22 мая, 13:16
18 января в 13:59

Новый русский Шишкин...

Фото: Наталья Ларина
В Палатах ВСМЗ весь январь работает выставка «Русские сны» Георгия Шишкина, русского художника с европейским именем. Его работы есть в коллекциях Лучано Паваротти и королевы Елизаветы, главы Арабских Эмиратов и князя Монако Альбера... Необычайно четкие, но при этом словно в легкой дымке портреты, нежные сказочные сюжеты — все это «Русские сны», которые еще можно увидеть.

С нашей областью у Шишкина давние творческие связи: еще в 70-е годы ХХ века он вместе с другом, своим преподавателем истории искусства Анри Каптиковым, впервые приезжал с этюдником в наш регион и был впечатлен красотами Владимира, Суздаля, Боголюбова... Сам Шишкин и теперь называет Владимирскую область магически вдохновляющей. «ВВ» пообщались с художником и выяснили, совместимо ли творчество с коммерческим успехом и почему для репутации мастера не все выставки одинаково полезны.

- Георгий Георгиевич, какое ощущение было самым сильным в первый приезд во Владимирскую область?

- Однозначно Успенский собор. Мне посчастливилось попасть на большую службу. Пел хор. А сквозь окна пробивалось солнце, падая лучами на край фрески Андрея Рублева. Мы с Анри были настолько поражены этим видением и своими ощущениями, что потом несколько часов не могли сказать друг другу ни слова. Этот трепет от прикосновения к чуду, созданному нашими далекими предками, со мной остался навсегда. Так что я считаю - это судьба, что я могу возвращаться во Владимирскую область и снова видеть, снова писать ее людей и ее красоты.

Еще одно несравненное место — это храм Покрова-на-Нерли. Его можно писать бесконечно. Хотя сейчас, как мне кажется, липы там чересчур разрослись...

- Вы родились в творческой семье, так что выбор профессии не удивляет. Но предполагали вы когда-нибудь, что вашими картинами будут любоваться аристократы и звезды оперы?

- Я никогда не думал о таких вещах. Просто всегда чувствовал, что я художник. Даже в самом-самом детском возрасте все время рисовал. А уже лет в пять отчетливо понял, что не перестану писать никогда. Кстати, насчет творческой семьи... Она была именно такой, но жили мы в атмосфере нормального, почти крестьянского быта. С садом-огородом, печкой, заготовкой дров. И дрова пилить рано научился, и грядки полоть. А когда не помогал родным по хозяйству и не учился в школе - все время рисовал. Даже в школе — выполнил задание, сразу перевернул тетрадку - и опять давай рисовать на обороте. Благо воображение у меня всегда было невероятное. Понимаете, живопись чем прекрасна... Она дает человеку возможность отстраниться от повседневных забот и взглянуть на мир шире. Мне всегда неудержимо хотелось на это влиять.

- А если бы точно знали, что никогда на своей тяге к живописи не заработаете - продолжали бы?

- Мы тогда об этом вообще не думали. Это достоинство или дефект нашего советского времени... Деньги никогда не значились в мотивации моих поступков. Я просто всегда любил и до сих пор люблю свое дело. Если бы не надо было оплачивать счета (а они ко всем нам регулярно приходят везде: и в России, и в Европе, и в любой точке мира), то я бы вообще до сих пор не вспоминал о деньгах. Только бы писал и писал — и раздавал все даром. Но, увы, вопрос «как существовать художнику?» для всех актуален. Для меня тоже.

- У вас в активе десятки выставок в Европе. О Вашем творчестве лестно отзывались «The European Magazine» и «Le Figaro». Как Вы вообще 20 лет назад решились пойти на «штурм» Европы?

- Все просто — я приезжал на выставки. Мне очень хотелось посмотреть, что в творческом плане происходит в Европе. Хотелось понять, смогу ли я вписаться в эти тенденции, есть ли у меня что сказать как художнику. А для этого надо пытаться...

Оказалось в итоге, что я иду в правильном направлении. Ведь на этом пути принципиален каждый шаг. Любая выставка — это проверка, которую надо выдержать, сколько бы достижений у тебя не было в активе. Хорошо, что это в моем характере: не зацикливаться на том, что уже получилось, а сразу думать о новых задачах. Забрался на одну вершину - пора думать о следующей. Это бесконечный процесс. И мне он нравится.

- Я почему спросила про заработки... Во Владимире есть бизнесмен, он помогает художникам, скупает их картины. Говорит, что иначе в отсутствие спроса многие местные художники не выживут. Так зачем люди вообще этим занимаются, если писать невыгодно?

- Ну, вы же знаете понятие «призвание»? Для художников их работа — это не вопрос выгоды. Хотя, наверное, есть среди нас люди, подчиняющие свои способности коммерческим историям. Но ситуация на самом деле сложнее. В искусстве, как и везде, господствует определенная политика. Часть направлений в искусстве поддерживается, продвигается, спонсируется. Если мастеру удается попадать в эту колею, для него это хорошо. Или удобно. Но, например, то, чем занимаюсь я, - развитием отечественной живописной концепции, возникшей в конце XIX века, не входит в когорту экономически поддерживаемых тенденций. Так что я рисковал: это же могло не понравиться. Но свою точку зрения надо доказывать. Как иначе?

- Доказывать сложно. Особенно в наше время, когда все знают все обо всем, и все вокруг искусствоведы.

- Да, в искусстве отсутствие четких критериев сильно мешает. Что делать? Четко разделять профессиональное творчество и вал дилетантских попыток вмешаться в процесс. Дилетантов много. Что, кстати, часто отталкивает меня от участия в некоторых выставках. Потому что я считаю важным не снижать уровень своего участия и выставлять свои работы только там, где планка очень высока. Иначе легко попасть в этот кавардак.

- А что за история с почтовыми марками для княжества Монако? Вы их создаете уже больше 10 лет.

- Создаю. Началось все с окончания большой реставрации оперы в Монте-Карло. Ее руководство запланировало выпуск памятной марки. Но они тогда были в растерянном состоянии, стояли перед массой фотографий. А я взялся сделать графическую серию, посвященную этой опере. Сделал. В итоге вышло шесть марок этой серии. Я был свободен и предложил решения, которые понравились комиссии. А взялся я потому, что мне было интересно создать сюжеты в композиции сжатых размеров. Ведь рисунок там должен быть предельно точным. Я до того момента никогда этим не занимался. Но было здорово, потому что, берясь за новое направление, художник обычно лишен предрассудков мастеров, которые всю жизнь делали только такую работу.

НАША СПРАВКА

Георгий Шишкин - уроженец Свердловска, художник, разработавший особую технику с оригинальным методом подготовки основы под пастель. Автор картин цикла «Русские сны» (с 1992), триптиха «Посвящение Русскому балету Дягилева» (1997), мастер современного портрета, автор почтовых марок Монако и России.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Владимирцев приглашают на конкурс арт-объектов 11 мая в 16:41
Архитекторы, скульпторы, дизайнеры и художники, имеющие опыт в области дизайна, архитектуры и ландшафтного строительства, приглашаются к участию в конкурсе по созданию арт-объектов в рамках I Международного фестиваля иск…
Пять лучших фото недели 3 мая в 12:50
Свежим взглядом
Владимирский скрипач выиграл Дельфийские игры 25 апреля в 17:54
На Семнадцатых молодёжных Дельфийских играх России, стартовавших 20 апреля во Владивостоке, уроженец Владимира Равиль Ислямов занял первое место в номинации «Скрипка».

Орфографическая ошибка в тексте