26 февраля 2019 в 13:08
  1. Общество

Бойцы владимирского СОБРа почти ежедневно выходят на спецоперации

В 2018 году сотрудники Владимирского СОБРа исполнили больше 200 обращений на проведение спецопераций. Из незаконного оборота изъяли 24 единицы огнестрельного оружия, около 1,5 тысячи единиц боеприпасов. 1 марта владимирскому специальному отряду быстрого реагирования (СОБР) исполняется 26 лет.

С разрешения командира отряда Андрея Сироткина корреспонденты «ВВ» провели целый день вместе с одним из отделений СОБРа: из-за спин бойцов наблюдали за «тактико-специальными занятиями» на тренировочной базе, а потом, общаясь, выясняли, зачем парням нужна такая рисковая работа, в которой героизм всегда будет безымянным.

Они - элита региональных силовых структур. Подразделение, созданное специально для борьбы с оргпреступностью, ликвидации бандформирований, освобождения заложников, обеспечения силовой поддержки милиции и участия в «контртеррористических мероприятиях».

За их плечами больше тысячи спецопераций, участие в боевых действиях на Кавказе - локализации вооруженного конфликта между Северной Осетией и Ингушетией, освобождении заложников в Буденновске, обеих чеченских кампаниях… А еще на их счету – сотни спасенных жизней гражданских, которые даже поблагодарить своих спасителей никогда не смогут, потому что ни лиц, ни имен никогда не узнают. Этих ребят даже на награждении прессе снимать запрещают. Но нам повезло - познакомились с владимирскими собровцами лично.

Перед учениями начальник отделения в общих чертах обрисовал суть задания бойцам: вооруженный преступник засел в здании, где конкретно – неизвестно, чем вооружен – неизвестно, каких ловушек наставил – неизвестно, но его надо найти и обезвредить, при этом обойтись без потерь. Корреспондентам велено не высовываться из-за спин ребят и приготовиться зажимать уши: грохот от выстрелов и взрывпакетов будет мощный, а пока отойти в сторонку - детальный инструктаж не для нас.

Узелки из кевлара

Посмотрев на то, как парни перед штурмом экипируются, я задалась вопросом: а сколько весит весь их боекомплект? Бронежилет, шлем, автоматы-пистолеты, гранаты, запасные магазины и т.д. Чуть не упала, когда мне сказали «около 30 кг». А ведь в придачу к этому идет дополнительное снаряжение. Например, есть человек с пулеметом вместо АК. Другому на каску камеру крепят (запись помогает потом анализировать детали операции). А один из бойцов работал с так называемым «досмотровым устройством «Констебль» - сами ребята называют его «удочкой»: поверх «броника» надевают еще один жилет с монитором, на который идет изображение с камеры на специальной палке (она может быть от 90 см до 3,5 и даже 6 метров). С такой «удочкой» можно заглянуть в окно или дверной проем, не подставляясь под пули. А еще два бойца в учебной операции работали «щитовыми» - то есть теми, кто на штурм заходит впереди. Так вот им еще тяжелее – во всех смыслах: идут в авангарде и прут на себе тяжеленные щиты. Конечно, у щитового всегда есть «второй номер», у которого и обзор, и маневренность для стрельбы лучше. Но все это только благодаря тому, что щитовой прикрывает и его, и себя, и всех, кто идет следом.

Не знаю, из чего сделаны эти щиты с пятым (одним из самых высоких) классом защиты. На омоновские прозрачные заслоны они совсем не похожи: гораздо компактнее (чтобы с ними можно было втискиваться даже в узкие проемы), но намного тяжелее. Я честно пыталась приподнять с земли один из собровских щитов под снисходительные улыбки ребят, но, как ни пыжилась, не сдвинула ни на сантиметр. А они – ничего, тягают. Часами, если надо.

Спрашиваю: «А как это вообще возможно? Пупок же развяжется!» Бойцы хохочут: «У нас в боекомплекте кевларовые нити предусмотрены – как раз для того, чтобы пупки завязывать».

Хоть груздем назовись

Каждый боец в отделении универсален – все могут все, но специализация предусмотрена. Всегда есть щитовые (самые выносливые), высотник (с альпинистскими навыками), взрывотехник и снайпер…

Имена на операциях не используются, только позывные. Некоторые очень забавные. Сразу скажем: мы с фотографом не выдадим их ни за какие коврижки. Но спросили ребят, откуда берутся их профессиональные прозвища? Говорят, можно самому выбрать. Например, нравятся тебе барсы – можно стать Барсом. Любишь отдыхать на Черном море – назовись Моряком. Да хоть Лениным или Джексоном! Но иногда, как смеются сами ребята, жизнь добровольный выбор поправляет. Скажем, на заре своей карьеры в СОБРе пожаришь в выходные удачные шашлыки на всю компанию – велик риск стать Шефом. Но все таки против воли никто никого не переименовывает.

В ходе операций разговоры собровцев в принципе сведены к минимуму - до шепота. Если бойцы в зоне видимости друг друга, в ход идут жесты - чтобы не выдать местоположение противнику. И крадутся, как индейцы, чтобы не звука, ни скрипа не было. Хотя, если нужно захватить помещение, где преступники уничтожают улики, можно и поорать при штурме, чтобы сбить противника с толку. Как улыбнулся один из бойцов, «в шоке человек забывает, что только что собирался съесть флешку с данными».

Сколько в СОБРе бойцов, вам достоверно не скажет никто – «секрет». Хотя, если верить интернету, в Росгвардии сейчас 87 отрядов СОБРа с численностью 5,2 тысячи человек. В среднем получается по 55-60 в каждом.

Невероятно, но факт: в СОБРе нет текучки кадров. В отряд не попадешь с улицы – комплектование на вакансии происходит из числа действующих сотрудников силовых структур. Желающих всегда много, несмотря на опасности службы. Однако есть очень важная деталь: за все 26 лет существования владимирского СОБРа в отряде не было потерь личного состава (Трижды плюем через левое плечо всей редакцией!).

Каких-то требований по «экстерьеру» (росту или весу) при отборе в СОБР нет. Зато вступительные испытания зверские. С перерывами в две минуты соискатель должен сначала пробежать 3 км за 11,45 минуты, затем 18 раз подтянуться в пределах все тех же двух минут, 60 раз отжаться, сделать 60 «присядок» (одна из самых утомительных задач) и 60 упражнений на «упор лежа». Если справился и подошел по морально-психологическим качествам, в качестве «награды» кандидат получит месяц жестких тренировок. Впрочем, для бойцов тренировки потом не прекращаются. Кстати, собровцев из отпуска вполне могут вызвать на зачет по физподготовке – и надо соответствовать.

Размер имеет значение

Для оттачивания мастерства собровцы используют специально приспособленные полигоны и заброшенные объекты. Особенно удобны с этой точки зрения необследованные здания - в новой обстановке эффективность тренинга выше.

Понаблюдав за захватами отстреливавшегося преступника (им работал один из бойцов), в ходе которого я старалась не высовываться из-за спин ребят, но все равно высунулась и чуть заслуженно не схлопотала гильзой по лбу, спрашиваю Александра: зачем нужны такие занятия? Он говорит - проанализировать, кто и что может в ходе операции сделать не так. Посмотреть на спайку группы и слаженность действий, умение понимать друг друга с полувзгляда и с полужеста. После «разбора полетов» того, кто ошибся, не накажут.

- Это лишнее, - улыбается Александр. - Никаких наказаний. Только обсуждение. Мы сработавшаяся группа, в которой каждый готов прикрыть товарища и, конечно, способен сделать верные выводы из своих ошибок. Никому не надо дополнительно объяснять, что ошибка в реальной операции может стоить жизни. Все наши это прекрасно понимают. Но, кстати, реальность почти всегда сильно отличается от тренировок. Там все быстрее. А еще 70-80% контактов с преступниками происходит на подходе, когда мы только подъехали и даже выставиться на позиции не успели. Но это логично: для преступников этот момент - единственный шанс вырваться, пока их не обложили. Они знают, что если мы уже на позиции, то шансы у них нулевые.

Слаженность в группе нарабатывается годами. Именно поэтому в СОБРе не принято перекидывать бойцов из одного отделения в другое. Уходят они в основном на повышение. Кстати, начальник «нашего» отделения 8 лет отслужил на позиции щитового. Я поинтересовалась у него, почему среди щитовых нет ребят массивной комплекции? Ведь в отряде есть бойцы, стати и мощи которых позавидовал бы и Шварценеггер.

- Конечно, такие парни и два щита легко поднимут и еще в придачу трех заложников на плечах вынесут. Но! Боец должен быть практически целиком скрыт за щитом, - говорит Александр. – Поэтому щитовой должен быть сильным и выносливым, но не огромным. Если бронежилет можно подогнать по размеру хоть на Кинг-Конга, то у щитов размеры стандартные для большей маневренности при вхождении в стандартные проемы. Парень ростом в два метра и плечами в полтора за таким щитом не укроется. Кроме того, щитовой идет первым – и больше всех рискует. Если ранят «Шварценеггера», то, чтобы вытащить его из-под огня, кран понадобится. Зато в динамическом штурме такие крупногабаритные парни великолепны.

Для снайперской позиции комплекция и вовсе не важна. А вот высотники должны быть легковесами - быстрыми и юркими.

Женщинам можно. Но не нужно

Средний возраст собровцев – тридцать с небольшим. В отряде выслуга идет год за полтора, а при службе на Кавказе – год за три.

Михаил, самый молодой в отделении боец - со стажем в отряде полтора года, на вопрос «Чем хороша такая работа?» ответил так: «Это настоящая мужская профессия». Александр, щитовой: «С детства мечтал! И попал в СОБР сразу после армии. Сейчас уже не представляю себя в другом подразделении».

По словам ребят, морально-психологические качества в Отряде даже важнее физики (хотя физика у бойцов тоже отменная – не зря многие или мастера спорта, или КМС): «К нам на испытания приходили действующие спортсмены, борцы, которые после двух-трех раундов говорили – нет, нам это не подходит. Нет у них силы воли, умения терпеть, стиснув зубы, все время учиться брать на себя ответственность, потому что от этого может зависеть жизнь – своя, товарищей, гражданских».

Мамы собровцев сыновьями гордятся, но накручивают себя будь здоров. Особенно когда те раз в год в командировку на Кавказ уезжают. «Постоянно приходится успокаивать – звонить и говорить: «Я в порядке, занимаюсь, сплю хорошо, кушаю тоже». Но мама все равно нервничает», - говорит Михаил.

Отсутствие в боевой части владимирского СОБРа женщин – не шовинистская прихоть. Во-первых, как нам пояснил Сергей Савватеев, заместитель командира (в отряде он уже больше 20 лет!), на вакансии в штурмовые группы владимирского СОБРа женщины на его памяти пока ни разу не претендовали. Во-вторых, девушкам в боевых группах было бы реально не комфортно. Вовсе не потому что «не бабское это дело» - среди женщин бывают суперталантливые снайперши, например. Но во время командировок бойцы месяцами живут все вместе совместным бытом – часто при отсутствии элементарных условий вроде нормальных кроватей, теплого душа и обособленного клозета, а на боевых выходах могут по несколько дней спать в лесу в палатках, прямо на земле. «Какая женщина это выдержит?»

Кстати, Алексей, заместитель начальника отделения (в СОБРе с 2005 года), говорит, что именно в командировках люди раскрываются: «Сразу видно, кто есть кто». А начальник (14 лет в отряде) поясняет примером, что может пойти не так:

- Допустим, в ходе спецоперации ранен товарищ. Нужно пойти под обстрел и вытащить его. А человек говорит: я не готов, у меня дети. Такие здесь не нужны. У нас у всех есть близкие, мы все боимся. И правильно! Страх - это инстинкт самосохранения, он позволяет оставаться в живых. Еще страшнее становится действительно именно тогда, когда появляются дети. Но этот страх не должен подавлять способность выполнять свою работу. Если на этапе отбора допущена ошибка, то дальнейшее обучение такого человека не имеет смысла. Его уже не переделать. Поэтому редко, но были такие, кто в отряде не приживался. Зато тем, кто остался, я могу доверять, как самому себе.

СКАЗАНО!

Сергей Савватеев, заместитель командира СОБР Управления Росгвардии по Владимирской области:

- Что сложнее – командовать бойцами СОБРа или самому участвовать в операциях? Командовать безопаснее. Но именно командир отправляет людей на задания и отвечает за них. И именно командиру с этой ответственностью нужно жить. Собой рисковать, безусловно, легче, чем своими бойцами.

НАША СПРАВКА

Специальный отряд быстрого реагирования во Владимирской области создан в 1993 году – изначально в составе УБОП. Реорганизация МВД со всей чередой переименований подразделений никогда не меняла сути СОБРа. С 1 октября 2016 года отряд относится к Управлению Росгвардии по Владимирской области. Бессменный командир Владимирского СОБРа с ноября 1996 года - полковник полиции Андрей Сироткин, не паркетный, настоящий боевой офицер, который сам не раз бывал в служебных командировках на Кавказе. 95% сотрудников владимирского СОБРа имеют государственные награды: ордена Мужества, медали ордена «За заслуги перед Отечеством», медали «За отвагу» и другие.

Заголовок в газете: За их спиной, как за стеной
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Во Владимире поставили спектакль о Чернобыле в бывшем цеху Владимирской ТЭЦ вчера в 18:26
С Владимирским областным академическим театром драмы и его актерами мы в «ВВ» дружим уже давно. И не просто зрительски встречаем все их премьеры и творческие эксперименты, а — на правах друзей — обычно знаем (наблюдаем в…
Телефонные мошенники начали обещать ордена жителям Владимирской области вчера в 12:10
Количество денежных переводов без согласия клиентов банков во втором квартале 2021 года выросло до 237 тысяч – это почти на четверть больше, чем за тот же период 2020 года, сообщает пресс-служба Отделения Банка России во…
Владимирцам результаты тестов на коронавирус будут выдавать на Госуслугах вчера в 10:45
С 15 октября жителям Владимирской области результаты ПЦР- тестов на COVID-19 будут отправлять в личный кабинет на gosuslugi.ru, сообщает пресс-служба Медицинского информационно-аналитического центра.