28 мая, 04:00
6 октября 2015 в 18:27

Вернуть вытрезвители, нельзя откладывать

В России последний вытрезвитель был закрыт в октябре 2011 года. Во Владимире это произошло еще в 2006 году. Но пить-то меньше граждане не стали. В России более пяти миллионов алкоголиков, а 500-700 тысяч ежегодно умирают от алкоголя, пьяными земерзают на улицах или попадают в жуткие аварии. Так что с исчезновением вытрезвителей проблема не исчезла - ее просто переложили на систему здравоохранения. А платит за это бюджет. Пьяницы стали, скорее, медицинской, нежели социальной проблемой.

Инсульт и белая горячка в одной палате?

Во Владимире раненых пьяных «скорые» везут в БСП, а «просто» пьяных ‑ в городскую клиническую больницу № 5 «Автоприбор - Точмаш». При этом ясно, что сотни людей, которым реально нужна помощь врачей, балансируют на грани жизни и смерти из-за того, что врачи тратят время на алкоголиков.

- Разумеется, и пьяным необходимо оказывать помощь, - говорит главврач пятой больницы Сергей Замковой. - Но делать это нужно в специальных заведениях, а не в обычных больницах, где выхаживают соматических больных. Вы представьте: ваш тяжелобольной родственник лежит в одной палате с человеком, которого подобрали на улице. Тот в грязной одежде, в рвоте, не раз сходил под себя. Он громко ругается матом, агрессивно себя ведет, может напасть с кулаками, побить стекла, поломать оборудование. Это человек, у которого могут быть заразные заболевания. Это человек, который, едва придя в себя, скорее всего, потребует «продолжения банкета». У нас были случаи, когда мы оказывали неотложную помощь одним и тем же людям дважды за ночь. Они приходили в себя, покидали больницу, тут же напивались снова и через 2-3 часа возвращались к нам.

О том, что надо усовершенствовать и вернуть систему вытрезвителей, говорят медики по всей стране. Тут потрясающее единодушие: нужны новые специальные учреждения, где с пьяными пациентами будут работать не только врачи, но и полицейские. Замковой и завотделением реанимации пятой больницы Игорь Исправников согласны - проблема не просто назрела, а перезрела».

Кстати, упившихся граждан откачивают именно в реанимации. Там всего шесть коек. А пьяных в сутки поступает от двух до восьми человек.

- Реанимационное отделение у нас стало, по сути, токсикологическим центром, - говорит Исправников.

Больница - не ночлежка!

- Одно дело, когда мы все силы отдаем, чтобы спасти полезного члена общества, человека, который ценит свое здоровье, но к нам попал с обострением хронических заболеваний или в остром состоянии. И совсем другое ‑ когда мы тратим и так ограниченные ресурсы на людей, у которых лишь одна цель в жизни - на дне стакана. Помогать им - неблагодарное занятие. Но дело даже не в этом. Мы всем обязаны помогать. Но разве нормально в реанимации тратить на алкоголика больше внимания, чем на больного с инсультом? Это гуманно? Идет огромная непрофильная нагрузка на персонал, у которого и так много работы с соматическими больными. Им прежде всего нужно наше внимание! Разве больница ‑ это ночлежка? Сам принцип решения этой проблемы ‑ неправильный. Ненормально, когда мы должны первым принимать алкоголика, если «скорая» привезла его всего на 30 секунд раньше человека с инфарктом! Но делать иначе ‑ нарушение!

Кстати, о «ночлежках» - через приемный покой пятой больницы с начала года прошло уже больше 115 нетрезвых человек. Это даже не люди с острой интоксикацией, а просто те, кому надо отоспаться под присмотром. Это рациональное использование больничных коек? В придачу к ним (на 1 сентября) в реанимации побывали 56 граждан, упившихся до психозов, белой горячки и комы (в прошлом году - 142, в позапрошлом ‑ 138).

Цена вопроса

Кажется, правота медиков очевидна. Никто не спорит - «алкоголики тоже люди». Но денег в медицине не хватает даже на «нормальных» больных. Разумно ли огромные средства тратить на вытрезвление пьяниц. Это ни много ни мало от 15 до 80 тысяч рублей на человека: лекарства, работа оборудования (иногда пьяницам нужен даже гемодиализ), зарплаты медиков, койко-место... Напомним - платит за все это бюджет. Мы с вами. А с какой стати?

В СССР и в России за постой в вытрезвителе человек платил сам. В Белоруссии эта система действует до сих пор. Если у него нет денег на штраф, это можно было отработать общественно полезным трудом.

- Нужно специальное отделение для пьяниц. Не обязательно называть его вытрезвителем. Можно политкорректно: центр адаптации или дезинтоксикации. Но там должны быть и медики, и полиция. Эти люди часто неадекватны и социально запущены, - говорит Замковой. - Они нуждаются в помощи - но они не должны находиться в одной палате и в одном отделении с соматическими больными.

- Эти «пьянобольные» дезорганизуют нашу работу. По своей сути острая алкогольная интоксикация является кратковременным, острым органическим психозом, - говорит Исправников.

О необходимости возродить вытрезвители уже говорили и глава МВД Колокольцев, и министр здравоохранения Скворцова. Но пока это лишь разговоры. Скорее всего, федералы отдадут проблему на откуп регионам. Наш губернатор уже высказывалась за необходимость возрождения вытрезвителей в городах с населением свыше 100 тысяч человек.

Медики ждут и надеются.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Сельский староста Анатолий Антонов: «Новое станет самым красивым!» 23 мая в 15:43
Анатолия Антонова старостой села Новое Ивановского сельского поселения Ковровского района выбрали два года назад. Как говорят сейчас сами жители, до него староста в Новом только числился. «ВВ» пообщались с главным новинс…
Владимирцы пошли служить в Президентский полк 21 мая в 11:01
Дюжина владимирских парней отправилась служить в Кремлевский Президентский полк, которому в апреле этого года исполнилось 80 лет. Их провожали под песни курсантов ВЮИ УФСИН и показательные выступления школьников из Собин…
Марк Фурман: 50 лет в строю 18 мая в 15:08
Полвека назад, 15 мая 1968 года, во Владимирском областном бюро судмедэкспертизы начал работать молодой врач Марк Фурман. Сегодня он продолжает работать судмедэкспертом, демонстрируя завидное профессиональное долголетие.…

Орфографическая ошибка в тексте