24 июля 2013 в 20:20
  1. Общество

Эхо 1943-го

Фото: Михаила ЕГОРОВА
Владимирские поисковики нашли в Камешковском районе американский самолет. Активисты поискового движения открывают новые страницы истории Великой Отечественной войны. Оказывается, на территории современной Владимирской области, где боевых действий не велось, с 1941-го по 1945-й упало 56 самолетов!

Почему самолеты падали в тылу?
Когда в 2011 году в Судогодском районе был найден разбившийся бомбардировщик, казалось, что это случай из ряда вон выходящий. Однако командир поискового отряда «Небо Родины» Евгений Агафонов, отправившись в архив Министерства обороны за подтверждающими документами, случайно наткнулся на данные о двух других аналогичных авиакатастрофах.
- Начали проверять дальше, и цепочка потянулась, - рассказывает Евгений, - Киржач, Слободка, Ундол, Владимир, Ковров, Вязники, Петушинский район, Добрынское.
За неполные полгода архивных поисков стало известно о 56 упавших в нашем регионе самолетах. И это, вероятно, неполный список, т.к. не все доступные документы еще изучены.
Масштаб небоевых потерь объясняется сразу несколькими обстоятельствами. Во-первых, у нас базировались авиационные полки дальнего действия: под Киржачом, под Ковровом, в Ундоле. Бомбардировщики нередко возвращались с боевых вылетов с повреждениями и не дотягивали до аэродромов. Во-вторых, через нашу область проходили воздушные трассы, по которым самолеты перегонялись с завода на фронт. И уже на этапе транспортировки случались отказы техники ‑ двигатели в то время были не очень надежными. Среди причин аварий называются и ошибки экипажа, и внезапное ухудшение метеоусловий. По всей вероятности, гибли у нас и экипажи полков особого назначения, выполнявших транспортное обеспечение штабов высшего уровня, первых лиц государства, секретных частей и конструкторских бюро. Поисковики полагают, что нашли как раз один из таких самолетов, но собрать информацию о нем очень сложно.
Поисковый отряд «Небо Родины» пытается установить подробности этих трагедий: сначала по архивным документам, а потом - на местности. Цель раскопок ‑ найти номерные детали машин, позволяющие однозначно идентифицировать самолет, установить имена членов экипажа, чтобы увековечить их память и сообщить родственникам о месте захоронения летчиков. В этом году в разработке у поисковиков ‑ 4 разбившихся самолета.
Секретный «ерш»
Дальше всего дело продвинулось в Камешковском районе, в лесу близ деревни Палашкино. 29 июля 1943 года там разбился американский бомбардировщик А20 «Бостон». Эти самолеты поставлялись в Советский Союз по ленд-лизу и переоборудовались под ночные истребители. Просторные «Бостоны» оснащали радиолокационным оборудованием, которое в те времена было ламповым, а потому громоздким. На отечественные аналоги оно просто не помещалось. За специфический внешний вид, а самолет как будто «щетинился» антеннами, эти машины прозвали «ершами». Их планировали использовать для прикрытия наземных целей от бомбежек в условиях слабой видимости. Арсенал средств обнаружения самолетов в те времена был небогатый: бинокли в сочетании с прожекторами. Поэтому первые радиолокационные станции стали поистине новым словом военной техники. Правда, применять их начали лишь в 1944-м. А Камешковская трагедия произошла в самом начале знакомства с радиолокацией советских летчиков. Сталин дал указание сформировать дивизию ночных истребителей в июле 1943 года. Таким образом, полет, закончившийся в Камешковских лесах, был одним из первых.
Летел тот «Бостон» из Ряжска на Иваново, где должен был развернуться на Орехово-Зуево и оттуда вернуться в Ряжск. Тренировка заключалась в полете «вслепую», т.е. без наземных ориентиров ‑ исключительно по пеленгу радиостанций.
В воздухе самолет находился не более получаса, когда попал в грозовое облако. Оттуда, по свидетельству местных жителей, истребитель вывалился по частям.
- Возможно, летчик потерял в облаке пространственную ориентацию и создал перегрузку на самолет. Консоли крыла отвалились, не выдержав перегрузки, а затем и сама машина рухнула на землю под острым углом, - воссоздает картину произошедшего командир поискового отряда «Небо Родины» Евгений Агафонов.
Тренировочные полеты во время войны выполнялись с полным боезапасом - летчик должен был научиться управлять самолетом в таком режиме. У тех, далеко не совершенных, машин на управляемость влиял каждый лишний килограмм. Поэтому при падении самолет взорвался, и потом еще долго горели в лесу три тонны топлива и рвались снаряды.
В соседнем поселке Мирный живет свидетель трагедии. Тогда он был 10-летним подростком и, конечно, прибежал к месту падения самолета. Останки летчиков, фрагменты одежды и детали самолетов, говорит, висели на деревьях. Потрясение от увиденного было настолько велико, что даже спустя 70 лет, он смог подсказать поисковикам район катастрофы.
Вскоре после аварии, по воспоминаниям старожила, прибыла комиссия. Легкие военные самолеты садились прямо на поле. Район крушения оцепили, пригнали солдат, и те что-то искали. Командир поискового отряда «Земляк» Олег Гуреев предполагает, что перед комиссией стояла задача эвакуировать остатки радиолокационного оборудования, которое в то время было новейшей советской разработкой.
173-й авиационный полк особого назначения, базировавшийся в Ряжске, был секретной частью. Весь личный состав прошел тщательный отбор по линии НКВД. Экипажу под страхом трибунала приказывалось не покидать самолет после приземления, пока около него не выставят охрану.
Возможно, именно по причине секретности погибших в 1943 году офицеров исключили из штата лишь в 1947-м, когда дивизия была перевооружена, а «Бостоны» - с предварительно демонтированным оборудованием - возвращены американцам.
Работа над ошибками
Из тех же соображений секретности, а может, по небрежности, памятник на братской могиле экипажа в селе Палашкино содержит неточности. Во-первых, надпись на нем гласит, что погибли летчики в бою с немецко-фашистскими захватчиками, а во-вторых, с именами похороненых ‑ путаница. Вместо штурмана лейтенанта Абоимова Руфима Александровича на могильной плите значится некто Олейников. У воздушного стрелка Якименко Петра Порфировича указаны другие инициалы. Со временем поисковики намерены исправить ошибки на братской могиле.
А пока рядом с воронкой они установили деревянный крест с именами летчиков. Место, кстати, приметное - у развилки лесных дорог, почти под линией электропередачи.
Табличка на кресте гласит: «Здесь 29 июля 1943 года в результате авиакатастрофы самолета А-20 «Бостон» 173-го авиационного полка особого назначения дальнего действия погиб экипаж:
Летчик Старший лейтенант Медведев Константин Андреевич 1911 г.р.
Штурман Лейтенант Прозоров Алексей Степанович 1918 г.р.
Штурман Лейтенант Абоимов Руфим Александрович 1917 г.р.
Воздушный стрелок Старшина Якименко Петр Порфирович 1914 г.р.
Вечная память защитникам Родины!»
Во время раскопок воронки усилиями поисковых отрядов из Владимира, Гусь-Хрустального, Судогодского и Камешковского районов были найдены две шильды двигателей, позволяющие идентифицировать самолет. Теперь со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что в окрестностях Палашкино разбился тот самый «Бостон».
Однако обстоятельства и причины трагедии, по мнению поисковиков, требуют переоценки. Во время войны вину за потерю самолета, как они считают, просто списали на погибшего командира экипажа. Мол, в нарушение инструкции решил пробить грозовое облако, хотя метеосводка на тот день указывала на плохие погодные условия. А Медведев был очень опытным летчиком, заместителем командира эскадрильи. Он летал в составе 57-го бомбардировочного авиаполка в первый период Сталинградской битвы, был награжден орденом Красной Звезды. Оба штурмана служили в 651-м истребительном полку ПВО, прикрывали Москву от ночных налетов немецких бомбардировщиков в 1941-1942 годах. Все они участвовали в воздушных боях в самых разных погодных условиях. Поисковики склоняются к тому, что экипаж ‑ не виновник, а скорее, жертва трагедии, тем более что переоборудован «Бостон» был незадолго до нее.
Известно, что из 32 самолетов 173-й полк в тренировочных полетах и на посадках разбил шесть. И это, вполне вероятно, была первая из аварий. Вполне возможно, что экипаж не до конца освоил матчасть нового самолета. В статье Н.Медведь и Виктора Марковского «Ночные «ерши» указывается на сложности в обращении с «Бостонами»: «Освоению матчасти мешало лишь одно «непредвиденное» обстоятельство: вся эксплуатационная документация оказалась на английском языке. В полках его никто не знал, позаботиться о переводчике, как водится, не удосужились, а появление инструкторов-американцев возле секретной техники было исключено. Выручали доступность агрегатов и смекалка, с помощью которой «технари», кто во что горазд, пытались читать инструкции и описания. Некоторым из них, проявив недюжинное упорство, удалось-таки освоить «американский» язык. Но когда из Москвы наконец поступили «цивилизованные» переводы, они и сами были поражены тем, насколько мало общего имели их «опусы» с оригиналами».
В общем, будет еще над чем подумать, глядя на обломки «Бостона», которые поисковики нашли в воронке и в радиусе полутора километров от нее: сплющенные фрагменты дюралевой обшивки, обгоревшие куски двигателя, циферблаты приборов, гильзы и даже подошва ботинка. Часть находок передадут в местный школьный музей, Камешковский краеведческий музей и Владимиро-Суздальский музей-заповедник в качестве иллюстрации к малоизвестной стороне истории Великой Отечественной войны.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
сегодня в 16:16 Отца русской авиации Николая Жуковского окрыляло родное имение Орехово
Старинная дворянская усадьба в деревне Орехово в Собинском районе Владимирской области продолжает дарить удивительные открытия всем, кто сюда приезжает. Это Дом-музей отца русской авиации, основоположника аэродинамики Ни…
сегодня в 14:40 Во Владимирской области разработали особенный маршрут с конями
Если задуматься, то существует не так много оригинальных туристических маршрутов. Классические достопримечательности и хороший шопинг, курортный комфорт и экскурсии по местам «киношной славы» - все это здорово, но есть ч…