25 июня, 12:21
20 декабря 2017 в 14:09

Тяжбы благородного семейства

Семейство Бажановых с полным правом можно назвать основателями Лакинска: расти и процветать село Ундол стало после того, как Бажановы перенесли в него свою бумаготкацкую фабрику. Первое время и фабрика, и выросший возле нее рабочий поселок именовались Бажановкой. И если бы не убийство черносотенцами партийного деятеля Лакина, если бы не смена строя, то, возможно, сегодня был бы на карте области не Лакинск , а какой-нибудь Бажановск. Но история пошла по другому пути, и о Бажановых сейчас почти не вспоминают. Между тем семейство это прелюбопытное. Его представители отличились не только деловой хваткой, но и по истине шекспировскими страстями.

Крестьянские корни

В середине XIX века крестьянин Родион Бажанов открыл в селе Ставрово небольшую бумаготкацкую фабрику. Спустя двадцать лет на фабрике работали 1200 человек, объем производства оценивался уже в 700 тысяч рублей в год.

Для дальнейшего развития семейного бизнеса Бажановы (у руля фабрики были в то время внуки Родиона) решили перевести фабрику из Ставрова в Ундол - там рядом была железнодорожная станция. В декабре 1888 года во Владимирское губернское правление поступило прошение от правления Товарищества Ставровской мануфактуры о разрешении построить ткацкую фабрику на собственной земле близ станции Ундол. Место будущего строительства осмотрели, препятствий к постройке не оказалось. 12 января 1889 года, то есть всего через две-три недели вся разрешительная документация у инвестора была на руках. Очевидно бизнес в те времена не «кошмарили»!

Сам переезд тоже прошел в кратчайшие сроки. 24 ноября 1890 года Владимирский уездный исправник рапортовал: «Ткацкая фабрика Товарищества Ставровской мануфактуры Родиона Бажанова при селе Ставрове 20 ноября закрыта навсегда и рабочие распущены, станки и прочие принадлежности переводятся на вновь устроенную таковую же фабрику того же Товарищества при селе Ундол». Уже 10 декабря фабрика в Ундоле работала на полную мощность.

Разборки по завещанию

Успех сопутствовал Бажановым в делах, а вот мира и спокойствия в семье не было. 1 мая 1882 года Владимирский окружной суд слушал дело по иску Александра Бажанова о признании недействительным завещания его отца Родиона Бажанова. Родион Данилович нотариально заверил свою волю: паи Товарищества Ставровской мануфактуры разделить между сыновьями Михаилом и Иваном, внуками от Ивана и дочерью супруги Елизаветой. Михаилу еще доставался каменный дом в Ставрове. Ивану и его троим сыновьям - все прочее движимое и недвижимое имущество. Сын Александр в завещании упомянут не был.

Крестьянин с. Ставрова Владимирского уезда и временно владимирский купец Родион Бажанов скончался 16 октября 1881 года. И начались судебные тяжбы за наследство. «Лишенец» Александр упирал на то, что папенька под конец жизни «страдал расстройством умственных способностей и отсутствием твердой памяти». В свидетели позвал крестьянина Матвея Петрова. Тот показал, что Родион Бажанов много пил, вследствие чего ослабевал силами и терял рассудок. По делам можно было с ним говорить только до 8 часов утра, когда он не был пьян, говорил он иногда дельно, а иногда вздор. Оппоненты привели своих свидетелей. Те говорили, что после переезда в Москву Родион Данилович с пьянкой завязал, завещание подписывал в здравом уме и твердой памяти.

В итоге Владимирский окружной суд нашел исковое требование недоказанным и постановил Александру Бажанову отказать, возложив на него в пользу ответчиков судебные издержки.

Седина в бороду...

Судиться из-за завещания стало, похоже, семейной традицией Бажановых. Спустя двадцать лет подобная тяжба началась между наследниками Василия Ивановича Бажанова.

Василий Иванович по обычаю тех времен написал завещание загодя, и все в документе было чинно-благородно - в пользу законных детей. Но через 15 лет появилась веская причина изменить волю. Уважаемый фабрикант влюбился в юную (лет 16 всего!) крестьянку Акилину Ушакову. 19 августа 1901 года Акилина родила сына Ивана, а 30 января 1908 года Василий Иванович повенчался с ней третьим браком в Богоявленской церкви села Перники Покровского уезда. На момент венчания ему исполнилось 56 лет, а невесте - 24 года.

Заботясь о будущем своего сына и желая обеспечить его финансовое благополучие, Василий Иванович сразу же после рождения младенца старое завещание уничтожил. В новом же указал: в течение года по утверждении завещания выдать четыре тысячи рублей крестьянке деревни Копытово Владимирского уезда Акилине Ушаковой. Кроме того, выделить три пая мануфактуры (по пять тысяч рублей каждый) и поместить их на хранение в кассе правления. Деньги должны были служить обеспечением выдачи 10 тысяч рублей Ивану по достижении им совершеннолетия. Предусмотрел Василий Иванович и ежемесячные выплаты: из доходов по паям пока Ванечке не исполнится десять лет, его матери выдавать по 25 рублей, а как станет совершеннолетним уже лично в руке начислять по 50 рублей.

Остальное своё движимое и недвижимое имущество Василий Иванович отказал другим сыновьям Николаю, Петру и Борису поровну. Они, в свою очередь, должны были передать по 500 рублей в церкви села Перники Покровского уезда и села Юрово Владимирского уезда.

Борьба с мачехой

19 июля 1910 года Василий Иванович скончался от «прогрессивного паралича». Зная о новом завещании, за несколько месяцев до его смерти ближайшие родственники добились медицинского освидетельствования. Поставленный диагноз гласил: расстройство умственных способностей. Все необходимые документы отослали в Сенат. Высший государственной орган завещание Василия Бажанова признал недействительным, всё наследственное имущество - почти полмиллиона рублей подлежало отдаче в опекунское управление.

6 ноября 1910 года во Владимирский сиротский суд обратились братья Николай и Пётр Бажановы с просьбой назначить их опекунами, так как они состояли ближайшими сотрудниками отца, хорошо знали торговое и фабричное дело во всех подробностях и продолжали вести все дела с момента смерти отца. «Что касается нашей мачехи Акилины М. Бажановой, то она, как женщина малограмотная и совершенно несведущая в торговле и фабричном деле, не допускавшаяся отцом ни к какому участию и не интересовавшаяся делами, совершенно неспособная к управлению чрезвычайно сложными и трудными делами по фабрике и крупной оптовой торговле, а потому вручение ей хотя отчасти опекунской власти привело бы к опасности полного расстройства всех дел. Наши интересы неизмеримо значительнее интересов её и её сына (их сводного брата! – М.В.), что видно уже из самого нотариального завещания, где наш отец из всего своего состояния завещал ей с сыном всего 14 тысяч рублей». Далее они просили в случае не удовлетворения их ходатайства назначить опекунами благонадёжных посторонних лиц, удовлетворявших требованиям обширного и сложного семейного торгово-промышленного дела. В декабре 1910 года суд назначил опекуном над имуществом Василия Ивановича Баженова почётного гражданина города Владимира Андрея Андреевича Никитина.

Бедная вдовушка

После смерти мужа безбедная жизнь Акилины закончилась. Пасынки заставили её оставить дом мужа и отобрали у неё все движимое имущество, необходимое в обыденной жизни.

Весной 1911 года бедная вдова обратилась во Владимирский сиротский суд с просьбой выдавать ей ежемесячно необходимую сумму из процентов с капитала умершего супруга. По решению суда Акилина на расходы стала получать «по содержанию её с малолетним сыном и по образованию последнего по 75 рублей в месяц». Но этих денег вдове не хватало. 13 мая 1911 года Акилина Бажанова написала очередной рапорт во Владимирский сиротский суд. В нём она сообщала, что из-за отсутствия у неё каких-либо средств, ей пришлось прибегнуть к займам, чтобы добыть необходимые деньги на наём квартиры и «самые нужнейшие расходы» по содержанию себя с сыном в течение 10 месяцев. Для этих целей она взяла взаймы 400 рублей у знакомых мужа. Заканчивала Акилина рапорт просьбой: «Прошу суд выдать мне из доходов опеки над имуществом моего мужа 400 рублей на уплату означенных долгов, и кроме того, ещё 100 рублей на плату за обучение моего сына в гимназии Смирнова, на экипировку его и на покупку учебных пособий».

Опекун Никитин согласился выдать ей 400 рублей с условием, чтобы она впредь с просьбами об уплате других каких-либо её долгов ни к нему, ни во Владимирский сиротский суд более не обращалась. На выдачу ей дополнительно 100 рублей он не согласился, так как 75 рублей в месяц должно было хватать на все.

Акилина же решила не сдаваться. Она обратилась в суд с иском о назначении её опекуншей над малолетним сыном. И в феврале 1913 года Владимирский окружной суд вынес решение в ее пользу. Наконец-то Акилина получила возможность сама получать деньги, завещанные её супругом. Жизнь наладилась! В 1913 году Бажановой было получено 2920 рублей. Она их истратила на питание – тысячу рублей, наём жилья – 554 рубля, репетиторов для сына – 200 рублей, жалованье прислуге – 103 рубля, покупку велосипеда – 180 рублей и другие мелкие расходы.

А бажановское производство в это время процветало: 1914 год закончился с чистой прибылью в сумме 126550 рублей. Жаль, что потом мирное время кончилось - война, революция, война... Сегодня ни Бажановской, ни Лакинской фабрики уже не существует, да и о наследниках ничего не слыхать.

Автор: Маргарита Владимирская
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Форум «Историко-культурное наследие России» пройдет в Суздале 20 июня в 11:20
Губернатор Светлана Орлова и председатель Комитета по науке, образованию и культуре Совета Федерации Зинаида Драгункина обсудили ход подготовки VII Парламентского форума «Историко-культурное наследие России». Он проводит…
Служить был рад 13 июня в 15:41
Городской голова Александр Андреевич Никитин был купеческим сыном, а его дед Никита - крепостным князя Салтыкова, выкупленным разбогатевшим на подрядных работах сыном Андреем. История для начала XIX века весьма распростр…
Как император Павел через Владимирскую губернию проезжал 6 июня в 16:17
220 лет назад, в 1798 году, император Павел I подписал указ правительствующему сенату о благоволении владимирскому губернатору. Случилось это после проезда монарха через нашу губернию по пути из Москвы в Казань. Хронику…

Орфографическая ошибка в тексте