейдов имел определённый резонанс, но позднее, когда проект перестал быть партийным, он тихо ушёл в небытие. По крайней мере, у нас в регионе.

У «Единой России» есть ещё один проект – «Народный контроль». Он также отметился в регионе-33 на топливной ниве проверками качества бензина на АЗС под руководством депутата СНД города Владимира Дмитрия Павлова. Но и этот проект, видимо, в силу нехватки ресурсов уже давно не звучит в региональном медиапространстве.

Впрочем, «народный контроль» у нас в регионе многолик. Ещё один проект с аналогичным названием («Владимирская региональная общественная организация потребителей «Общество защиты прав потребителей – Народный контроль») основал и возглавляет известный общественник Алексей Смирнов. Одно из ключевых направлений деятельности организации - как раз «технический контроль, испытания и анализы» в сфере проверки качества нефтепродуктов. Этот «Народный контроль» устами своего основателя не раз заявлял о своей ведущей роли в деле контроля качества нефтепродуктов в регионе. Но, как оказалось, реальных дел в этой сфере у организации раз-два и обчёлся.

Но не только в этом дело. Интерес вызывает явный конфликт интересов в деятельности самого Алексея Смирнова.

Прежде всего, отметим, что по официальному адресу (Владимир, ул. Ильича, 4) организацию не отыскать. Офиса нет, отправленные почтой письма возвращаются назад.

Как общественная организация может заниматься активной гражданской деятельностью без прямых контактов с самим обществом – тайна за семью печатями.

Но дальше ещё интереснее. Кроме общественной Алексей Смирнов активно занимается и коммерческой деятельностью. Он – фактический владелец одной из двух в нашем регионе аттестованных лабораторий по контролю за качеством нефтепродуктов (ООО «Нефтетест»). Получается, с одной стороны, коммерческая лаборатория Алексея Смирнова зарабатывает деньги, оказывая услуги по договорам с доброй половиной региональных сетей АЗС. А с другой – общественная организация Алексея Смирнова «Народный контроль» должна неустанно проверять и выводить на чистую воду все тех же поставщиков топлива.

Слабо верится, что Смирнов-общественник пилит сук, на котором прочно и удобно устроился Смирнов-бизнесмен. Или это и есть тот плацдарм для маневра, когда, прикрываясь общественной инициативой, можно договариваться с представителями топливного рынка?

Конечно же, законность и эффективность деятельности общественных организаций, равно как и моральный облик их руководителей - предмет особого разговора. Но как бы то ни было, приходится констатировать, что выстроенного контроля качества топлива – как государственного, так и условно гражданского – в регионе нет.

Совесть – лучший контролёр?

Вывод неутешительный. Получается, что топливо могут подделать едва ли не на любой стадии его производства и транспортировки. И практически никто не может этот процесс в должной мере проконтролировать. Следовательно, отличить качественное топливо от контрафакта на потребительском уровне практически невозможно.

Что в этой ситуации делать автомобилистам? Возить с собой ультрасовременную портативную лабораторию, на месте делая анализы топлива и мгновенно получая результаты? Не самый реалистичный выход...

Есть ряд простых и действенных практических советов от опытных автолюбителей и экспертов рынка по минимизации возможности приобретения некачественного бензина (дизтоплива) и для сглаживания возможных последствий.

Во-первых, заправляться на проверенных заправках, желательно - сетевых. Большинство крупных компаний ценит свою репутацию, ориентируясь на длительное развитие и стремясь к цивилизованному бизнесу. Торговля некачественным топливом для них — это имиджевый ущерб и материальные убытки. Поэтому внутренний контроль на таких АЗС тщательно и продуманно налажен, а риск покупки контрафакта сведён к минимуму.

Во-вторых, обращать внимание на наличие на АЗС всей необходимой информации: от паспортов качества на топливо (они должны быть вывешены для обзора в доступном месте) до результатов контрольного анализа качества нефтепродуктов в резервуарах (он должен проводиться специализированной сертифицированной лабораторией не реже раза в месяц). Отсутствие таких документов или несовпадение названия нефтепродуктов на информационных стендах, топливораздаточных колонках и паспортах качества однозначно должны насторожить покупателя.

В-третьих, обращать внимание на цену. Если топливо продаётся на 30-40 копеек за литр дешевле средней цены по региону, то велика вероятность, что это некачественный бензин/дизель.

В-четвертых, обязательно сохранять кассовый чек с АЗС. Если после заправки автомобиль ведёт себя подозрительно (двигатель работает с перебоями, падает мощность, возникают подёргивания и т.д.), лучше всего остановиться и вызвать сертифицированного эксперта и представителя АЗС, чтобы отобрать пробы топлива для лабораторного анализа. В преддверии околосудебных и возможных судебных разбирательств кассовый чек будет доказательством покупки топлива на конкретной АЗС.

Так что пока выстраивается и совершенствуется система государственного и общественного контроля, нам во многом приходится полагаться на собственную осмотрительность, а также на совесть и порядочность владельцев сетей АЗС. Плавание по топливным рекам в нынешней ситуации, к сожалению, пока не предусматривает иных действенных вариантов.

Виктор АЛЕХИН.