3 октября в 11:26
  1. Общество

Бизнес Владимирской области приспособился к жизни в пандемию коронавируса

Фото: Владимир Чучадеев
Пандемия, из-за которой в прошлом году мы пережили болезненный во всех отношениях локаут, никуда не ушла, но экономика, по мнению специалистов, оживает. «Владимирские ведомости» разбирались в этом парадоксе с помощью цифр и экспертов.

Риски не страшны, когда понятны. Один из самых явных маркеров — активность компаний на рынке кредитования. Никто в здравом уме не берет в долг, не надеясь, что заемные деньги помогут развитию. А по данным Отделения Владимир Банка России, владимирские предприятия и ИП только за полгода-2021 набрали банковских кредитов на 75,5 млрд рублей, что больше аналогичного периода прошлого года в 1,2 раза.

Петр Пашковский. Фото Натальи Лариной.

Причем, сейчас бизнес берет в долг уже по рыночным ставкам — господдержка пострадавших отраслей счастливо закончилась. Петр Пашковский, управляющий отделения Группы «Открытие» во Владимирской области, объясняет возросшую активность предпринимателей так: «В прошлом году государство предпринимало беспрецедентные меры, чтобы не допустить паники, потому что ситуация была новой и абсолютно не предсказуемой. Все были в ступоре и, кто мог, работали на выживание. Никто ничего не собирался строить или во что-то инвестировать. Сейчас все иначе: стали более понятными — и просчитанными риски. Все знают, что есть ограничения, что пандемия никуда не ушла, но люди понимают, что может быть в самом плохом случае и что с этим делать». 

Самое интересное, что никто из получателей господдержки в пандемию в банке под руководством нашего эксперта не нарушил условий ее получения, использования и возврата денег. И это тоже любопытно.

Но главный индикатор меняющейся ситуации в экономике, по мнению Пашковского, это ключевая ставка. Если в прошлом году Банк России ее понижал (то есть удешевлял стоимость денег), то сейчас - с каждым новым заседанием «по поводу» - отыгрывает. 

Ключевая ставка много на что влияет, но что эта тенденция значит, например, для рядовых вкладчиков? А значит она «конец эпохи дешевых ставок по вкладам», когда проценты по депозитам были на уровне или даже ниже уровня инфляции. Люди прочувствовали тренд: во Владимирской области, например, вкладчики банков нарастили свои финансовые запасы до 218 млрд рублей, что на 4% больше, чем годом ранее. И в основном (199,6 млрд) это рубли. 

До роста ставки — вернее, в ее низшей точке - банкиры фиксировали возрастающую инвестиционную активность граждан-рантье, расстроившихся падением доходов на процентах и поэтому интересующихся накопительными страховыми программами, инвестиционными счетами и т. п. Любопытно, что возврат интереса к депозитам (после роста ключевой ставки) вовсе не оттолкнул новичков и от инвестиций — отскока вообще не наблюдается. 

«Если еще два года назад все шарахались от слов «инвестиции» и «акции», то сейчас людям нравится, когда есть варианты для заработка и можно использовать разные. Треть размещенных в банке средств — это как раз инвестиционные продукты», - говорит наш эксперт. 

Кстати, по данным Московской биржи, на начало августа 2021 года жители Владимирской области открыли более 34 тысяч индивидуальных инвестиционных счетов. Это больше, чем год назад, в 1,7 раза. Доходность по таким инвестициям варьируется от 10 до 20%, но, признает эксперт, высшая планка все же включает в себя элемент везения (вовремя зайти), а риски берет на себя сам инвестор — никакого АСВ с гарантированными возвратами вложений здесь не предусмотрено. 

Почему банкротиться — не всегда выход. Но вернемся к кредитам. По данным Надежды Калашниковой, управляющей Отделения Владимир Банка России, по отраслевой структуре основная доля кредитов в регионе приходится на промышленность. И 33,2 млрд ушли в обрабатывающие производства (плюс 8%). Чем не признак развития? Они ведь эти деньги не проедают, а, как правило, вкладывают их в оборудование. 

Малый и средний бизнес с начала года набрал кредитов на 23 млрд рублей, что на 20% больше первого полугодия-2020 (вот она тоже — налицо: разница между двумя годами жизни в пандемию). В Банке России считают, что помогли меры поддержки МСП, в том числе льготное кредитование по госпрограммам, но напомним — сейчас бизнес продолжает кредитоваться и не льготно. 

Строители тоже с начала года работали будто на форсаже — с трехкратным увеличением кредитования строек (до 1,35 млрд). И, кстати, работают они явно не «в запас» - квартиры у них покупают: не зря владимирцы стали брать ипотеку почти в полтора раза чаще, чем годом ранее, - за полгода в регионе выдано 7963 ипотечных жилищных кредита (плюс 43%), в деньгах — это больше 18 млрд рублей. Калашникова объясняет это льготными программами кредитования и рекордно низкими ставками. Причем, госпрограмму поддержки ипотеки никто не отменял. Если бы не волатильность на рынке жилья и стройматериалов, рост мог быть еще более впечатляющим, считают эксперты.

А банки ипотеку тоже любят, несмотря на не быстрый возврат средств, поскольку это самый безрисковый для них продукт: неплатежи по ипотеке составляют меньше процента. 

Впрочем, социальные дефолты (невозможность платить по всем своим займам) в принципе тоже сейчас не особо частое явление в серьезных банках, говорит Петр Пашковский. Скоринг (система оценки кредитоспособности) там жесткий. Причем, это не человек-консультант решает «давать кредит или не давать» и, если давать, то сколько и как надолго, а алгоритм, анализирующий огромное количество данных из всех официальных источников: от стажа и места работы до количества иждивенцев, наличия имущества и фактического значения профессии. Например, не секрет, что термином «менеджер», означающим, по сути, управленца, у нас часто называют продавцов рекламы или неких товаров. Так вот, на менеджера-руководителя и на менеджера-продавца алгоритм среагирует по разному. Причем, это не значит, что продавцу кредит не дадут. Просто планка для него будет другая — и по сумме, и по времени отдачи. Тем более, под вопросом кредитоспособность соискателей, если речь идет о не прикладных профессиях, которые вообще не гарантируют постоянного дохода. 

На реплику «ВВ», что «справка о доходах — главный документ при запросе на кредит, а ее можно подделать», Петр Пашковский ответил так: если подделка сработала, то это прокол системы скоринга конкретного банка, потому что доходы «во многих местах отсвечиваются» - не только в налоговой, но и через отчисления в Пенсионный фонд, через оборот на счетах, через расходы, наконец. «Нельзя подчистить в одном месте — баланс не сойдется, - улыбается Петр Николаевич. - А все в системе не подчистишь. Доходы и расходы должны балансировать». 

Если вернуться к просрочкам (а они все таки бывают), эксперт называет проблемой вариант с банкротством физических лиц, которое среди граждан активно продвигают консалтинговые фирмы и фирмочки, не объясняя людям последствия такого шага. В итоге должники, не желающие платить, думают, что банкротством они просто избавляются от долгов, но не учитывают, что, например, после такой процедуры их единственное жилье банки забрать не могут, но и наследникам оно сможет достаться только с обязанностью вернуть тот самый долг. Либо никакой недвижимости они вообще не получат — ее просто продадут в уплату долга банкрота. 

Кстати, женщины аккуратнее мужчин в своих кредитных обязательствах. 

Будущее за цифрой. Петр Пашковский говорит об одном важном плюсе пандемии — она подтолкнула людей активнее использовать безналичные расчеты. Через карты, смартфоны, часы и т. п. Банкир уверен, что со временем мы придем к возможности платить по биопаспорту (фото сетчатки глаза, сканирование лица), тем более начало положено — отпечатком пальцев мы уже разблокируем смартфоны со всеми закачанными в них приложениями. 

Если пять лет назад большинство жителей региона использовали банковские карты только для того, чтобы снять деньги, то по итогам первого полугодия 2021 года количество безналичных операций превышает снятие налички в 20 раз. Безналом владимирцы за шесть месяцев оплатили товары и услуги 188 млн раз на 123,5 млрд рублей, средний чек — на 657 рублей. Для сравнения: в то же время жители региона снимали наличные 9,6 млн раз, а сумма выданных на руки денег составила 94,3 млрд.

При этом эксперт уверяет: системы защита в банках очень мощная, а большинство так называемых кибермошенничеств — вовсе не «кибер», а социальные, потому что люди чаще всего сами вступают в диалоги с незнакомцами и выдают аферистам персональные данные и - собственные деньги. Не попадать в такие ситуации не сложно, уверен Петр Пашковский. Например, в придачу к упакованному приложениями смартфону специально для информации по банковским картам завести обычный кнопочный телефон, номер которого не «светить» вообще нигде. Тогда, даже если мошенники веерным прозвоном доберутся до вас с пресловутым «с вашей карты снимают деньги, надо экстренно принимать меры», вы ни на секунду не поверите, что это - консультант банка. 

Ну и в любом случае, безналичные расчеты рано или поздно победят кэш. Банкир говорит от отдаленной перспективе — внедрении цифровых рублей. И к этой реальности нам лучше подготовиться заранее.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Жительница Вязниковского района больше недели спала на болотах и пила росу 45 минут назад
Настоящее чудо. Так говорят вязниковцы об этой истории со счастливым концом. Жительница деревни Сергеево Вязниковского района Владимирской области Людмила Гущина, отправившись за грибами, потерялась в чаще. Больше недели…
Художница из Владимира путешествует по стране благодаря соцсетям сегодня в 11:31
Как художнику заставить смотреть на себя тысячи поклонников без единого мазка кистью? Зачем реставратору нужны химия и физика? Почему иллюстраторы отказываются от проектов? Ольга Ларюкова провела 300 «живых» мастер-класс…
Жителям Владимирской области рассказали, где выгоднее делать товарные запасы сегодня в 09:28
Некоторые эксперты называют инфляцию «необъявленным налогом», отстраниться от которого не может никто: он красуется в ценах на товары, которые мы покупаем.