7 марта 2017 в 16:14 Общество

Хороший асфальт на дороге не валяется

«Ямочный ремонт запрещен!» - такое сенсационное заявление сделал на презентации карты убитых дорог ОНФ региональный координатор проекта Игорь Шубников. Такое решение якобы было принято Росавтодором еще два года тому назад. Тогда почему мы по весне постоянно видим традиционное латание дыр в попытках удержать на дороге асфальт, норовящий не прижиться на владимирской земле? Наши корреспонденты изучили вопрос.

ГОСТ на ямы

Перво-наперво изучаем в деталях сам процесс ликвидации выбоин. Во Владимире за эту работу отвечает ЦУГД, Центр управления городскими дорогами. В 7:00 каждое утро он отправляет машину на асфальтовый завод за материалом. Завод - в полутора десятках километров от города ‑ в районе станции Улыбышево. Он принадлежит ДСУ-3. Всего на загрузку (вместе с дорогой) отводится два часа. К 9:00 машина должна вернуться в город и приступить к укладке смеси. В тот день, когда мы хвостиками ходили за рабочими, вышла задержка. В первую весеннюю оттепель асфальт потребовался многим, и водителю ЦУГД пришлось стоять в очереди три часа. В итоге на место материал прибыл только к полудню.

У нас на глазах ремонтировали Садовую площадь. Были задействованы две бригады, в общей сложности семь человек. Первая находит яму и на глазок оценивает ее «аварийность». К нашему удивлению, рабочие латают не самые крупные дефекты покрытия. Как происходит выбор, нам непонятно.

- Мы ремонтируем только «аварийные» ямы, - объясняет дорожный рабочий IV разряда Михаил Синицын, - то есть те, что глубиной больше 7-8 см. При попадании в них на скорости можно пробить колесо.

На ямы существует ГОСТ. Те, что не превышают 15 сантиметров по длине, 60 см по ширине и 5 см по глубине, по закону имеют право на существование! Они законные! Активисты ОНФ для облегчения инспектирования ям изобрели даже специальный прибор - «колобашку». Это дощечка ГОСТовского размера с ручкой. Если она помещается в яму, участок дороги подлежит ремонту. Профессионалы же из ЦУГД полагаются на глазомер.

Второй этап ‑ фрезерование покрытия. Дорожники, как стоматологи: «пломбу» ставят на ровную и чистую поверхность. Так заплата дольше продержится. Срезают асфальт с помощью миниатюрного трактора «Антей» ковровского производства. Он компактен, легко маневрирует между выбоинами. Для такой техники обработка ямы ‑ минутное дело. А раньше приходилось долбить асфальт отбойными молотками.

Метод

«асфальт ‑ в лужу»

Затем яму нужно очистить от асфальтовой крошки, грязи и воды. Но по улице весенним днем непрерывно текут ручьи. Машина прикрытия с предупреждающими знаками встает перед ямой, на проезжую часть выходят люди в оранжевых жилетах.

Начинает человек с прибором, похожим на пылесос. Хотя он не втягивает воздух, а, наоборот, дает мощную струю воздуха. Таким компрессором из ямы выдуваются грязь и вода.

Начальник службы содержания объектов благоустройства ЦУГД Владимира Дмитрий Ребизов утверждает, что дно ямы с помощью компрессора высушивается. И даже когда кругом слякоть, как сейчас, асфальт не кладется в лужи (если, конечно, рабочие к делу подходят добросовестно). Совсем другое - если льет еще и с неба. Даже моросящий дождь дорожным работам, по словам Ребизова, помеха, поэтому асфальтирование любых масштабов во время осадков ‑ это нарушение технологии, что бы ни говорили про современные материалы и чудо-технику.

Честно говоря, мы подобных сказок слышали немало, поэтому решили уточнить еще и у директора департамента транспорта и дорожного хозяйства АВО Александра Романенко.

- Когда асфальт кладут в лужи ‑ это, конечно, бардак. Но когда компрессором выдувают воду, это нормальная технология для зимнего периода, - говорит Романенко.

Мы спросили Ребизова, что делают рабочие, если машина с горячим асфальтом приехала, а тут дождь или снег зарядили. Он уверяет, что рабочие ждут, когда осадки кончатся. А чтобы асфальт не пропал, у них есть специальная машина ‑ термос-бункер. В ней смесь можно подогревать. Поэтому, мол, дорожники имеют возможность дождаться хорошей погоды.

- Но мы все видели много раз, как асфальт укладывают во время дождя и снега, - пытаемся доказать очевидное.

- Вы наверняка видели не нас. В городе могут работать разные подрядчики, - был ответ.

Когда яма высушена, к ней подъезжает тот самый термос-бункер. В нем 9 тонн литого асфальтобетона, который от обычного асфальта отличается повышенным содержанием битума. Такой состав обеспечивает смеси эластичность. После застывания, по словам рабочих, она по консистенции становится похожей на ластик. Управляет агрегатом при помощи рычагов молодой мастер Иван Гречихин. Он на этой работе первый год. И во всем она его устраивает, кроме вредности.

- Дышать испарениями битума вредно, - сетует Иван.

Даже тот факт, что асфальт на нашей земле не приживается, его не смущает.

- Чтобы снизить аварийность на дорогах ‑ это вполне достойная работа, - уверен рабочий.

Сколько служит асфальт?

В яму смесь для заплаток поступает дозированно по специальному желобу. Температура смеси - 200 градусов. Двое рабочих тут же разравнивают ее обычными совковыми лопатами. Перед ямой ставится оранжевый буек. 20 минут нужно, чтобы «пломба» схватилась. Иногда на все заплаты буйков не хватает, и они еще горячими попадают под колеса машин. На поверхности в этом случае остается след с рисунком протектора. Но мастера уверяют, что качество ремонта от этого не страдает.

Сколько простоит такая заплата? Тут мнения рабочих и начальства расходятся. Руководитель службы содержания объектов благоустройства Дмитрий Ребизов говорит, что «пломба» простоит хоть пять лет. А вот рабочий Иван Гречихин признается:

- Если на улице много воды, асфальт будет разрушаться, потому что это не цельное полотно. Трещины пойдут вокруг заплаты самое позднее через месяц. Если вода будет стекать с заплаты, то она постоит подольше.

Уверенность многих жителей Владимира, будто ямочного ремонта хватает всего на неделю-другую, в ЦУГДе относят к мифам.

- Литой асфальтобетон гораздо прочнее старого асфальта, поэтому ямы появляются не на старом месте, а по соседству, - говорит Дмитрий Ребизов. - Если ямы расположены в шахматном порядке, то такой улице поможет только капитальный ремонт. Каждая дорога должна ремонтироваться не реже одного раза в 12 лет.

При этом гарантийный срок на асфальтовое покрытие в среднем ‑ 3 года. На самом деле норматива на этот счет нет.

- Период, в течение которого подрядчик должен устранять недостатки за свой счет, указывается в каждом конкретном контракте, - объяснил «ВВ» замглавы администрации города Владимира Сергей Литвинкин.

ЦУГД капитальным ремонтом не занимается. Муниципальные заказы выигрывают разные компании. Вот несколько фактов, по которым можно судить о качестве дорожных работ в городе.

В 2016 году областной бюджет выделил Владимиру 200 миллионов рублей из денег, собранных по системе «Платон». На 44 объекта. Из них 17 объектов (40 процентов) не были приняты из-за брака. Некоторые из объектов подрядчики переделывали по три раза. Из 70 дворов 43 (61 процент) не прошли приемку. А четыре контракта так и не были оплачены, потому что дорожники не смогли сделать работу качественно. Это нам рассказал директор департамента транспорта и дорожного хозяйства АВО Александр Романенко.

Еще более вопиющий пример ‑ мост через Клязьму во Владимире. Он капитально ремонтировался в 2013 году. Претензии к подрядчику были уже на том этапе. Спустя три месяца после сдачи на мосту образовались ямы. А в прошлом году подрядчик по гарантии фрезеровал и менял асфальтовое покрытие. После этого, видимо, «надорвался» от непосильного труда и ликвидировался как юрлицо. Этой весной мост опять как после бомбежки.

- Но если вы обратили внимание, ямы - ближе к краю, - пытается найти оправдание халтуре вице-мэр Сергей Литвинкин.

Романенко в оценках более категоричен:

- Там ужас. Нужно менять покрытие.

Теперь вдумайтесь: новый мост не прослужил и трех лет! Прошлогоднее покрытие не простояло и года. Сергей Литвинкин объясняет неприживаемость асфальта на мосту вибрацией. А Романенко напоминает, что до 2013 года на мосту было всего две ямы (но то был асфальт работы ДСУ-3).

Как будет решаться проблема?

- Сейчас проводится ямочный ремонт литым асфальтом. Естественно, что в этом году мы обратим внимание на ремонт дорожного полотна моста. Может быть, дорожными картами… Дорожное полотно будет поддерживаться в надлежащем состоянии, - обещает Сергей Литвинкин.

Только вопрос ‑ сколько с таким подходом дорожная одежда моста продержится?

Александр Романенко поделился более оптимистичными планами.

- Шохин ставит задачу заменить дорожное покрытие на мосту. Сейчас город обратился в наш департамент за техническим решением. Город хочет сделать это в 2017 году, - сказал он.

Еще одно проблемное место Владимира ‑ улица Лакина. Она уже не в ведении городской администрации. Тут федеральная трасса. Как только она появилась на карте убитых дорог ОНФ, ФКУ «Упрдор» прислал ответ: ремонт там запланирован на 2018 год. А пока федеральные дорожники якобы устраняют дефекты дорожного полотна в срок до пяти суток. В общем, ждать нам нормального асфальта на «пекинке» не ранее чемпионата мира по футболу. И страшно представить, что останется к тому времени от уже сейчас убитой дороги...

Я знаю все твои трещинки...

Вообще, планирование ремонтных работ вызывает вопросы не только у журналистов. Почему асфальт регулярно перекладывают на одних и тех же улицах, в то время как на других ямы даже щебенки ждут годами? Вот и нам демонстрировали ремонт на Садовой площади, в то время как соседняя улица Разина буквально уходит под воду. Нет ее в списке адресов и на сегодняшний рабочий день. Маршрут дорожников таков: улица Красноармейская, микрорайоны Коммунар, Заклязьменский, улица Ново-Ямская, Шпалорезка, улицы Мира, Куйбышева, Егорова, Добросельская, Комиссарова. То, что не будет сделано до 19 часов, перенесут на следующий рабочий день.

По словам пресс-службы мэрии, при формировании плана работ учитывается информация ГИБДД, жалобы жителей города, поступающие по телефону и по Интернету. Но основной источник информации ‑ все же специально обученные работники мэрии, которые ежедневно объезжают город и определяют проблемные места.

- В это время года ямы на дорогах появляются каждый день, поэтому мы проводим мониторинг постоянно, - говорит начальник управления по связям с общественностью и СМИ Александр Карпилович.

Что касается капитального ремонта, то с жителями мэрия стала советоваться еще до запуска аналогичного проекта ОНФ. На официальном сайте есть раздел «Заявки на ремонт» и отдельный ресурс мойвладимир.рф. На последнем администрация даже отчитывается о результатах решения проблем.

На карте убитых дорог ОНФ Владимир уже покрыт густой сетью красных линий, обозначающих проблемные участки. Кстати, упомянутые в нашем репортаже улицы там тоже отмечены. На этом ресурсе идет еще и народное голосование за улицы, которые должны быть отремонтированы в первую очередь. Многим это кажется несправедливым, потому что небольшие второстепенные улицы с малым трафиком при таком подходе могут ремонта так никогда и не дождаться.

У власти ‑ тоже свой план. В первую очередь традиционно ремонтируются магистральные улицы и дороги, по которым проходят маршруты общественного транспорта. И все же власти обещали учитывать информацию с интерактивных карт при составлении планов работ.

Мы тем временем двигаемся от ямы к яме. В процессе латания дыр в асфальте термос-бункер перегораживает съезд на второстепенную улицу. На Садовой площади тут же выстраивается очередь из автомобилей с мигающими поворотниками. У белого внедорожника опускается стекло. Дама с плохо скрываемым раздражением вопрошает:

- Надолго это все?

- Минут пять - и подвинемся, - умиротворяет Михаил Синицын, который всю жизнь работает ремонтником. Он привык к тому, что от участников дорожного движения случается слышать не только благодарность.

- Ругают... А некоторые хвалят. На всех не угодишь! Мы философски к этому относимся, с улыбочкой ко всем, - говорит он и отправляется к следующей яме. Сегодня он залатает их около сотни. И так каждый день.

Ямочный ремонт есть, а слова ‑ нет?

Ну и как называть то, что мы сегодня увидели, если не ямочным ремонтом? Только этой зимой город купил 150 тонн литого асфальтобетона и заполнил им дефектов дорожного полотна общей площадью 1000 квадратных метров. В год на эту работу город тратит около миллиона. Как это может быть запрещено?

- Ямочный ремонт существует, существовал и будет существовать. Как же без него? Он входит в понятие «содержание дорог», - объяснил Романенко.

ЦУГД как раз за содержание городских дорог и отвечает. Новых трасс не строит, капитальный ремонт не делает - у него и техники-то для этого нет. Его миссия - латать улицы после окончания гарантийного срока до следующего ремонта. А что еще остается делать?

- Если яма, которая больше предусмотренных стандартом размеров, становится причиной аварии, автовладелец может через суд взыскать с мэрии ущерб, причиненный автомобилю. А размер иска может доходить до полумиллиона рублей, - говорит Романенко. Поэтому, по его наблюдениям, город занимается ямочным ремонтом даже в непогоду.

А вообще точечный ремонт дефектов с помощью литого асфальтобетона, по словам Романенко, допустим только в зимний период как вынужденная мера. В теплое время года дороги должны ремонтироваться картами. Это такие крупные заплаты, закрывающие сразу целый участок дороги со всеми повреждениями. Это тоже подразумевается под «содержанием дороги».

Почему у нас не приживается асфальт?

Этот вопрос мы задавали всем собеседникам. И вот, пожалуйста, версии.

- Вода ‑ главный враг асфальта. При чередовании морозов и оттепелей она разрывает асфальт. У нас ливневая канализация есть далеко не везде, на дорогах слишком много воды весной, - говорит Дмитрий Ребизов.

Его подчиненные, рабочие ЦУГД, в этом вопросе с начальником согласны.

Александр Романенко среди основных причин вечной российской проблемы называет хроническое недофинансирование отрасли.

- Меньше одного процента на дороги у нас бюджета идет. Но чудес не бывает!

Иными словами, перекладывать асфальт при современных нагрузках надо бы чаще. Да не на что.

Дефицит средств усугубляется недобросовестностью подрядчиков.

- Бюджетные деньги должны правильно расходоваться, четко контролироваться, не должно быть так называемого воровства, - заявляет он.

Тут не поспоришь.

А что касается перспективы решения проблемы с помощью интерактивных карт убитых дорог, Романенко настроен скептически:

- Хуже от таких проектов не будет, но и иллюзий строить не надо: все дороги мы не сделаем.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
«Торпедо» и «Муром» становятся заклятыми противниками два часа назад
Началось новое первенство России среди команд клубов профессиональной футбольной лиги (ПФЛ, второй дивизион) 2019-2020 годов, в котором вновь участвуют две команды из Владимирской области - ФК «Торпедо» (Владимир) и ФК «…
Владимир станет центром театрального марафона сегодня в 19:00
В 2019 году по всем регионам России проходит крупнейшее событие Года театра - Всероссийский театральный марафон. 20 июля он прибудет во Владимирскую область. В 17:00 на сцене Владимирского областного театра кукол состоит…
В парке у дворца детского творчества все же появятся скамейки сегодня в 18:12
21 июля в старых садах у ДТЮ пройдет Арт-субботник, участники которого установят в зеленой зоне пять лавочек и мусорный контейнер. Активистов поддерживает областная администрация. Мэрия добро на благоустройство парка так…