18 января, 23:38
18 октября 2017 в 10:50

Почему Ерофеевский спуск — Ерофеевский?

Один из глубоких владимирских оврагов имеет многовековую историю. Речь идёт о границе Мономахова города средневекового Владимира. Она отделяла центр города от западной его части при спуске к реке Лыбеди. Столица Владимиро-Суздальского княжества была основательно укреплена валами и рвами. Роль одного из таких рвов досталась оврагу, выходившему к северной границе города – к Лыбеди. Ров входил в систему оборонительных сооружений, и в XII веке попасть во Владимир можно было лишь через ворота. Историки считают, что в конце интересующего нас спуска находились деревянные Иринины ворота. От них начиналась дорога на Юрьевский тракт.

Топонимический случай

Определить точно, когда спуск к Лыбеди стали называть Ерофеевским, непросто. Произошло это, скорее всего, во 2-й половине XIX века. Именно в то время на вершине безымянного тогда спуска появился каменный дом, принадлежавший крестьянам Ерофеевым. По традиции, дом стали называть именем хозяина, то есть Ерофеевским. Позднее дом сдавался под казармы и получил своеобразную популярность среди владимирцев. Вместе с этим появилась необходимость как-то называть и место, где находились казармы.

Постепенно название с дома («Ерофеевский») перешло в речи горожан и на сам спуск. Он стал называться Ерофеевским.

В официальных документах Ерофеевский спуск появился позже. В списке 97 владимирских улиц, составленном в 1877 году, Ерофеевский спуск ещё не значился. Но к концу XIX века он стал официально называться Ерофеевским. В «Списке домов и улиц города Владимира», опубликованном в 1899 году, на Ерофеевском спуске, обозначенном от Конной площади до речки Лыбеди, перечислены по его правой стороне два дома Васильева, дом Рубцова, каменный мост, а по левой стороне – Конная площадь, бани и дом Тарасова, дамба на Боровок.

В 1905 году, в связи с работами по составлению нового плана Владимира, члены специальной комиссии предложили переименовать несколько улиц, в том числе, Ерофеевский спуск, в Ирининский съезд. Очевидно, исходя из того, что именно здесь в XII веке стояли Иринины ворота. Но проект не прошел. Других подобных попыток, насколько известно автору, предпринято не было. Так название спуска по направлению к Лыбеди – Ерофеевский – сохранилось до наших дней.

Боголюбовские крестьяне Ерофеевы

В Госархиве Владимирской области хранится несколько дел, связанных с Ерофеевыми. Из них известно, что в начале 1852 года крестьянин ведомства государственных имуществ села Боголюбово Владимирского уезда Прокофий Васильевич Ерофеев занимался «поправлением ветхостей в корпусе губернских присутственных мест» (современные Палаты).

Госконтракты и тогда были делом выгодным, и спустя 20 лет Прокофий имел большой каменный двухэтажный дом недалеко от Конной площади на спуске к правому берегу Лыбеди. 1 ноября 1873 года его брат Захар заключил с городской управой контракт, по которому отдавал в аренду этот дом под помещения четырёх ротных дворов, учебной команды, писарского класса и карцеров губернского батальона и для размещения, кроме того, холостых нижних чинов. С платой по 47 копеек в месяц за каждого.

25 июля 1874 года разразившаяся во Владимире буря разбила стёкла в казармах. Захар Ерофеев должен был немедленно организовать вставку стёкол. Но этого не произошло. Командиру губернского батальона пришлось обратиться в городскую управу «о понуждении крестьянина Ерофеева вставкой стёкол и о скорейшей доставке соломы для набивки тюфяков и подушек нижним чинам губернского батальона», так как это входило в условия заключённого контракта.

Ерофеевские казармы

19 февраля 1875 года, уже после смерти Прокофия Ерофеева, другой его брат – Григорий – заключил контракт с городской управой об отдаче дома с цейхгаузами сроком на 3 года для размещения в нём солдат Великолуцкого полка с платой 2200 рублей в год без оплаты отопления и освещения, но с ремонтом и чисткой дымовых труб и ретирад за счёт Ерофеева. По день выхода Великолуцкого полка из Владимира – 12 мая 1877 года – условленную арендную плату Григорий получил.

С 1 августа тот же каменный корпус с принадлежавшими ему службами был нанят Владимирской управой для размещения в нём пленных турок и нижних чинов местного батальона на один год на тех же условиях, но с более низкой платой – по 1900 рублей в год.

В августе Григорий Ерофеев обратился в управу с прошением, в котором указал, что вместо предполагавшихся 280 пленных турок и 200 человек местного батальона в действительности разместили в доме более 300 турок и нижних чинов до 400 человек. «Ввиду излишних расходов на очистку ретирадных мест от излишнего помещения турок и нижних чинов, а также на ремонт дома» Григорий просил власти выплатить ему дополнительно к арендной плате денег «с учётом излишне помещавшихся в казарме людей».

Ерофееву отказали, сославшись на то, что дом нанят с платой помесячно, а не по числу помещаемых в нём людей, количество которых зависело к тому же не от городских властей, а от военного начальства. В народе это называется «перевести стрелки».

Возможно, именно поэтому, Ерофеевы в дальнейшем и не стали соблюдать условия контракта.

Судя по архивным документам, пленным туркам в Ерофеевских казармах жилось несладко. Возникали серьёзные проблемы с отоплением и питанием. Например, по сообщению владимирского воинского начальника в начале 1878-го «одна печь совершенно испортилась, и от накопления дыма таковую топить невозможно». Весной снегом при падении с крыши в помещении выбило стёкла. Летом испортились очаги, куда были встроены котлы для готовки пищи, и «по случаю прогара кирпичей, проходит сильный дым, и потому не представляется возможности, вовремя, приготовление пищи». Все хозяйственные вопросы приходилось решать местным властям.

Необязательный арендодатель

В марте 1878 года в Ерофеевских казармах туалеты были переполнены до такой степени, что ими нельзя было пользоваться. Арендодатель не заботился об их очистке. 22 марта члены Владимирской управы постановили немедленно привести ретирадные места в порядок. И пообещали: если решение не будет исполнено в течение дня, то управа распорядится очистить туалеты в счёт арендной платы Ерофеевых. Так и произошло.

Далее история повторялась неоднократно. Деньги за очистку ретирад, дымовых труб, устройство форточек и т.д. выдавались из арендной платы, полагавшейся Ерофеевым. При составлении городской сметы на 1878 год выяснилось, что у них из полагавшейся по договору суммы вычли 325 рублей.

Сложившаяся практика отношений арендатора и арендодателя действовала и в последующие годы. В сентябре 1880 года брёвна над проезжими воротами Ерофеевского дома угрожали «падением всего». Шесть дней местные арестанты отвозили землю, убирали леса, мусор, очищали канавы, мыли полы и нары. Деньги за проведённые работы вычли из платы арендодателя — в то время власти города обладали политической волей....

...Ерофеевы получали доход, размещая в казармах и другие силовые структуры. 1 сентября 1879 года во Владимирской управе заключили договор с вдовой Прасковьей Ерофеевой (опекуншей над её малолетними детьми Михаилом, Андреем, Марьей и Елизаветой после смерти её мужа Захара Ерофеева) о размещении в верхнем этаже их дома писарского класса и учебной команды 79-го резервного батальона. Плата за зал стоила по 30 рублей в месяц. Какое-то время в доме Ерофеевых находился даже трактир Новосадова.

По окончании Русско-турецкой войны Великолуцкий полк вернулся во Владимир. Солдаты стали жить в Ерофеевских казармах. Воспользовавшись моментом – хозяин дома умер, а многочисленные малолетние наследники не вступили в свои права – городские власти сэкономили деньги налогоплательщиков. Несколько лет дом наследников Ерофеевых нанимался городской управой у конкурсного управления для размещения в нём солдат Великолуцкого полка всего за 500 рублей в год.

Васильевские казармы

Летом 1883 года дом перешёл к купцу Ефиму Васильевичу Васильеву, сдавшему его под казармы за 1500 рублей в год. По истечении срока контракт продлили, и скоро горожане стали называть казармы Васильевскими.

6 февраля 1897 года император Николай Второй посетил московские Спасские казармы и отметил, что «отхожие места в этих казармах несоответственны, дурно построены и служат источником простуды, вследствие чего приказал сообщить кому следует для переустройства этих мест». Указание императора относилось ко всем казарменным помещениям округа, в т.ч. и во Владимире. Но тёплых ретирадных мест при городских казармах, за исключением лазарета, из-за скудости городских средств не имелось. В августе того же года Васильевские казармы отремонтировали, но принятия их городом не последовало. Местные власти указали на необходимость переустройства холодных туалетов для солдат в тёплые...

В XX веке многочисленное семейство боголюбовских крестьян братьев Прокофия, Григория и Захара Ерофеевых ни хорошими, ни плохими делами в истории города Владимира не отметилось. И основательно забылось. Но всё-таки именно благодаря этой фамилии к географическому термину «спуск» добавилось название «Ерофеевский». В наши дни в связи со строительством Лыбедской магистрали Ерофеевский спуск стал одной из самых популярных городских улиц.

Маргарита Владимирская

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Во Владимире создают музей здравоохранения 10 января в 15:08
Музей здравоохранения планируют открыть в 2018 году на базе областного центра медицинской профилактики.
Вместо церкви пошли в ЗАГС 27 декабря 2017 в 13:25
Вековой юбилей отделов записей актов гражданского состояния, который мы отмечаем в этом году, касается всех. Потому что можно быть разных политических или религиозных убеждений, но с 1917 года в России повелось, что если…
Тяжбы благородного семейства 20 декабря 2017 в 14:09
Семейство Бажановых с полным правом можно назвать основателями Лакинска: расти и процветать село Ундол стало после того, как Бажановы перенесли в него свою бумаготкацкую фабрику. Первое время и фабрика, и выросший возле…

Орфографическая ошибка в тексте