26 июня в 12:50
  1. Общество

Где нет супермаркетов и курьеров: журналисты «ВВ» провели день с автолавкой

Автолавки — вовсе не канули в лету, как выяснили корреспонденты «ВВ». Даже в век интернета у нас есть крошечные населенные пункты, куда никакой ретейл не зайдет, потому что априори не будет оборотов на окупаемость. Но люди-то там живут! И им необходимы продукты и повседневные товары! Как им привозят все нужное — мы увидели, отправившись по маршруту автолавки в Ковровский район.

Людей к товарам или товары к людям?

«С колес» обычно обслуживают населенные пункты, где совсем нет магазинов. Автолавка никогда не сможет конкурировать с большими сетями, но всегда будет востребованной, уверена председатель Ковровского районного союза потребительских обществ Вера Пелевина. 

В какой-то степени такой формат удерживает поселок «на плаву». Кто захочет жить в деревне, если ближайший магазин в десяти километрах? Автомагазин с доступными ценами (не выше, чем в рядовом магазине) «дергает рычаг цивилизации» в таких местах. 

Если человек плохо ходит, автолавка - лучшее решение. Вот есть магазин в середине деревни, а бабушка не может больше десяти шагов сделать самостоятельно. Что ей делать? – убеждает водитель автомагазина Владимир Максимов.

Из-за высокого спроса среди пожилых в некоторых селах грузовик «притормаживает» сразу в трех-четырех точках. Ассортимент скудным назвать нельзя. Причем, везут даже «дачные» овощи - помидоры и огурцы. 

– В Баранове и Алексеевском – несколько остановок. Деревни не обязательно находятся близко. Например, расстояние между двумя – 12 км. Но бывает, что необходимо сделать крюк – ехать разворачиваться на трассе возле Пенкино. За один рейс все не распродаем, но - стараемся. Сегодня едем в сторону Красного Октября, а также Вязников. Села в маршруте разной численности населения: по 20 человек, а есть и по 100. Когда-то там были магазины. На одной точке стоим час-полтора, а где-то - минут 20-30. Жители знают, куда подходить и в какое время, – рассказал Максимов. 

За один день грузовик объезжает не меньше 5-10 сел. Формат торговли не зависит от сезона, но помеха одна в любое время года: «Я работаю с февраля. Такие дороги… Не опишешь словом, это надо видеть! Едем медленно. Например, по сегодняшнему дню – после села Нового - дорога плохая. А зимой выезды ежедневные. Не было случаев, чтобы я буксовал или застревал в снежной каше, но машина ломалась. Ямы, припорошенные снежком, – тоже проблема. Хотя в деревнях дороги чистят». 

Летом часто отовариваются дачники, поэтому клиентопоток выростает раза в три. Конечно, это отображается на продолжительности поездок – заканчивают позднее. 

В паре с Владимиром работает продавец Наталья Конусова. За полгода она изучила запросы покупателей от «а» до «я»: «На заказ обычно привозим комбикорм и зерно. Еще стиральный порошок просят, кто-то молока топленого… Я сама из Нерехты. У нас есть два магазина – от райпо и частный. По субботам приезжает юрьевецкая автолавка и мясная. Если говорить о проблемах в нашем поселке, то решаем постепенно. Автобусы у нас ходят. Вот сейчас проводят природный газ. У нас школа рядом, детский сад, строится детская площадка. У нас была трудность: очень большие счета на оплату за жилье – около 6,5 тысяч в месяц за отопление целый год. Сейчас плату снизили до 2,5 тысяч. Обращались в различные инстанции за помощью». 

Населенные пункты в графике могут измениться. 

В советскую эпоху магазины потребкооперации доминировали не только в райцентрах, но и в крупных городах. Сейчас ситуация сложнее. Автолавки удалось сохранить, хотя часто - в убыток… Ковровское райпо нуждается в поддержке правительства. Например, в закупке автомобилей. Ежедневная нагрузка большая, а в автопарке всего три специально оборудованные машины (когда-то было 15), а «на ходу» – одна. Как отметила председатель, в других регионах передвижная торговля поддерживается за счет бюджета.

Чек-лист по деревенским заботам. Первый пункт по графику – село Гороженово. Здесь постоянно заселены больше 12 домов. В назначенном месте уже собрались селяне на любимый пятничный ритуал. Бабушку, которая в итоге основательно закупилась, пропустили вперед. Народ не только продукты к столу купит, но и обсудит последние тренды садоводства. В очереди так и слышны «огородные» слова: «первый помидор», «закручивающееся растение», «удобрение» и так далее. 

Заводим разговор с одной из жительниц. Ирина Науменко вместе с мужем перебралась в село около шести лет назад, когда сюда провели газ. Женщину расстраивает перекрытие части леса в Доброграде, где деревенские любят собирать ягоды и грибы.

– Нам закрыли ход, сделали территорию частной. А там были такие замечательные поляны белых грибов! Сейчас все заняты огородом. Все, что вырастим, то и едим. Обещали, что дадут пропуска, но до сих пор их нет, – сетует наша собеседница. Еще Ирина пожаловалась на дорогу, точнее – ее отсутствие. Селу нужен асфальт, а не щебенка: - Мы люди пожилые, ноги болят, идти по камням очень тяжело. Когда в городе работали, ездили на машине и автобусе. А сейчас что? А зимой – вообще лед, не пройти! Даже на остановку спускаться вниз далеко и опасно. Автобусы ходят в Ковров и Доброград.

Магазина в Гороженове не было никогда. До ближайшей торговой точки в Великове – 1,5 км, а в Доброграде торговой инфраструктуры пока не имеется (бывает, что оттуда люди приходят в автолавку). Мини-супермаркет «на колесах» для жителей – единственный вариант надолго затариться, не имея личного транспорта. 

– Я автолавку вижу из окна, соседка вот попросила хлеб ей купить. Перед Пасхой были куличи и сладости. Мясо бывает привозят, селедка есть. Нам очень нравится! Не у всех транспорт есть, а здесь еще и заказ можно сделать, и все привезут. Но мне приходится в город ездить, коты едят специфическую пищу. Еще к нам «молочка» приезжает с села Крутого по средам, тоже очень хорошо. Мы с мужем приезжаем из города «на сборы» – сюда в апреле, домой – в ноябре, приезжаем в апреле. Но все равно здесь большую часть времени проводим, – делится Елена Ивашина. Она обеспокоена перекрытием пути к реке и прудам «на задах». По ее словам, раньше за деревней проходила дорога. Люди сделали себе подъезд на участки, такой себе «черный вход» для перевозки навоза, например. Теперь ход уничтожили грейдером, и загородили проезд. Еще один пункт в «to do list» – вопрос обновления системы электричества. При любом сильном ветре или грозе в жилищах остаются без света. В лучшем случае, если за сутки приедут энергетики, а так приходится надеятся на генераторы, которые установили все «постояльцы».

Тем не менее, дружные жители справляются с невзгодами, и, кажется, не променяют деревенский уют на городские удобства:

– Сейчас в деревне можно жить, как в городе! Газ есть, вода и интернет имеется. У кого-то свое хозяйство. И все же, по щебенке на машине можно в любое время проехать. А раньше оставляли в Великове авто и шли пешком. Зимой дорогу чистят, отсюда можно не бояться уехать на работу. Староста села Владимир Галочкин – пенсионер, здесь всегда находится. Все вопросы решаем с ним. Если мы собираемся что-то делать в деревне – делаем коллективно. Даже дети помогают. Пруды чистим, кустарники срезаем. Щебенку покупаем на свои деньги. Часовню белим ежегодно, купили иконы на свои деньги. Батюшка приезжал, осветил. Раньше облагораживание деревни объединяло всех. Например, если пруды чистили, вытаскивали тину, то варили на всех уху, – вспоминает Ивашина.

Следующая точка нашего сельского маршрута – Макарово. Автолавка притормозила у калитки дома в конце улицы с благоухающей сиренью. «Что-то у вас немного людей…», – констатируем. «А кто у нас? Нет никого. Вот еще сейчас одна женщина подойдет, – старушка Галина Алексеевна (отчество изменено) неохотно идет на контакт. – Мы покупаем четвертинку хлеба, кто не смог прийти – и для них берем, потом разносим». Она перечислила 12 домов, которые заселены. Ближайший магазин – в Красном Октябре, но ездить туда затруднительно: «Нам туда не добраться, автобусы ходят только один раз в день, и то сутра. С водой сейчас вроде неплохая ситуация. Опять же – свет иногда пропадает, провода плохие, все время замыкает. Газа нет, баллонный и то с перебоем. Постоянно здесь живем, мы пенсионеры, а дети далеко. Здесь, в основном дачники», – рассказывает еще одна жительница, пока расплачивается за товар. Кстати, пришла она со списком: «Хлеб – 2, батон – 1, крупа, рыба, спички». 

Постоянные клиенты ушли, лавку закрывают после 20-минутной торговли, и тут нас окликает одна старушек на лавке. Поняв, что мы из газеты, она начала свою гневную тираду: «Мусор! Один бак всего, и то на выезде. Там же одни дачники. А мы отсюда туда на край деревни возим. Мне 80, ей 70. Хорошо, если кто-то поможет. Я вчера на тележку нагрузила и повезла, – пожаловалась Дина Анатольевна. – Мы обращались во всякие инстанции, платим каждый месяц за вывоз. В соседнем Бедрине везде по ящику, а у нас только один! Что же нам вот здесь не поставят? После долгой мольбы поставили вот рядом ящик, а потом убрали. У нас, мол, подъезд плохой к нему!»

Наша журналистская команда (но не автолавки) завершает день именно в Бедрине, которое упоминает бабушка из Макарово. Особенность села - оно находится по обе стороны трассы. Автомагазин здесь остановился по ходу движения. 

Во время торговли мимо пронеслись несколько автомобилей на скорости. Спрашиваем местных, как справляются с шумом. «Мы привыкли, не мешает уже. Хорошо, дорогу регулярно ремонтируют, но на кладбище плохая дорога, ее разбивают лесовозы. В прошлом году вовсе засыпали крупной щебенкой. На машине с низкой посадкой туда не проедешь», – рассказывает жительница Валентина Каткова, проживающая здесь с 1990 года. Говорит, староста очень отзывчив к просьбам сельчан. Когда-то женщина сама была доверенным лицом жителей и всегда приходила в каждый дом узнать все пожелания. Одной из нынешних проблем она считает перебои с электричеством, ведь это вредит бытовой технике: «Сначала жили, нам на машине воду возили. И без воды были, и без света. Сейчас вода есть, дома душ есть. Единственное, когда света нет, нет и воды. Насос в скважине работает от электричества». 

К грузовику с продуктами подошли еще двое дачников. 

– Живу в Коврове, все лето здесь нахожусь. У нас мало людей закупаются в автолавке. Магазин в Красном Октябре. Был бы газ, больше бы людей приезжали сюда, и строили бы здесь дома. Вот Макарово – деревня компактная, там больше людей строятся. А здесь – длинная, а людей мало. Деревня вдоль дороги, за счет этого живет. С автобусом та же история, что и в соседнем селе. Больше транспорта по нашей ветке нет, только с Красного Октября. Там тоже меньше сейчас автобусов. Еще вот какая проблема – аптек нет в Красном Октябре, аж в Мелехово ездим (население больше 6 тысяч), – отметила Лариса Ивановна.

На тему газификации соседку поддержал второй огородник: «Газа нет – самая большая трудность. Так вообще было бы хорошо! Говорят, не раньше 2025 года… Трубы провели. Дрова очень дорогие». 

Проведя день с автолавкой, делаем вывод – обычная русская деревня точно не умрет. Бытовые перипетии заставляют ее жить. Тем более, пока есть автолавка. Между прочим, в Госдуме собираются разрешить сельхозпроизводителям торговлю своей продукцией с автолавок. Может, так небольшим фермерским хозяйствам легче будет конкурировать с промышленными гигантами?

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
вчера в 20:00 Варианты снижения аварийности на маршруте Владимир-Радужный найдет рабочая группа
Уполномоченные Людмила Романова (по правам человека) и Алла Матюшкина (по защите прав предпринимателей) оценили дорожную ситуацию на данной автодороге. Только в этом году здесь было четыре аварии с участием рейсового ав…
вчера в 19:20 Участники сентябрьских выборов продолжают подписывать соглашения с общественниками
Владимирское региональное отделение «Единой России» заключило соглашение о сотрудничестве с Общественным штабом. Его суть – взаимодействие сторон в рамках подготовки и проведения общественного наблюдения за голосованием…