17 июля в 10:34

Владимирские тяжеловозы любят яблоки и шутки над журналистами

Они одни из самых прекрасных созданий, что нам доводилось видеть, - обитатели Государственной заводской конюшни имени Владимира Ивановича Фомина владимирские тяжеловозы. В прошлом году этой уникальной породе - гордости нашего региона и его ценнейшему наследию - исполнилось 75 лет. А тот самый Фомин, кстати, посвятил лошадям практически всю жизнь. Не исключено, что не будь его, не было бы уже и наших тяжеловозов. Он с 1953 года работал на Владимирской государственной конюшне, выигрывал чемпионаты русских троек, правил квадригой на открытии Олимпиады-80, ставил рекорды в испытаниях тяжеловозов, изобрел уникальную систему подготовки лошадей...

По легенде, утверждает ресурс lubovbezusl.ru, Фомин впервые сел в седло в три годика, а в 12 лет, в войну, уже стал старшим конюхом. Ну а после Великой Отечественной войны директор государственной заводской конюшни Анатолий Могилевкин предложил юному таланту тренировать спортивных лошадей.

В его жизни было участие в знаковых советских картинах («Морозко», «Андрей Рублев», «Женитьба Бальзаминова» и т.д.). Между прочим, сани из «Морозко» до сих пор целы   аккуратно хранятся на складе госконюшни.

У Владимира Ивановича был шанс эмигрировать за океан на прекрасных финансовых условиях, но он ответил американским рекрутерам: «Я мужик владимирский»... На конюшне о Фомине до сих пор говорят с уважением, ощущаемым кожей.

В административном здании госконюшни   музей с бесчисленными наградами самых престижных выставок и чемпионатов и множество подарков от людей, которых явно тронуло и впечатлило знакомство с тяжеловозами: картины с их изображениями, статуэтки лошадей... Есть даже экспонаты, созданные руками заключенных.

Но при всей трогательности этих предметов главные драгоценности в этом месте - сами лошади. Кажется, общение с ними - лучшее средство от всех переживаний, а лицо само расплывается в улыбке. Сначала мы в сопровождении директора (уже 26 лет в должности!) Ильи Симакова прошли в конюшню к жеребцам. Там я, выдохнув первую порцию восторга и получив разрешение угостить коней яблоками, минут десять как угорелая носилась между денниками, потому что, пока вручала яблоко одному, остальные ребята мощнейшими ударами в двери явно требовали свою долю вкусного.

Но вот что интересно   огромные кони, по 700-900 кг каждый, все   с характером, но яблоко с руки берут очень аккуратно. Хотя тут есть своя тонкость   угощать лошадей (и не только супертяжей) нужно с раскрытой ладошки, не подставляя пальцы, иначе коню сложно куснуть лакомство, не прихватив часть вашей руки. Но если делать по правилам, все безопасно.

Кстати, про ум и характер. Когда жеребцов (по очереди, потому что вместе, не начиная выяснять, кто тут главный, гуляют только девочки) выводили на улицу на променад, один из красавцев   Ганг, когда я подошла вплотную, сделал вид, что хочет меня тяпнуть (именно сделал вид   с повадками лошадей я знакома), а когда я рассмеялась, весело отбежал и стал колоритно валяться в песочке всеми своими сотнями центнеров.

С кобылами еще трогательнее   они позволяют себя обнимать и гладить по мягким носикам. Впечатления   непередаваемые.

Половина обитателей конюшни   это жеребцы. Газолин, Лангуст, Витебск, Вельск, Вагнер, Хрупкий, Гипс, Гранат, Салман, Маскарад, Ловкач... Клички подбирают не просто так: имя жеребенка должно начинаться с той же буквы, что имя его мамы, а в середине обязательно должна быть заглавная буква имени его отца.

Лангуст, судя по всему, один из самых милых и спокойных по характеру жеребцов   его даже разместили в конюшне с кобылами, чтобы видеть, какая из них готова позитивно среагировать на интерес жеребца. А его интерес все же не перебивает природную интеллигентность   дверь денника даже от страсти Лангуст не вышибает.

С выгулом во дворе тоже есть нюансы. Как уже сказано, жеребцы разминаются поодиночке. Кобылы с жеребятами или беременные   каждая в своем загоне. И только не беременных и не кормящих «девушек» можно выпускать всех вместе.

Очень забавно смотреть, как выводят мамочек с жеребятами: кобылы выходят степенно, с достоинством, а вот жеребята рядом с ними скачут как масластые лопоухие мячики на пружинистых ножках. От самого на сегодняшний день маленького обитателя конюшни   полуторамесячного малыша его мама отгоняла даже мух, а от нас старалась закрыть его собой. Мы быстро отошли, чтобы не нервировать ее.

Главная цель предприятия (а госконюшня   это племенное предприятие)   сохранить и улучшить породу владимирского тяжеловоза, увеличив здоровое поголовье, что довольно сложно ввиду малочисленности (всего насчитывается около 600 голов владимирского тяжеловоза). Конкретно здесь обитают около 50 лошадей.

Жеребцы в основном крупнее кобыл. При этом жеребята-девочки (если говорить о рыночной цене) стоят дороже. Но в аренду сдают именно жеребцов. Хотя это даже по оформлению непростая процедура   в каждом случае требуется официальное разрешение департаментов имущественных и земельных отношений и сельского хозяйства Владимирской области.

Мы поинтересовались, есть ли у лошадей свои симпатии и антипатии? Может же быть так, что жеребцу предложенная кобыла не понравилась? Директор улыбнулся: «Вообще они до 5 км чуют кобылу. Но бывает так, что на одну кобылу   ноль реакции, а другую   люблю, не могу».

Кстати, кобылы тоже могут выразить свое недовольство, как следует лягнув ухажера. А это чревато критичными травмами. Именно поэтому наши специалисты очень тщательно изучают, кто именно хочет арендовать жеребца. Если заказчик   коневод из начинающих, то лучше устраивать все под присмотром сотрудников госконюшни, чтобы максимально соблюдалась техника безопасности. И для людей, и для лошадей.

При этом, несмотря на неплохой спрос на тяжеловоза, коневодство (за исключением беговых лошадей на ипподромах) рентабельным бизнесом никогда не было, говорит Илья Борисович. Но добавляет   заниматься им необходимо, потому что порода замечательная, это наша история и наше наследие. По словам директора, если появляется тяжеловоз на продажу, то уходит обычно быстро. Знатоки в Москве, Ленинградской области, регионах Сибири и Казахстана уже оценили неприхотливость, универсальность и красоту породы. Любят их и фермеры, и бизнесмены от экотуризма. Тяжеловозы даже тяжелый груз могут доставлять рысью.

Я спросила, есть ли у директора свои любимцы? Он улыбнулся: «Голди Хоун, она даже родилась идеальным жеребенком». Сейчас это прекрасная, статная лошадь.

Кстати, одна из главных проблем в коневодстве - нехватка ветеринарных врачей, специализирующихся именно на лошадях. Выпускники ветакадемий предпочитают уходить в платные клиники и лечить кошек, либо в триммеры, в платные же салоны, это и легче, и денег в разы больше. Понять можно   всем нужно оплачивать счета... Но лошади живые   и им тоже часто нужна помощь.

Госконюшне повезло в том смысле, что у Ильи Симакова ветеринарное образование, что работают здесь очень опытные и грамотные зоотехники. Прививки, уколы, перевязки и т.п. - все это сотрудники могут сделать сами. Но если требуется более серьезная, тем более послеродовая или хирургическая помощь, лошадей приходится везти в Москву. А ценник у столичных ветеринарных светил, что называется, конский. Как говорит директор, иногда счет за услуги больше стоимости самого животного. Но надо отдать должное московским врачам   если нет необходимости везти лошадь в столицу, по телефону они наших консультируют, когда надо, круглыми сутками.

На госконюшне работают 18 человек: зоотехники, коневоды-конюхи, тракторист, водитель, сторожа и т.д. В плане ухода за лошадьми все готовы встать в смену. То есть, если конюхи, например, на больничном, покормить и почистить животных, убрать их денники выходят все, невзирая на должности. Все понимают, что это - живые существа, уход за которыми нужен каждый день.

Татьяна Полковникова - конюх-коневод. На конюшне она с 11 лет, вообще всю свою трудовую жизнь посвятила тяжеловозам. Про случаи с тяжелыми родами у кобыл, с многонедельным круглосуточным уходом за ними и малышами она может рассказать десятки историй. Лошади на нее смотрят, по-моему, как на родную...

Особо мы спросили про уход за копытами. Мне доводилось видеть, как чистят копыта «обычным» лошадям, которые весят 400-500 кг: мастер берет лошадиную ногу   и, держа на весу, вычищает копыто специальными приспособлениями. Длится этот педикюр минут 15-20, без перерыва, для каждой ноги. Так что спина нужна очень крепкая. При этом чистить копыта требуется каждые три месяца.

Своего специалиста такого профиля в госконюшне нет, но деньги раз в квартал на мастера выделяются. Приезжает он из Юрьев-Польского. «Сильный молодой человек, - говорит директор. - В день обрабатывает по 4-8 лошадей, сколько - зависит от веса (чем крупнее, тем сложнее) и нрава (лошадь тоже устает стоять без движения) животного. Это очень тяжелый труд».

На момент нашего визита в конюшне работали помощники  - Светлана и Мария, практикантки из Нижегородской сельхозакадемии. Девчонки признались, что сами выбрали именно эту практику. И им веришь, глядя, с какой нежностью они обращаются с лошадьми.

Александр Авдеев на госконюшне имени Фомина пока не был, хотя сотрудники его здесь ждут и очень хотят показать лошадей и рассказать о достижениях. Есть шанс познакомиться 15 июля на выставке «Владимирские зори», куда от предприятия привезут двух великолепных жеребцов - Витебска и Вагнера.

А вот Светлана Орлова в бытность губернатором приезжала сюда каждый месяц. Поговаривают, что ее подруга певица Надежда Бабкина даже сказала ей однажды: «Ты мне лошадей не обижай!» Светлана Юрьевна их и не обижала - именно благодаря лоббистским усилиям Орловой (хотя идея принадлежала ее предшественнику Николаю Виноградову) были наконец выделены деньги и в 2015 году реализован проект строительства новых просторных зданий конюшни, в которых сейчас живут лошади.

Департамент сельского хозяйства и непосредственно его директор Константин Демидов предприятие поддерживают. Даже совещания порой проходят на территории госконюшни. Судя по рассказам сотрудников, вообще нынешнее положение   рай в сравнении с девяностыми годами прошлого века, когда порода в области была в принципе под угрозой исчезновения, потому что не хватало средств даже на еду лошадям. Их оставалось тогда меньше тридцати голов... Спасали животных сами работники конюшни и неравнодушные жители Заклязьменского, принося на закупку кормов последние деньги. Так, наверное, и выглядит человечность...

В прежних помещениях конюшни   по соседству с нынешней   располагается конноспортивная школа, где детей учат верховой езде.

Все бы хорошо, но вокруг обоих учреждений постоянно прирастают жилые многоэтажки. Это прекрасно и важно, стройки   это развитие. Но есть нюанс   на территории госконюшни нет места для тренировочной дорожки, хотя лошадям необходимо движение! А у конноспортивной школы   только крытый манеж. Идеальным вариантом мог бы стать участок неподалеку, где можно построить ипподром   то есть круговую дорожку на 800 метров для тяжеловозов, а внутри нее   конкурную площадку для школы. Но реально ли это в обозримом будущем? Большой вопрос. Хочется верить, что реально. Лошади   они здесь, они живые и им необходимо двигаться.

С ограждением тоже надо что-то решать. Честно говоря, мы с фотографом еле нашли вход на предприятие, нарезая круги вокруг. Но проблема даже не в этом. Забор из металлических листов не надежен, если, например, занесет проезжающую мимо машину. Но главное   сами лошади могут пораниться об острый верх. Нужна хотя бы самая простая, но - бетонная ограда.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
сегодня в 20:15 Александр Авдеев поздравил работников АПК с профессиональным праздником
Во Владимире состоялось торжественное мероприятие, посвящённое Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. С приветственным словом выступил губернатор Владимирской области.
сегодня в 19:29 Камешковский поджигатель отправлен в колонию на ближайшие пять лет
Пресс-служба прокуратуры Владимирской области сообщает о вынесенном приговоре в отношении местного жителя, з4 лет от роду. Мужчина спалил две квартиры, оставив без жилья девять человек.