18 июня, 03:52
11 декабря 2013 в 18:43

Сколько стоит «поднять» завод

Фото: Владимира ЧУЧАДЕЕВА
В январе прошлого года был остановлен знаменитый Хрустальный завод в Гусь-Хрустальном. Тогда это событие вызвало большой резонанс на областном и федеральном уровнях. Еще бы, столь знаковое для всей страны предприятие закрылось навсегда! Скандал! Но региональные власти еще тогда заявили: не навсегда. Завод будет восстановлен. Сейчас слово подтверждается делом. И вот мы проанализировали, как это было...

Почему завод закрылся
Причин на самом деле много. Кризис отрасли. Избыточные социальные обязательства. Устаревшие коммуникации, практически гарантирующие огромные потери. Энергозатратное оборудование с советских времен - себестоимость производства на котором не выдерживала все возрастающей конкуренции на рынке.
Ну а главное ‑ ресурсы завода годами и десятилетиями растаскивались теми, кто сам же на нем и работал. Я в данном случае никого не осуждаю. Люди по мере сил пытались выжить в сложные времена. Я просто констатирую факт. Вот только принцип «если у большого отнять немножко, это не грабеж, а просто дележка» в данном случае сработал на развал предприятия. Завод, как перегруженный плот в открытом море, не выдержал и перевернулся.
Я сама родом из Гуся. Уехала оттуда довольно давно, но помню с детства, что так называемое «гладье» или «белье» с предприятия выносили всегда. Когда ни о перестройке, ни о мировых кризисах еще и речи не было. Ну как же ‑ ты хозяин, а не гость, унеси хотя бы гвоздь...
А уже после перестройки, когда вся страна сидела без зарплат, тенденция усилилась. По некоторым данным, воровали до половины «гладья». В каждом втором гараже города мастеров народ занимался самопальной огранкой. А потом продавал свои поделки на рынках станции Вековка, в самом Гусе и окрест - по ценам намного ниже заводских. Одно время даже звучала космическая цифра якобы годового оборота этих хрустальных развалов ‑ 6-7 миллиардов долларов! Не уверена в ее реальности, но покупали посуду тогда именно на этих развалах. Людям было неважно, оригинальный товар они покупают или самопальный. Хотя в гараже невозможно воссоздать весь производственный цикл и гарантировать качество. У моей знакомой москвички огромная ваза, купленная ею по дешевке на Вековке, лопнула прямо на журнальном столике. Но цена в нашей стране до сих пор ‑ определяющий фактор.
Кстати, эти рынки практически захирели как раз после остановки ГХЗ. Там продают лишь китайские и прочие завозные недорогие изделия. Гусевского хрусталя практически нет. Тащить стало неоткуда?
Владельцы предприятия в нулевые годы менялись чуть ли не ежегодно. Оно не раз банкротилось. Вкладывать в завод при неясных перспективах на спрос долго никто не хотел.
Возрождать,
нельзя откладывать
В апреле, фактически перед стартом реконструкции, я побывала на ГХЗ вместе с новыми собственниками. Специально попросила их провести экскурсию для «ВВ». Хрустальный завод тогда был больше похож на декорации к апокалиптическому фильму. Холод. Мрак. Серые стены. Горы мусора. Какие-то ржавые балки, древние облезлые станки, ящики, битое стекло... Эмоций я не скрывала ‑ что тут восстанавливать? Все сравнять с землей и строить заново (кроме специального большого выставочного зала, где бережно хранятся образцы уникальных изделий). Причем строить лучше на новом месте, чтобы гнилые коммуникации не перекладывать.
- Нельзя, - прозвучало в ответ. - Этот завод ‑ основа основ города. Фактически - его символ. В другом месте это будет уже совсем другое предприятие и другая история.
Возрожденный ГХЗ (теперь это юридическое лицо «Хрустальный завод имени Мальцова»), по задумке инвесторов, больше не будет заниматься производством массовой продукции: рюмок, стопок, лодочек, лебедей, типовых люстр. На рынке они в прежних объемах не нужны. Если снова за них взяться, будет, что называется, «ни уму, ни сердцу»: искусства в ширпотребе никакого, а заработать на маленьких партиях дешевого товара еще никому не удавалось. К тому же с «левым» рынком ширпотребной продукции легальному предприятию конкурировать нереально.
Идея ‑ сосредоточиться на выпуске эксклюзивных, высокохудожественных изделий. Прибылей от этого проекта собственники тоже в принципе не ждут. Зато пойдет новый этап развития знаменитого бренда.
Но восстановление получается муторным и дорогим «удовольствием». Муторным, потому что подрядчика, сдающего под ключ готовое производство такого рода, нет. Это очень сложный объект с точки зрения его безопасного обустройства. Поэтому на работы привлекаются десятки специализированных фирм, владеющих соответствующими опытом и технологиями.
Деньги
Земли «под заводом» более 10 гектаров. Ее нынешние собственники выкупили у города. Без земли рассчитывать на кредит от банка не приходилось. Размер кредита ‑ 80 миллионов рублей. Переговоры о нем велись несколько месяцев. В итоге помогла губернатор Светлана Орлова, лично объяснившая банкирам важность для города и области этого проекта.
Общий размер инвестиций потянет вместо первоначально запланированных 95 миллионов рублей на 100-110 млн. Деньги уже пошли на выкуп земли и имущества (порядка 16% всех затрат), разработку проектно-сметной документации (6%), ремонтно-восстановительные работы четвертого цеха, где и будут производить хрусталь (33%), возведение новых печей (33%), постройку современной котельной взамен устаревшей (12%)... Кстати, рост затрат связан в том числе с тем, что строить котельную изначально не планировали.
По задумке инвесторов, производство красивой штучной продукции станет хорошим манком для туристов. Как, например, в Венеции, где гости могут воочию увидеть создание стеклянного или хрустального шедевра. А то и сами могут «дунуть» в инструмент стеклодува. А чем мы хуже?
Огромного многотысячного штата на заводе не будет. В новый цех наберут не более 100 человек. Инвесторы еще весной при мне просили художников высказать собственные рекомендации по обустройству их будущих рабочих мест: «Планировка корпуса должна проводиться с вашим участием. Это принципиально. Это делается прежде всего для вас».
...Пробные пуски первой очереди запланированы на конец этого года. «Получится?» - поинтересовались мы у инвесторов. «Должно получиться», - прозвучало в ответ.

Прямая речь

Светлана Орлова,
губернатор Владимирской области:
- Это исконно для города - завод по производству хрусталя. Это история России, история Гусь-Хрустального. Отрадно, что директор
ВЭМЗа Алексей Русаковский, настоящий производственник, думает еще и о другом производстве. Будем надеяться, что первая очередь завода будет пущена. Вторая - более трудоемкая. Она требует подключения к федеральным программам. Одна из них - по линии Минкультуры. Вторая - по брендированию российских товаров - по линии Министерства промышленности. С этим постараюсь помочь.

Алексей Русаковский,
гендиректор ГК ВЭМЗ,
представитель инвестора:
- Кредит банку будем гасить за счет других своих бизнесов. Потому что проект возрожденного ГХЗ не окупится. Но связываться с ним все равно стоило. Есть имя, есть бренд... Это такие вещи, которые терять нельзя ни в коем случае. Фактически это сохранение города. Весь Гусь-Хрустальный живет вокруг названия «Гусевской хрустальный завод».

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
В Муроме из-за жуткой антисанитарии закрыли плодово-овощную базу вчера в 17:57
В Муроме сотрудники Роспотребнадзора провели внеплановую проверку деятельности оптово-розничной базы «Овощи, фрукты, бакалея» на улице Воровского, д. 86. Проверка показала, что предприятие создаёт реальную угрозу жизни и…
Екатерина Краскина пришла на работу в мэрию Владимира вчера в 17:15
Председатель регионального отделения общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России» во Владимирской области с 13 июня работает заместителем начальника управления городскими проектами администрации горо…
Во Владимирской области началось великое переселение мировых судей вчера в 16:01
Во Владимире открылся первый в регионе Дом мировой юстиции. До конца года новоселье справят мировые судьи Суздаля, Судогды, Вязников и Собинки, пообещал губернатор Владимир Сипягин.