13 марта в 13:23
  1. Бизнес

«Утиная история» владимирца Вячеслава Лашкова

Призыв классика про «тетку, глушь, Саратов» владимирец Вячеслав Лашков понял по-своему и... уехал на задворки суздальского села Семеновского-Красного, в чисто поле, уток разводить. Он - типичный ушелец. От чего ушел? Говорит, от неправильной жизни в городских джунглях к настоящему делу, к исключительному кайфу на природе хоть и без всяких удобств. Но с перспективами!

- Приезжайте! Дорога до меня прочищена, - гостеприимно приглашал журналистов «ВВ» Вячеслав, фермер-утковод и по совместительству популярная интернет-фигура. Его посты в соцсетях непременно находят живой отклик, а утки, которых он продает (тоже, кстати, через интернет), народ наперебой расхваливает.

...Мы и поехали. Трасса на Суздаль, поворот к деревне... А вот и проулок с прочищенной дорогой. Путь к утководу извилист, местами снежно-каменист. Но ничего, добрались до избушки ушельца. Вокруг - запчасти, провода, каркасы: явно нужные в хозяйстве вещи. Чуть поодаль от человеческого жилья - густо заселенная теплица-птичник. Посмотришь направо - чисто поле, налево - оно же, но с вариациями: линию горизонта прерывает какое-то чудное строение (то ли юрта гигантская, то ли ангар с секторами?).

Хозяина не видно, зато выбегают три собаки, гавкают - хлеб отрабатывают. Рисковать не стали, из машины не высовываемся, ждем. А вот и фермер - легок на помине! Вячеслав, и правда, весь какой-то легкий, пружинистый, бородатый и взъерошенный, но не ершистый. Здоровается и общается, как со старыми знакомыми - это приятно. Приятны и его грамотная речь, и четкая аргументация жизненных принципов и принципов ведения фермерского хозяйства.

Впрочем, выяснилось, что начало уткодству положил спор, сильно смахивающий на авантюру.

- Сидели с друзьями в кафе, - рассказывает Вячеслав. - Кто-то похвалил утку. А я ляпнул, что сделаю ее дешевле - технологию знаю. Буквально через два дня привезли сюда: «Вот твоя земля - делай утку». Было это меньше года назад.

До этого зигзага судьбы Вячеслав Владимирович профессионально занимался строительством. Был руководителем крупных проектов, работал на серьезных объектах. Таких, например, как ГРЭС или «Алмаз-Антей». Но стройка перестала, по его словам, приносить радость. Заскучал, взял паузу. Тут подвернулся проект строительства большого утиного комплекса - на 80 га и с альтернативной энергетикой. Пока разбирался, как установить и запустить диковинные для наших мест ветрогенераторы, вникал в технологию выращивания птицы.

Казалось, что азы освоил, но на практике столкнулся с большими проблемами.

- Закупил 1400 уток в последних числах мая, привез их сюда, - рассказывает фермер. - А в начале июня ударили заморозки. Ночью снег шел. Я готов к этому не был. Много потерял из этой партии.

Сам в это время начинающий заводчик уток (в последствии чемпионов) жил в палатке. Ни воды, ни электричества... Для обогрева птицы купил генератор, лампы - выходил, но задумался. Почему птенец в сарае дохнет, если температура содержания ниже 28 градусов? Может быть, с кормом что-то не то?

- Я же глубоко в корма не погружался, - продолжает свою историю Лашков. - Но с самого начала решил, что откажусь от комбикормов - там и антибиотики, и консерванты, которые, кстати, разрешены у нас, но в Европе запрещены. Перевел уток на обычный корм, а утка стала падать. Оказывается, не живет птица, закупленная на производстве, без антибиотиков - заболевает и умирает.

Великая сила самообразования! Вячеслав пропадал на фермерских форумах, через интернет пытал с пристрастием ученых мужей, специалистов племзаводов и крупных комбинатов, коллег-частников. Выяснил, что иммунная система инкубаторного птенца не работает. Ему бы, бедолаге, вылупиться из грязного яйца, потереться о грязное перо мамы-утки, заболеть… и выздороветь. Стерильность же, напротив, вредна для птичьего здоровья.

- В ЕС принят закон: к 2022 году полностью отказаться от антибиотиков в кормах, использовать их только в терапевтических целях. У нас аналогичная программа тоже принята. Срок - к 2030 году, но ничего не прописано. Есть и российский закон об органическом продукте, но что считать таковым тоже непонятно, - посетовал утковод и принялся рассуждать о возможностях и перспективах производства истинно фермерского продукта.

Серьезный разговор о вкусной и здоровой пище для широких слоев населения мы ведем в тепле. Аскетичный дом Вячеслава и его боевой подруги Анжелики отапливается буржуйкой. Обстановка в стиле эклектичного минимализма. Кровать, столы, плитка и холодильники (для хранения продукции на продажу и личного пользования). От цивилизации еще ТВ и компьютер. Быт прост? Очевидно, что нет!

- А мне кайфово так жить, - улыбается Вячеслав и явно гордится, что в сколоченном на скорую руку домике они с супругой умудрились перезимовать.

Анжелика, кажется, тоже не особо переживает - недостаток комфорта восполняется близостью к природе: «Я до сих пор удивляюсь, какие здесь звезды! Таких никогда в городе не увидишь!»

Однако романтика и философское отношение к жизни, убежденность в правильности в возвращении к корням и сельскому труду у Вячеслава круто замешаны на расчете. Все-таки его КФХ - это экономический проект. Лашков уверяет, что фермерский честный продукт (без кормов с антибиотиками, со свободным выгулом птицы) можно производить и он будет доступен всем. При соблюдении определенных условий (наличии собственной земли, кормовой базы и бойни) мясо утки с КФХ будет продаваться по 150 рублей за кило.

Правда, делает ремарку Вячеслав, нужен еще благоприятный режим для реализации. Пока с этим трудности. Выход на рынок органического продукта тормозит принятая в прошлом году и обязательная к исполнению автоматизированная система «Меркурий». Нет крестьянина в этой базе, нет у него и доступа к покупателю.

По мнению Лашкова, подходить к частнику с теми же требованиями, что и к агрохолдингам, нельзя. Любая финансовая нагрузка на крестьянина - будь то налоги или обязательный кассовый аппарат - ведет к удорожанию продукции для конечного потребителя. Кроме того, когда нет постоянного сбыта, риски закладываются в цену. Неудивительно, что при таком раскладе многие фермеры не брезгуют подменой: кормят животинку теми же кормами, что в крупных хозяйствах и не чураются гормонов роста. Какой же это органический продукт?!

- Надо, чтобы государство четко разделяло: есть - промпродукты, есть - органика. Не надо смешивать: разные продукты - разные правила игры. Почему я курицей не занимаюсь? - спрашивает Вячеслав и сам же отвечает - Потому что генетики ее испортили - две порченных породы на всю страну. И индейку без антибиотиков не вырастить. А вот утку еще не побили. Есть шанс.

Похоже, этот шанс фермер намерен использовать. Та самая чудо-постройка - это полигон селекционера. В секторах-загонах Вячеслав планирует разместить уток, каждую группу кормить по-разному, а потом посмотреть, какой корм самый подходящий.

...В доме тепло, но пора однако и на птичек посмотреть. Под согнутым дугой карбонатом суетятся утки, шумят, покрякивают. Масть разная, размер тоже. «Башкирская цветная», белоснежная «Агидель» и юркий «Фаворит», есть еще «Индийский бегун» - этот совсем мелкий, но, говорят, дюже яйценоская порода. Это родительская стая. Выжили без антибиотиков и способны дать потомство с сильной иммунной системой.

- Кормим наших уток так: восемь ингредиентов смешиваем вручную непосредственно перед кормежкой - натуральный корм не хранится, - делится секретами мастерства Лашков. - Сразу скормить, потом сразу отмыть. В весенне-осенний период кормим один раз. Остальное птицы сами добывают - до десяти километров в день наматывают. Здесь поля, пруды - условия есть. Кстати, к воде инкубаторная утка совсем не приучена. У нас птица в воду не шла, пока не прилетели дикие сородичи.

Вячеслав очень вкусно рассказывает о прелестях крестьянского бытия. Его послушаешь и тоже махнешь «к тетке, в глушь, в Саратов». Лашков, кстати, не против, если на его земли (в наличии больше десяти га) заедут огородники и заводчики каких-либо сельхозживотных. За аренду обещает денег не брать - только работайте. Тут же и ярмарку можно организовать для приезжих горожан, жаждущих питаться по-настоящему натурпродуктами. В общем, «планов громадье».

Как радушные хозяева Вячеслав и Анжелика не отпустили нас без угощения. Отведали мы утятины. Вердикт: вкусно! Не врут клиенты отчаянного фермера-ушельца.

Заголовок в газете: Пасторальный роман на фоне уток
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
«РАСКО» будут банкротить, а завод в Анопине - спасать 5 декабря в 15:55
5 декабря врио первого вице-губернатора Максим Брусенцов провел совещание с представителями сторон конфликта вокруг стекольного завода в поселке Анопино, где отстраненная от управления команда пыталась вернуть предприяти…
Во Владимирской области инвесторам дали особые льготы 3 декабря в 21:15
Во Владимирской области принят закон, устанавливающий налоговый режим для резидентов особых экономических зон. Инвесторы получат льготы по налогу на прибыль и транспортному налогу.
Технопарк "Вольгинский" отключен от газа за долги 27 ноября в 09:46
26 ноября был отрезан от газовой трубы технопарк "Вольгинский" в Петушинском районе Владимирской области, задолжавший ООО "Газпром межрегионгаз Владимир" 56,7 млн рублей и переставший платить за поставленные ресурсы с 20…