12 декабря 2018 в 13:35 Культура

Татьяна Друбич: «Киноманы ко мне не приходили»

Фото: Наталья Ларина
Актриса - очень серьезный человек, но при этом очень дружелюбный и вежливый. Кажется, она точно знает, что в жизни действительно важно. Перед встречей Друбич с друзьями владимирского киноклуба «Политехник» «ВВ» поговорили с очаровательной актрисой - о ее работе в кино и медицинской практике, о нюансах выбора и благотворительности.

- Татьяна Люсьеновна, зачем вам тратить время на такие встречи со зрителями, как во владимирском «Политехнике»?

- Эта встреча для меня необходима, и я благодарна Вере (Вера Борисовна Цветаева, председатель киноклуба. – Прим. авт.) за то, что меня на нее пригласила. Я редко выбираюсь на публичные мероприятия и не стремлюсь к ним, потому что часто все это бывает формализовано, «для галочки». Но про владимирский «Политехник» знаю давно – и очень ценю такие оазисы настоящего и искреннего отношения к кино. Поэтому приехала с радостью и открытым сердцем.

- До этого бывали во Владимире?

- Конечно, на экскурсиях. Это город с особой атмосферой, которую создают люди, которые в нем живут. У меня в жизни были встречи с уроженцами вашего города, с которыми мне довелось работать – одна из них, сотрудница Аня, выпускница педагогического. Потрясающе владела английским и немецким языками, и это было не просто знание, а какое-то очень глубинное понимание языка. Это поразительно, но так и есть.

- Считается, что красавицам легче находить работу, зато они «зажаты» в узких амплуа, а вот у «некрасавиц» роли разнообразнее и драматичнее. Вам ваша внешность помогала или мешала в кинокарьере?

- Много чего мешало, но точно не это. Внешность, типажность никто не отменял, и это, конечно же, важно для актрисы, ее ролей и амплуа. Но есть вещи важнее внешности – характер, способности, энергия, азарт и любовь к тому, что делаешь. Я всегда это знала и не замечала какого-либо особого влияния «внешности на роли».

- Тогда почему вы отказались от кино и пошли в медицину?

- Я радикально никогда не отказывалась от работы в кино. Кино - наркотик, с которым почти невозможно расстаться. Я отказывалась лишь тогда, где точно могла не принимать участие. И соглашалась везде, где действительно хотела сниматься. Ощущения, что я что-то важное пропустила, у меня не было и нет. Всего в самый раз.

- Но, при всей известности, в вашей фильмографии чуть больше 20 картин, тогда как у многих ваших коллег – по 100 и больше… Как вы относитесь к актерской всеядности, учитывая, что всегда избегали ее сами?

- Актеры – люди особой породы, особой тонкой организации Есть те, которым нужно сыграть и то, и другое, и третье… Это внутренний, интимный процесс выбора: человек задает себе вопрос «Зачем мне это?» и сам на него себе отвечает. А потом делает выбор. Это и отличает одного человека от другого – тем, как он отвечает на этот вопрос.

Сочувствую коллегам, которые, на мой взгляд, слишком суетятся в профессии. Но всех обстоятельств их жизни знать невозможно - у всех своя «бухгалтерия». Кому-то необходим ежедневный тренинг и каждый день выходить на сцену, кому-то важен гонорар, а кто-то годами отказывается от поденки и ждет своего «Гамлета», а «Гамлет» так и не приходит. Это жестокое существование, неоправданные иллюзии о служении чему-то и часто трагический итог, когда кажется, что, может, зря упустил и то, и другое, и третье… Никто не знает, как все сложится. Какой выбор был правильным, можно понять только со временем. Это актерская судьба.

- Вы сказали про мотивы выбора, которые у каждого актера свои. Можно спросить о ваших?

- Доверие к людям, с которыми работаешь. Мне очень важно, кто рядом. Могу даже не читать сценарий, если доверяю человеку, который меня приглашает. Так было с Ренатой Литвиновой, с фильмом «Последняя сказка Риты». Рената - очень талантливый человек, с особой, ни на кого не похожей кинематографической породой. Все, что она делает, всегда как минимум интересно. И работа с ней на съемочной площадке – незабываемый опыт.

- Если вернуться к уходу в медицину – все-таки: зачем? Работать врачом эмоционально тяжело да и разбогатеть в этой сфере сложно.

- Если думаешь о заработках при выборе такой профессии, точно не стоит в нее идти. Конечно, сейчас другая генерация - без наивных иллюзий и самообмана о преобразовании мира. Поэтому при выборе врачебной специализации идут в самые высокооплачиваемые. Но думаю, что в конце концов выигрывают те, кто идет по призванию и думает о деньгах не в первую очередь. Медицинское образование – мощное, универсальное. Оно дает силы, умение терпеть и другой, всеобъемлющий взгляд на жизнь и природу человека. И в кино мне это помогает. Бывают такие творческие дистанции, которые не всякий актер может выдержать в силу своей чувствительности. Я покрепче.

- Представляю себе реакцию людей: они идут со своей поджелудочной к доктору, а там красавица из «Ассы»!

- Люди приходили с проблемами, иногда очень больные, и им было все равно, кто за столом, – лишь бы помогли. Может, это забавно выглядело со стороны. Но я никогда не ощущала какого-то диссонанса. Хотя люди говорили: «Ой, доктор, мы вас где-то видели». Но настоящих киноманов ко мне, видимо, не заносило.

- А благотворительность вам зачем? Я про сопредседательство в фонде помощи хосписам «Вера». Всем ведь не поможешь…

- Никогда не думала, что буду заниматься этим почти профессионально. А сейчас занимаюсь фондом большую часть своего времени. С каждым годом все меньше наивных намерений помочь всем и ясное понимание, как помогать, кто действительно в этой помощи нуждается. Тяжело больные взрослые, дети и их мужественные родители, чья жизнь – подвиг каждый день! Этой помощью и занимается «Вера».

Хотя и на этом пути бывают неожиданности. Например, в очередной раз нужно собрать деньги (а благотворительность без них невозможна) для покупки аппаратов ИВЛ для детей. Один покерный клуб предложил нам провести благотворительный турнир, все выигрыши от которого пойдут в фонд. Хорошее дело? Да. Но одна из членов Попечительского совета заявила категорическое «нет»: «Мы не можем принимать деньги из таких источников». Меня это сильно озадачило. Я же знаю, что благотворительность – это как раз тот случай, когда цель оправдывает средства.

- Конечно: пусть деньги будут хоть от черта, если это спасет кому-то жизнь...

- Я долго размышляла на эту тему. Может, она права? Что может запуститься какой-то неведомый круг, который в итоге приведет к чему-то еще более плохому, чем то, с чем мы хотим справиться с помощью этих денег? Что рассчитываться за то, что взяли «такие деньги», придется очень дорого? Ответа на этот вопрос у меня нет до сих пор.

У Марка Твена есть рассказ «Признательный пудель». Как раз про сложный путь в благотворительности. Там доктор спас собачку. Она сказала об этом другой собачке. Та – третьей. И все собачки города стали приходить к доктору, а он лечил всех. Жизнь в этом городе стала невыносимой, улицы были запружены больными животными. Однажды этот добрый доктор открыл дверь – собачек было до горизонта. Он оступился и случайно наступил на хвост тому самому первому пуделю. Пудель в ответ его укусил. Доктор умер...

Иногда я просто вижу, как это происходит в жизни. Сначала ты помогаешь кому-то. Потом это становится привычным для окружающих, они начинают требовать и обижаться, что ты к ним «не так внимателен». Ты становишься заложником с постоянным чувством вины. А мне этого очень не хочется.

- Но вы не отказываетесь от этого...

- Помогая другим, помогаешь, прежде всего себе. Красивое банальное утверждение, но абсолютно верное. Мне кажется, я не стала бы таким зрелым человеком, если бы этим не занималась.

К сожалению, фонд «Вера» для меня больше, чем я - для него. Вот каждый день и стараюсь выровнять эту диспропорцию, чтобы соответствовать. Фонд сейчас стал очень большим. Вначале, в 2006-м, это было такое обаятельное, идеалистическое, почти семейное предприятие.

Мне тогда позвонил директор музея архитектуры Давид Саркисян: «Слушай, я тебя умоляю: зайди, там фонд создается. Ты артистка, врач, ты им подходишь». Я зашла скорее, чтобы выполнить обещание. И то, что увидела и услышала, меня потрясло: пришла в хоспис, а попала будто в рай. Познакомилась с Верой Миллионщиковой (Основатель и главврач первого московского хосписа. – Прим. авт.). Мы поговорили, и Вера Васильевна сказала: «Вы нам подходите». А дальше начались чудеса. И не кончаются по сей день. Ведь мой приезд к вам, это тоже своего рода чудо!

P.S. «ВВ» благодарят председателя киноклуба «Политехник» Веру Цветаеву за организацию интервью.

ДОСЬЕ «ВВ»

Татьяна Друбич – актриса театра и кино, врач-эндокринолог, сопредседатель благотворительного фонда «Вера».

Сниматься в кино начала в 12 лет. В активе такие культовые картины, как «Асса», «Сто дней после детства», «Анна Каренина», «Десять негритят», «Храни меня, мой талисман» и многие другие.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Сталлоне снова в тюрьме - с Батистой и Фифти Сентом 25 июня в 18:55
Темный боевик категории Б о двух девицах в обшарпанных казематах
ВСМЗ подвел итоги конкурса на новый логотип 25 июня в 15:50
Более месяца во владимирских Палатах работала выставка его проектов. Четырнадцать студентов и выпускников кафедры дизайна, изобразительного искусства и реставрации Института искусств и художественного образования ВлГУ пр…
Владимирцы завоевали Гран-при в Сочи 25 июня в 14:17
Юные танцоры из столицы региона-33 взяли главный приз на международном многожанровом фестивале-конкурсе «Ступень к успеху», который проходил с 18 по 24 июня при поддержке Министерства культуры РФ и фонда «Улыбка».