7 декабря 2016 в 17:38
  1. Общество

Владимирские приюты для животных: почти на голом энтузиазме

Президент Путин за последние две недели дважды коснулся наболевшей темы бездомных животных. Внимание главы государства позволяет надеяться на подвижки на местах. 25 ноября на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Путин предложил реанимировать законодательную инициативу зоозащитников (в том числе и владимирских), которая пылится в недрах Госдумы уже шесть лет. Она касается цивилизованного порядка обращения с животными. А 2 декабря в Послании Федеральному Собранию президент подчеркнул, что в вопросе создания гуманной системы обращения с бездомными животными власти должны опираться на общественность.

Чуть ранее депутаты Владимирского горсовета обсудили план действий в этой сфере. Народные избранники предложили ввести налог на домашних животных. Для тех, кто стерилизует питомца, ставку предлагается снизить. Чтобы осуществить задумку, потребуется обязательная регистрация и чипирование всех животных в городе. Прозвучали предложения не возвращать отловленных животных в естественную среду после стерилизации. Но поскольку существующие приюты и так переполнены, необходимо строить муниципальный приют неограниченного приема.

Мы обратились к той части гражданского общества, которая уже занимается решением проблемы бездомных животных, с просьбой оценить депутатские инициативы. Людям, которые на добровольных началах много лет подряд спасают попавших в беду собак и кошек, виднее, как делать это гуманно и цивилизованно. Итак, мы пошли по приютам.

«Валента»

Это старейший приют во Владимире. Ему около двух десятков лет. Его основатель и бессменный руководитель - кандидат ветеринарных наук Валентина Сокова. Она разработала и уже не раз предлагала городским властям аргументированную, экономически обоснованную программу решения проблемы бездомных животных в городе.

Эта программа заключается в отлове животных, их стерилизации и возвращении, за исключением агрессивных особей, в прежние места обитания для поддержания экобаланса в городской среде. Предлагаемый Соковой метод отчасти (а потому недостаточно эффективно) применяется во Владимире с 2011 года - после того, как прокуратура и суд поддержали зоозащитников, выступавших против убийства бездомных животных.

Позорная практика отстрела тогда была прекращена. Город стал выделять деньги не на умерщвление собак и кошек, а на их отлов и 12-дневную передержку в приюте. За это время животное должны стерилизовать, привить от бешенства и повесить на ухо бирку, по которой по базе данных можно узнать историю животного, будь оно выпущено на улицу или устроено в добрые руки.

Проблема в том, что приютам за эту работу город платит намного меньше, чем работа стоит на самом деле. В этом году 3100 рублей за собаку.

«Валента» в эту сумму не укладывается даже с кошками (себестоимость содержания кошки со всеми процедурами - 4100 рублей), не говоря уже о собаках (стерилизация и 12 дней пребывания в приюте средних размеров собаки весом 15-20 кг обходится в 7591 руб.).

- Дешево операцию лучше вообще не делать. У собаки будут свищи и спайки, и на улице она просто умрет, - уверена Валентина Владимировна.

Поэтому первый приют в городе по муниципальному заказу не работает и животных у службы отлова не принимает. Сейчас «Валента» помогает собакам и кошкам, остро нуждающимся в лечении, больным, попавшим под машину. Оплачивается это за счет доходов ветклиники и помощи владимирцев.

- Раньше не было столько пожертвований, - отмечает перемены в душах горожан Сокова. - Сейчас помощь для приютов собирают детские сады, школы, институты, волонтеры. Без них мы бы не смогли столько собак содержать.

Сейчас в «Валенте» живут 100 собак и 60 кошек. Волонтеры еще и помогают приучать диких собак к поводку, иначе их невозможно пристроить. Сокова мечтает о временах, когда за приютскими постояльцами будет очередь. Пока такое случалось лишь однажды ‑ весной была запись на котят.

- Безвозвратные приюты ‑ глупость. Мы не будем даже договор заключать. Мне 10 дней оплатят, а я потом всю жизнь кормить их буду?.. Мы не так богаты для пожизненного содержания в приютах. Ни один приют не выдержит такого, - критикует Сокова депутатскую инициативу, а в муниципальный приют она просто не верит: - Несерьезно об этом говорить. Если они на стерилизацию не могут нормально денег выделить, откуда они найдут 60-70 миллионов на приют?

Идею с налогом Сокова тоже не поддерживает, по крайней мере, пока «бродяжек» в городе много.

- Нам будет проблем больше. Тут как-то еще держат животных: по десять кошек, пять собак с улицы берут, потому что жалко. Кормят на последние деньги. Эти животные окажутся на улице. А особенно если зимой это сделают, то будет катастрофа, - убеждена она и считает, что налогом нужно облагать лишь владельцев крупных и потенциально опасных собак определенных пород.

«Атлант»

Приют работает во Владимире 11 лет. Сегодня это крупнейший приют в городе. Пристанище в нем нашли 400 бездомных животных. «Атлант» - единственный приют, сотрудничающий со службой отлова.

- У нас в штате 13 ветврачей, и мы имеем возможность стерилизовать всех доставленных к нам животных, - отвечает директор «Атланта» Лариса Гвоздева на вопрос, почему она взялась за работу, на которую больше никто в городе не согласен.

Приют получает деньги за стерилизацию и 12 дней содержания животных. Но по факту звери задерживаются в «Атланте» намного дольше. Расходы покрываются в основном за счет клиники. Вернее сказать, не покрываются. Долгов у приюта уже 600 тысяч рублей.

- Я не согласна выпускать животных через 12 дней. Травмированных лечим, реабилитируем. Но для этого полгода надо содержать в приюте, а не 12 дней, - обосновывает свое понимание дела Гвоздева.

Лариса Михайловна ведет нас к собаке, которую обнаружили без сознания на обочине дороги прямо на снегу. Рядом с ней было 12 мертвых щенят. После операции собака пошла на поправку, но все еще очень слаба. Между тем 12 дней ее пребывания в приюте уже истекли, а ее даже в уличный вольер еще не перевели. Гвоздева ‑ сторонник безвозвратных приютов, однако и она не верит, что у муниципалитета может получиться построить и достойно содержать приют. Дело это требует самопожертвования, а его в должностные обязанности не впишешь.

К идее с налогом у Ларисы Гвоздевой отношение двойственное. С одной стороны, он мог бы стать источником финансовой помощи приютам. С другой…

- Обязать платить бабушку, которая держит собачку и живет благодаря ей, потому что собачка дает этой бабушке любовь и жизненный стимул? - рассуждает хозяйка «Атланта».

С местными волонтерами у приюта отношения сложные. Гвоздева очень благодарна им за акции, которые проходят в школах дважды в год. После них приют пополняет запасы подстилок и кормов. А вот пристраивать животных с развитием волонтерского движения «Зоохелп33» приюту стало сложнее.

- Пока не было «Зоохелпа», мы много своих животных отдавали. А сейчас волонтеры выставляют на «Авито» своих животных. Они, как правило, чистые, хорошенькие, породистые - и люди стараются забрать таких. А в приюты теперь не идут. Раньше к этому времени я раздавала по 1200-1300 питомцев. В этом году пристроено всего 537, - жалуется Лариса Михайловна.

Плюс ей обидна критика со стороны волонтеров за условия содержания животных.

- Наш приют никогда никого не убивает и не выпускает, что бы ни говорили. Если наших выпустить, к обеду они прибегут все, потому что они здесь едят. Да, я очень болезненно отношусь к критике. Иногда хочется все бросить и оставить город без приюта, - говорит директор «Атланта».

«Последний шанс»

Приют располагается в недостроенном коттедже в Сновицах, в котором живут 60 собак и 30 кошек. Это детище Галины Сокулиной, в прошлом - успешного юриста, владелицы риэлторской конторы. Она начала помогать бездомным животным, будучи преуспевающей бизнес-леди. Давала деньги приютам, на своей машине возила животных, которым требовалась ветеринарная помощь, не доступная во Владимире, в ивановские и московские клиники. Как заместитель председателя регионального общества защиты животных (возглавляла его Гвоздева), Сокулина лоббировала региональный законопроект о защите животных.

Но в 2010 году ей пришлось забрать из «Атланта» шарпея Ерему, который никого к себе не подпускал. После того как в Москве породистому псу ампутировали лапу и боли прошли, Ерема подобрел. Спасенную собаку Галина поселила в своем строившемся коттедже. Позже к нему присоединились еще несколько таких же бедолаг.

Постепенно животных становилось все больше и больше. Где два - там пять, где пять - там и десять. Так собаки заняли весь первый этаж дома вместе с гаражом. Кошки делят с Галиной второй этаж. Чтобы ухаживать за питомцами, женщина оставила бизнес. Теперь весь день ее занимают кормление, уборка и выгул животных. Чтобы нанять помощников, нет денег. Приют обходится недешево. Помощь - только спонсорская: одна супружеская пара покупает сухой корм (это 30 тысяч рублей в месяц), еще один добрый человек платит зарплату водителю, который привозит пищевые отходы из детского сада (11 тысяч в месяц), «Зоохелп» собирает деньги на коммунальные платежи (11,5 тысячи/месяц) и лечение животных (только на стерилизацию приюту сейчас требуется около 60 тысяч). Денег на вакцинацию, обработку от паразитов и лечение часто нет совсем. Но, по крайней мере, никто не голодает. Некоторые собаки даже явно перекормлены.

В 2012 году Галина Сокулина даже занималась отловом. Взялась она за это дело, чтобы спасать уличных животных. И тогда вскрылась теневая сторона бизнеса по уничтожению биоотходов. Муниципальный заказ на утилизацию трупов животных в десятки раз превышал реальное их количество в городе. Деньги в итоге были перераспределены в пользу приютов и клиник, проводивших стерилизацию. Помочь удалось большему количеству бродяжек. Однако на следующий год Сокулина за муниципальный контракт на отлов уже не боролась ‑ слишком тяжелая это работа для хрупкой женщины. Функцию диспетчера выполняла сама. Днем по городу ездила нанятая бригада, а в ночное время забирать животных, сбитых машинами, например, выезжала Галина.

Помимо обычной для владимирских приютов скученности у «Последнего шанса» еще одна проблема. Жители коттеджного поселка недовольны шумным соседством. Галина пообещала людям, что рано или поздно вывезет собак из жилой зоны. Просила администрацию города выделить ей другой участок земли. Но ей предлагают лишь неподходящую из-за труднодоступности территорию в районе ТЭЦ.

Ситуация уже давно тяготит Галину Юрьевну, но жалость к попавшим в беду животным не оставляет ей выбора. Она бы и рада раздать всех питомцев, но у нас в городе не так уж много потенциальных хозяев с уровнем ответственности, который устроил бы Сокулину. Бывали случаи, когда она выкупала животных у новых хозяев и возвращала в приют ‑ из-за неправильного кормления.

- От меня гораздо больше было бы пользы в общественной деятельности. Я бы нашла средства на строительство муниципального приюта. У меня есть все расчеты. Для приюта на 750 мест нужно 75 миллионов. Мне обещали помощь на Первом канале в организации кампании по сбору денег. Да и работая в бизнесе, я бы больше для животных могла сделать даже финансово, - сетует Сокулина, которая сейчас изо дня в день вынуждена выполнять работу зоотехника.

В некоторых депутатских инициативах Галина Сокулина узнает свои собственные, которые были прописаны в проекте регионального закона о защите животных, представленном депутатам ЗС еще в 2013 году. К налогу, если он будет небольшим, она относится положительно, особенно если собранные средства пойдут на помощь приютам. Главное ‑ наладить общественный контроль за расходованием этих поступлений.

«Единство»

Это самый молодой и небольшой из владимирских приютов. Он был создан всего 3 года назад после обращения активистов зоозащитного движения к тогда еще и.о. губернатора Светлане Орловой. Неравнодушным гражданам выделили землю в промзоне на улице 16 лет Октября. Они своими руками расчистили участок от мусора, огородили его забором и построили несколько вольеров. Теплого помещения у «Единства» нет. Крыша над головой только у собак, коих в приюте сейчас три десятка. А кошки все по домам, на передержке.

Собаки в приют попадают по-разному. Ослепшего, но совсем не старого хаски Норда нашли в лесу у дороги. Громадный породистый пес заболел и стал не нужен хозяевам. Сейчас у него просторный вольер, из которого его выводят только на поводке, потому что он натыкается на предметы.

В вольере за ограждением живут «хулиганы»: агрессивные крупные собаки, которых забрали в приют после звонков жителей. Однажды пес из этого вольера загрыз несколько других обитателей приюта, после чего и появились дополнительные меры безопасности.

Отдельный вольер построили активисты объединения «Зоохелп» для щенков. Там растут малыши, которых находят прикопанными или выброшенными на помойку в пакетах и коробках. Некоторые т.н. «любители животных» так по-варварски поступают с нежелательным потомством своих питомцев. Волонтеры щенят выкармливают, вакцинируют, стерилизуют (хотя эта процедура в отношении щенков ‑ вопрос спорный, но волонтеры для себя на него ответили однозначно) и пристраивают. Только за последние три месяца сюда попали 50 кутят, половина из которых уже обрели хозяев.

Еду для животных (каждый день по два ведра) готовит у себя дома один из учредителей приюта Татьяна Малышева. Привозит в баке и греет на печке-буржуйке под открытым небом. На приют уходит примерно треть ее пенсии. Очень помогают «Зоохелп» и школьники со своими акциями. Но на постоянной основе заботятся о приюте всего трое. Животных любят и жалеют многие, но редко кто готов взвалить на свою плечи такую ответственность.

- А ведь у меня дома семья: двое детей, четверо внуков, три таксы и десять кошек, - признается Малышева. - Но я всю жизнь помогаю бездомным: людям и животным. И рада бы передать эстафету молодежи, но достойных пока нет.

Татьяна Малышева убеждена, что кошки и собаки ‑ неотъемлемая часть городской фауны.

- Животных после стерилизации надо возвращать на прежние места, особенно в промзоны. Если истреблять кошек и собак, мы порастем крысами и больными лисами, - убеждена Малышева. - А налог ‑ это палочка о двух концах. У нас очень много животных, брошенных людьми. Возможно, некоторые изначально не станут заводить собаку, зная, что за нее надо будет платить налог. Будут более осознанно принимать решение. А тем, кто помогает бездомным животным, государство должно платить. Тут не столько любовь, сколько жалость к ним. Главное, чтобы деньги, собранные в виде налога, пошли на животных.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Болельщики владимирского «Торпедо» поблагодарили команду после игры с «Уралом» вчера в 11:49
После матча владимирского «Торпедо» с екатеринбургским «Уралом» в элитном раунде Кубка России по футболу, торпедовские фанаты, организованные в группу «Сектор 17», выразили в социальной сети благодарность игрокам и трене…
За сутки во Владимирской области выявили уже 177 заболевших Covid-19 вчера в 10:20
Во Владимирской области специалисты Роспотребнадзора отмечают увеличение активных случаев заболевания коронавирусной инфекцией. За минувшие сутки диагноз коронавирус подтвержден у 177 жителей региона.
Выпускники вузов и колледжей Владимира получили шанс устроиться по профессии 25 сентября в 09:45
24 сентября департамент труда и занятости населения Владимирской области провел Единый день выпускника на 17-ти площадках городов и районов области. «ВВ» побывали в центре занятости г. Владимира.