19 октября 2011 в 00:20
  1. Общество

Хождения по мукам Дмитрия Суворова

Бывший минер, награжденный медалью «За отвагу», долгие годы добивался статуса участника Великой Отечественной войны  Недавно в Коврове побывали представители Администрации Президента РФ и оргкомитета «Победа». Рассматривали ходатайство активистов «Общероссийского народного фронта» о присвоении городу звания «Город воинской славы».
К вопросу
о статусе
В Федеральном законе от 9 мая 2006 года № 68-ФЗ «О почетном звании Российской Федерации «Город воинской славы» и Указе Президента РФ от 1 декабря 2006 года № 1340 «Об условиях и порядке присвоения почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы» порядок регламентирован. Ковров, увы, регламентам не соответствует. Но сама по себе инициатива ‑ дело благое. Хочется верить, что это не «предвыборная фишка». В чистоте намерений убеждает общественность и участница «Общероссийского народного фронта» Л.Романова в комментарии телекомпании «Мир-ТВ»:
- Помимо морального аспекта здесь идет речь о том, что город берет на себя дополнительные, повышенные обязательства о том, чтобы ежедневно, ежечасно заботиться о наших ковровских ветеранах. Ведь в наших силах сделать жизнь их достойной, яркой и счастливой. Они этого просто достойны - своим трудом, своей жизнью, своей славой они это заслужили!
Об одном из таких «просто достойных» мы сегодня расскажем. Имя его такое же славное, как и биография, ‑ Дмитрий Александрович Суворов. В следующем году он отметит 85-летний юбилей. Дмитрий Александрович переехал в Ковров еще в 50-е годы. Последнее время герой-фронтовик, награжденный боевой медалью «За отвагу», ведет войну… с ковровскими чиновниками.
Юные лица
войны
Счастливое детство Мити Суворова на украинском хуторе оборвалось в годы сталинских репрессий. Его мать, потомственную казачку, объявили врагом народа и отправили на Соловки. Отца как члена семьи врага народа приговорили к исправительным работам, а в 41-м отправили на передовую, где он пропал без вести. Перед войной отец успел жениться повторно, и это спасло Дмитрия от отправки в детский дом ‑ заботу о нем взяла на себя мачеха. Вдвоем с 14-летним пасынком они переехали в Снежнянский район Сталинской (ныне ‑ Донецкой) области, где оба работали в совхозе «Новый Донбасс».
В 44-м перед страной встала проблема восстановления территорий, освобожденных от оккупации. После боев оставались минные поля, а надо было пахать, сеять. Советское правительство, пренебрегая международными законами и правилами, призвало несовершеннолетних ребят на поспешное обучение минерному делу.
19 февраля 1944 года Сталин подписал постановление ГКО № 5216 «О привлечении местного населения к работам по разминированию». В дополнительном постановлении № 6564 от 19 сентября 1944 года оговаривалось, что призыву подлежали лица не моложе 15 лет. Организацию работы возложили на 
ОСОАВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиации и химическому строительству).
Дмитрий Александрович Суворов, которому в 44-м исполнилось 17, разумеется, под действие постановления подпадал, и его зачислили бойцом-минером в состав Снежнянской команды по разминированию территорий и объектов. Обучение заняло 130 часов. Работы продолжались вплоть до мая 1945 года.
Мина - это инженерное изделие, рассчитанное на убийство, так же как и винтовка, пушка, бомба. Их делали ученые. А 17-летним пацанам и девчонкам за пару недель нужно было научиться с ними справляться...
Представьте себе молодого человека, который изо дня в день видит, как гибнут его товарищи, который каждый день думает о том, вернется он сегодня домой или нет...
По документам бойцы-минеры проходили как сельские труженики ‑ в основном трактористы. А разминирование именовалось подготовкой пашни. Этот способ отчетности драматично сказался на дальнейших судьбах подростков.
В 1947 году отряд снежнянских минеров наградили орденами и медалями, некоторых - посмертно. В числе награжденных был и Дмитрий Суворов, который получил медаль «За отвагу».
Приказ Госкомитета обороны, по которому на минные поля посылали подростков, после войны засекретили. С инструкторов, которые проводили учебу минеров, взяли подписку о неразглашении. А в 1962 году во все военкоматы, через которые осуществлялся набор групп по разминированию, направили распоряжение уничтожить архивы.
Вопрос о судьбе и статусе бывших юных минеров обсуждался долгие годы в различных инстанциях, принимались половинчатые и противоречивые решения. Наконец в январе 2000 года был принят федеральный закон, по которому лица, выполнявшие функции саперов с февраля 1944 г. до 9 мая 1945 г., отнесены к участникам Великой Отечественной войны. Удостоверения и свидетельства на новые льготы обязали выдавать органы социальной защиты по месту жительства.
«А по документам
ты ‑ колхозник…»
Поскольку на момент принятия закона Дмитрий Александрович Суворов проживал в Коврове, то именно с ковровским отделом соцзащиты ему пришлось решать вопрос о собственном статусе.
Еще в 1979 году ковровский военкомат вручил Д.А.Суворову удостоверение участника Великой Отечественной войны, а в 1993-м в отделе соцзащиты его дополнили именным талоном-вкладышем. Документ был временный, но соцработники успокоили: окончательную бумагу выдадим, мол, потом, а пока нет бланков.
Эту окончательную бумагу выдали только 6 мая 1996 года. Удостоверение ветерана… труда, награжденного за доблестный труд во время войны.
Поначалу Дмитрий Александрович не обратил должного внимания на этот «нюанс», но с учетом принятого закона «О ветеранах» разницу между трудовой доблестью и боевой отвагой ощутил конкретно. Когда увидел, насколько скромно государство оценило его заслуги перед Родиной.
С какого потолка были взяты исходные данные для расчета пенсии Д.А.Суворову, впоследствии удалось выяснить его дочери Татьяне Дмитриевне Зотковой. По запросу в городской архив она получила доступ к личному делу отца, где обнаружила любопытную справку. Скорее, это можно назвать черновиком записки, где Д.А.Суворова и «наградили» званием ветерана труда, забыв о медали «За отвагу».
Так халатность чиновников ковровской мэрии, в состав которой тогда входил отдел соцзащиты, вкупе с секретностью сталинских времен стала приговором фронтовику.
В мае 96-го у Дмитрия Александровича случился инсульт, а в ноябре он уже стал инвалидом 1-й группы, самой тяжелой, пожизненной. И когда дочь героя войны Татьяна Дмитриевна в очередной раз пришла в отдел социальной защиты за этой самой защитой, ей заявили: «У вашего отца и так пенсия немаленькая, вон еще и за инвалидность получает…».
«Немаленькую» пенсию он получал вплоть до 2010 года, до юбилея Победы. В тот год всем фронтовикам выплачивали единовременно по 5 тысяч рублей. Суворову не выплатили. Старик сидел дома, смотрел трансляцию парада Победы и плакал.
- Мне было очевидно, что «победную премию» отец не получит из-за той канцелярской ошибки, - рассказывает дочь фронтовика Татьяна Дмитриевна. ‑ Но папа настоял, чтобы я пошла в отдел соцзащиты и все проверила. Мол, просто забыли, наверное. Я пошла. Меня в очередной раз упрекнули в алчности и отправили восвояси. Вдогонку услышала: «Каждый колхозник норовит себе пенсию участника войны выбить…». Тогда решила ‑ хватит просить, пора требовать. И отправилась в суд.
Иск Д.А.Суворова об установлении факта участия в работах по разминированию был удовлетворен после первого же заседания. В ноябре 2010 года он получил удостоверение участника Великой Отечественной войны, а в декабре впервые за долгие годы ‑ пенсию, на которую был вправе рассчитывать с 1996-го.
Реакцией чиновников на иск Суворова стала безуспешная попытка обжаловать судебное решение. Сейчас такую же оборонительную позицию заняло ковровское отделение Пенсионного фонда, от которого дочь Дмитрия Суворова добивается перерасчета пенсии за период с 1996-го по 2010 год.
От иллюзий о гуманизме ковровских клерков Татьяна Дмитриевна избавилась давно. За годы хождений по инстанциям она нарастила изрядные юридические мускулы, вооружилась ссылками на российское законодательство и без боя не сдастся.
Но если бездушие чиновников в России ‑ явление естественное, то активистам-общественникам эти пороки должны быть чужды, на то и общественники. В этой связи вопрос: почему на протяжении года (пока длилось разбирательство Суворова в суде) ни совет ветеранов, ни активисты того же «Общероссийского народного фронта» не проявили ни малейшего интереса к судьбе героя войны? А ведь о судебной тяжбе сообщали ковровские газеты, более того, к совести ковровских общественников взывал председатель первичной организации совета ветеранов войны города Снежнянска В.Цоков. Именно ветераны-общественники из Донецкой области собирали свидетельства и писали письма в защиту Дмитрия Суворова. К слову, на Украине вопрос о статусе бойцов-минеров давно уже решен, все земляки Дмитрия Александровича давно уже получают пенсию участников войны.
В Коврове общественники пока заняты статусом города в целом. Но будем верить в хорошее и надеяться, что и до статуса конкретного фронтовика черед дойдет…

 
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Должность директора департамента здравоохранения Владимирской области перестает быть вакантной 28 минут назад
3 июля в обладминистрации прошел второй очный этап отборочного тура на должность руководителя облздрава. В конкурсе участвовали 9 кандидатур, до второго отборочного тура дошли четверо.
В центре Александрова высадился космонавт два часа назад
Наши коллеги из издания "Уездный город Александров" сообщают о новой скульптуре,которая появилась возле Александровской центральной библиотеки.
Во Владимирской области возобновляются репетиции в учреждениях культуры сегодня в 17:27
Артистов региона - профессиональных и самодеятельных - снова приглашают на сцену. Губернатор Владимир Сипягин внёс соответствующую поправку в Указ от 17.03.2020 № 38 «О введении режима повышенной готовности».