21 июля 2015 в 16:47
  1. Культура

Линас Зайкаускас: «Зачем мне дядя-режиссер?»

Фото: Владимира Чучадеева
Литовский театральный режиссер Линас Мариюс Зайкаускас - настоящий «человек мира». Гражданин ЕС. Женат на русской. Выпускник Ленинградской музыкальной академии имени Римского-Корсакова. Спектакли ставит от Литвы и Польши до России и Турции. Во Владимирском академическом театре драмы с сентября 2009 года тоже есть его работа - «Король Лир» по Шекспиру. Лично я считаю этого «Лира» лучшей постановкой текущего репертуара нашего театра. Сейчас Зайкаускас снова во Владимире, репетирует «Пять вечеров» по пьесе Александра Володина. Это интервью состоялось сразу после одной из репетиций спектакля. Мы попробовали выяснить, почему режиссер спектаклей по пьесам Чехова и Шекспира решил попробовать себя в жанре соцреализма? Какой реакции на свою работу ждет от зрителей? И тяжело ли сейчас литовцу в России?

- Линас, все эти шесть лет вы вспоминали о Владимире и своей работе в нашем городе?

- Конечно. Я люблю ваш город, ваш театр. Мы поддерживаем дружеские отношения с Любовью Гордеевой, с Борисом Григорьевичем Гуниным и другими людьми театра. И я всегда охотно вспоминаю работу над постановкой «Короля Лира». Все тогда складывалось очень уютно и приятно. О результате судить не берусь, это ваша, зрительская привилегия. Но признаюсь ‑ тогда первый раз в жизни я задремал на третьей генеральной репетиции. Это значит, что все шло очень удачно.

- Но вы же понимаете, что даже самые преданные поклонники того спектакля будут ждать от новой постановки того же уровня и тех же эмоций?

- Знаете, любой творческий человек работает прежде всего для себя. И вот для меня эта работа ‑ нечто новое. Я почти всегда ставил спектакли с метафорами, с поэтическими ребусами, костюмным антуражем. А тут стилистика такого киношного гиперреализма. Но я люблю пробовать новое.

Конечно, я надеюсь оправдать ожидания людей, которые придут на премьеру. Но скажу так. Я считаю неудачным спектакль, с которого уходит большинство зрителей. И так же ‑ спектакль, с которого не уходит никто. Потому что если что-то нравится всем без исключения, главным образом - это попса или китч. Как картины на Монмартре или Арбате. Это имеет право на жизнь, но это не искусство. Поэтому я даже хочу, чтобы кто-то ушел со спектакля. И лучше - громко хлопнув дверью. Но боюсь, что после «Пяти вечеров» хлопать дверями не будут.

- Почему выбраны именно «Пять вечеров»?

- Идея театра. Но мне эта пьеса всегда была очень... мила и приятна. Как хороший сладкий чай. Или красивая девушка, которая идет по улице. «Пять вечеров» - нестандартное произведение. Оно написано в конце 50-х годов ХХ века и выглядело довольно революционным для советской литературы. Хотя в целом, честно говоря, я невысокого мнения о советском искусстве. До 40-х оно как-то держалось: за счет творцов, рожденных до революции, таких, как Ахматова, например. А потом уже любое творчество, не соответствующее принципам соцреализма или не понравившееся партийным деятелям, планомерно и успешно убивалось той средой.

- Что значит «убивалось»? Пушкина с Моцартом никакой революцией не убьешь.

- Революцией может и не убьешь, но... Пушкин не жил при советской власти, а Моцарт - в Третьем рейхе. Вообще-то, Пушкиных и Моцартов по определению много не бывает. Больше просто хороших творцов: Леонкавалло, Доницетти, если говорить о композиторах... Володин - тоже, думаю, из этого уровня. Они все прелестны, но они не Пушкины. И вот просто хороших творцов задавить, к сожалению, еще легче.

- За шесть лет труппа нашего театра сильно изменилась. Выбрать актеров в «Пять вечеров» было легко?

- Легко. Мне дали абсолютную свободу выбора. У нас прошел кастинг. Я считаю, что выбрал на эти роли самых лучших актеров. Это не значит, что другие артисты в театре менее талантливы. В вашей труппе есть много прекрасных актеров, но на другие образы. А вот на эти образы из пьесы Володина лучше всего попадают именно Гордеева, Круценко, Демидова, Шалухин...

- Вы уже несколько лет режиссер-фрилансер. Не проще было оставаться главрежем?

- Каждая палка имеет два конца. С одной стороны, проще быть свободным художником. Ты отвечаешь только за качество конкретного спектакля. У тебя намного больше времени на другие занятия. А у главрежа этого времени практически нет, потому что он отвечает буквально за все, и должен вникать во все организационные моменты - от личных проблем актеров до гвоздей и бюджета. Зато у главрежа есть серьезный плюс - гарантированное место работы с зарплатой. В кризис это особенно важно.

- Спустя годы после премьер вы интересуетесь судьбой своих спектаклей?

- Физически невозможно проследить за всеми спектаклями. Но информация до меня доходит. Практически в каждом театре завязываются дружеские отношения, так что друзья потом рассказывают, как живут мои постановки. Но смотреть их спустя годы я немного побаиваюсь. Потому что знаю: через год то, что я поставил, даже при бережном отношении сильно изменится. Иногда слишком сильно. А иногда до неузнаваемости. Спектакль ‑ живой организм, так что как-то само собой все постепенно переделывается.

Помню, приехал в один город с очень хорошим театром, где я раньше ставил спектакль с прекрасными актерами. Они обрадовались ‑ «завтра вечером снова ваш спектакль, приходите обязательно». Я пришел. А в антракте с криком побежал к ним сообщить, что я этого спектакля не ставил.

- Насколько вам тяжело работать с российскими театрами и вообще в России?

- Не тяжело абсолютно. Просто надо изначально учитывать разность менталитетов. Западный менталитет - рациональный. А славянский - очень эмоциональный. Эмоциональное всегда более лениво. Так что иногда надо уметь вставлять артистам «батарейки», чтобы они не ленились, тогда все хорошо получается.

Что касается работы в целом в России, то здесь мне очень комфортно. В России живет много прекрасных людей - моих друзей и приятелей, с которыми мне очень нравится находиться рядом. Конечно, мне может не нравиться политика властей страны, но я же понимаю, что Правительство РФ ‑ это еще не Россия. Как парламент Литвы ‑ еще не Литва. И я честно работаю в любой стране. Какие при таком подходе могут быть сложности?

- У вас отличный русский язык, акцент совсем крохотный ‑ так сказать, для шарма. А на каком языке вы говорите с актерами в Польше, например, или в Румынии?

- В Польше ‑ на польском, я его знаю. А в Румынии общался на русском. Там очень много выходцев из Молдовы, которые прекрасно знают русский и румынский и работают переводчиками.

- В режиссеры многие приходят из актерства. Вы актером никогда не были. Как вообще выбрали эту профессию?

- К актерству я действительно никогда не стремился. Не хотел на сцену. И потом, зачем мне какой-то дядя-режиссер, который будет мне указывать, что делать и кого как играть? Во времена СССР это было важно в том числе идеологически. Если я считал, что идейные коммунисты за уничтожение миллионов людей будут гореть в аду, то как мне их играть, как им сопереживать?

Ну а в детстве я вообще не думал ни об актерстве, ни о режиссуре. Музыку тем более терпеть не мог. Поскольку меня с детства родители заставляли ею заниматься. Я страшно ненавидел это дело. Все парнишки бегали с мячиком, а я часами сидел и бацал на фортепьяно. Когда мог, филонил ‑ укладывал вместо нот книгу, читал ее и бацал, как придется. Чтобы не застукали. И мечтал заниматься чем-то таким, где не надо ничего бацать. Так и дорос до любимой профессии ‑ режиссера, который, с точки зрения большинства, только книги читает и ничего не делает. Как моя дочь в детстве рассуждала: «Вон папа идет с работы. Скажет, что устал. А с чего он устал? Чего он такого на работе делает? Просто сидит, пьет кофе и кричит на актеров».

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Во Владимирской области состоится акция «Ночь кино» 16 августа в 14:55
Владимиро-Суздальский музей-заповедник присоединился к Всероссийской акции «Ночь кино». Открытые кинопоказы состоятся в музейном центре «Палаты», в Суздальском Кремле, а также в визит-центре Усадьбы В.С. Храповицкого в М…
Мастерица Людмила Яндола из Владимира открыла первую выставку лоскутных картин 15 августа в 08:45
Увидеть необычные работы мастерицы можно в Доме фольклора на улице Георгиевской, 2б, Организовал персональную выставку лоскутного шитья Областной Центр народного творчества.
Джерард Батлер "содрал" интригу у "Стрелка" Антуана Фукуа 13 августа в 21:00
Харизматичный актёр вернулся к роли суперсекъюрити