21 августа 2022 в 15:22

Тайна подклета в купеческом доме Гороховца ежегодно привлекает тысячи туристов

«ВВ» продолжают проект «Поэзия усадеб» поездкой в Гороховец – столицу каменных купеческих палат. Дом Ершова-Сапожникова в Гороховце по масштабам не уступает княжеским особнякам, его площадь – больше 500 квадратных метров. Здание было построено в конце XVII века, приблизительная дата – 1680 год. Всего в стране около 20 купеческих палат того столетия, из них семь — именно в Гороховце.

Член гостиной сотни Семен Никифорович Ершов был автором и первым владельцем дома, последним же хозяином стал Михаил Федорович Сапожников. Купец вошел в историю как щедрый благотворитель. Общая сумма его пожертвований за 35 лет – приблизительно 1 млн 200 тысяч рублей, что сопоставимо с 80-ю годовыми бюджетами Гороховца, а в пересчете на современные деньги – это более 1,5 млрд!

– Вторая половина XVII века – период наивысшего экономического расцвета Гороховца. В это время как минимум 10 местных жителей входили в сотню богатейших купцов России, – рассказывает краевед, сотрудник музея Антон Анкудинов. – Ершовы владели винокурными заводами по всей России, были крупными поставщиками вина в центральную Россию, на Русский Север и в Поволжье. Разовые поставки доходили до 20-30 тысяч ведер вина! При Екатерине Второй купцам запретили заниматься производством водки (тогда вином называли весь алкоголь). Стали возможными только продажа и покупка.

После такого сокрушительного удара по купеческим источникам доходов Гороховец погрузился в экономический упадок. Люди жили, что называется, с огородов. Выйти из кризиса помогла деятельность Михаила Сапожникова, это рубеж XIX-XX веков. Тогда даже появились небольшие производства. Михаил Сапожников в основном содержал социальную структуру и финансовые учреждения – банки, ломбарды, школы, детский приют, больницы. Благодаря его помощи были построены Торговые ряды. При нем создан муниципальный банк, таких в России было всего около 100. Интересный факт: Сапожников также содержал фонд бедных невест, так называемых бесприданниц.

Началась история будущего купца 2-ой гильдии с «заработков» в Казани, где он работал «мальчиком при лавке». Впоследствии сам занялся производством сукна, основал собственное производство. Магазины находились в Казани, Самаре и Астрахани. А в гороховецком особняке жил брат купца со своей семьей, главный герой истории бывал в родных краях крайне редко. В 1913 году филантроп скончался, дело продолжил один из сыновей – Константин (у Сапожникова было 11 детей – 7 девочек и 4 мальчика).

По одной из теорий, особняк в Гороховце выкупила прабабушка Михаила Федоровича. Здание уже планировалось под снос из-за ветхости. Про дом есть версия, что изначально третий этаж был деревянным, якобы там находились спальни-опочивальни. В конце XVIII века облик дома изменился, последний этаж переоборудовали на каменный. Еще до нашего времени сохранилась часть основания деревянных ворот конца XVII столетия, а вот поварня, конюшня, колодец, хлев и людские постройки канули в небытие.

В начале 1980-х в доме открыли народный музей, в период перестройки – в здании располагались коммунальные квартиры (примерно до 1975-1976 годов). Сейчас экспозиция разделена на две части – второй этаж посвящен Ершову, третий – Сапожникову. Осмотр экспозиции мы начали именно с конца, то есть, с третьего этажа.

Портрет Сапожникова в деловом кабинете.

Фонд сформирован из предметов старины, собраных инициативной группой среди жителей Гороховецкого района. В одной из комнат воссоздан образ делового рабочего кабинета купца конца XIX – начала XX столетий. Здесь можно увидеть подлинные личные вещи Сапожникова – сюртук, трость и фамильный фотоальбом. В столовой – настольное лото, салфетка с вышитыми инициалами и чайница. Предметы передали потомки, которым посвящена отдельная зона в детской комнате. На одной из фотографий в этой секции изображена племянница - Секлетея Ивановна Саичева со своей внучкой, Инной Павловной. Последняя сейчас живет в Гороховце, ей 88 лет. Иногда именитая дама приходит в музей и делится воспоминаниями с гостями.

Образ делового рабочего кабинета купца конца XIX – начала XX столетий.

Оказывается, Секлетея жила в доме во времена «коммуналок» еще с 7 семьями. В бывшей обители племянницы нынче воссоздана обстановка женской комнаты. До наших времен там сохранилась оригинальная лепнина под потолком и деревянные панели под окнами. В экспозиции представлены вещи, принадлежащие семье Сапожниковых, – швейная машина фирмы «Зингер» (подарок Михаила Сапожникова в день свадьбы), флаконы духов, фрагменты вышивок на столе и подсвечник в виде Эйфелевой башни.

Наш экскурсовод демонстрирует вышивку, принадлежащую Сапожниковым.

Здесь же можно узнать информацию о жизни дочери хозяина дома – Надежды. Меценатка была известна как художница, даже открыла свою мастерскую, где обучала детей художественному ремеслу. Правнучка Михаила Федоровича - Галина Николаевна в марте этого года ушла из жизни. Женщина не была замужем, посвятила жизнь изучению истории.

На второй этаж мы спускаемся по опасной лестнице, у которой все ступени разной высоты. Почему так? Есть несколько версий: «Когда в дом пробирался враг, он не знал высоты ступеней, поэтому мог споткнуться и упасть, поднять шум. Также раньше при строительстве домов не было рулеток, линеек и прочих инструментов. Рука и ладонь - вся система измерения. Именно из-за этого ступеньки могли получиться непропорциональными. Наш персонал привык, знаем, где больше шаг сделать, а где меньше», – отметила ведущий специалист музея Виталия Наджафова.

Эта часть музея рассказывает историю, когда домом владел Семен Ершов. Кстати, за купцом числилось два особняка в городе, во втором организовали одноименную гостиницу на центральной площади. На втором этаже можно увидеть отличительные элементы архитектуры XVII века – сводчатые потолки, бестолпное арочное строение, небольшие полукруглые окна, снаружи украшенные каменными наличниками… Экскурсовод ведет нас в сени – хозяйственное помещение, откуда раньше отапливали печь. Устье печи отапливало сразу две комнаты – хозяйки и хозяина. За счет того, что воздуховод был внутри стены, дополнительно отапливался третий этаж. В 80-х годах прошлого столетия была выполнена реконструкция печей. Еще одна печь отапливала «красную палату», но она не сохранилась до нашего времени. Сейчас в музее обустроено центральное отопление, а батареи спрятаны.

«Дом очень долго прогревается, когда включают отопление, и долго остывает. Летом от солнечного света он не успевает прогреться. Свежо, туристам нравится. Особенность дома в том, что толщина стен в некоторых местах достигает полутора метров. Можно сказать – это дом-крепость», – подчеркнула собеседница.

Переходим в «красную палату». В этой комнате все обито красным сукном, что придает помещению особое праздничное настроение. Есть версия, что потолок мог быть украшен рисунком звездного неба, а окна обтянуты слюдой. Стекло было очень дорогим, и купцы считали непозволительной роскошью тратиться на него. Если погасить свет, то в комнате достаточно темно, с улицы все ставни закрыты. Как правило, здесь купец принимал именитых гостей. Во главе стола садился хозяин дома, а затем по старшинству и степени родства усаживались все гости. Еда, которую подавали, готовилась в поварне. Напротив – комната хозяйки. Интересно, что она соединена с соседней – хозяина – дверью.

Взгляд приковывает украшенный золотным шитьем головной убор замужней женщины – кика. Еще из интересного – самовар-кухня, который позволял одновременно готовить сразу два блюда. В комнате также представлен шкаф-поставец с медной посудой внутри, которая была признаком достатка купца. Крестьяне обычно ели из глиняной или деревянной посуды.

В комнате хозяина обстановка аскетичная. На столе - лишь документы, книги, перья и чернила. Купец не был купцом без сундука-подголовка, в который складывались ценные вещи и документы во время разъездов. «Иногда такие сундуки даже привязывали к себе. Все ценное под головой. Сейчас все также, только вместо сундука носят дипломаты», – шутит Виталия. Считается, что Клязьма в тот период была судоходной, и проходящий через Гороховец торговый путь содействовал увеличению благосостояния местных купцов.

В погребе (подклете) представлены предметы быта разных эпох – от XVII до XX века. Большие бочки для хранения товаров, корыта для рубки жестких овощей, тяпка, ухват для чугунков, коромысло, лучина для освещения помещений... Во второй части помещения - большие торговые весы для сыпучих товаров. В комнате есть все для работы в поле и на кухне – вилы, серпы, грабли, борона, жернова, маслобойка, просорушка, ступа и мялка для льна. Виталия обращает внимание на рукомойник, его раньше вешали при входе в дом, а вниз ставили лохань. Самый громоздкий экспонат в погребе – старинный комбайн. Внутри находится металлический жезл, за счет его вращения измельчались продукты. Функционал у этой вещи большой: мясорубка, соковыжималка и т. п.

Именно с подклетом связана местная легенда. Якобы в этой части дома был подземный ход. «В случае нападения купец брал семью, ценные вещи и мог уйти на безопасное от дома расстояние. Старожилы города вспоминали, как в детстве приходили в полузаброшенный дом и, мол, куда-то уходили, но, поскольку подземный ход был завален, они не понимали направление и возвращались обратно», – поделилась наш экскурсовод.

По мнению Антона Анкудинова, горожане принимали за подземный ход внутристенную лестницу: «Краеведы 1940-50-х годов писали, что ход существовал. Когда разрабатывался проект реставрации, что-то нашли под уровнем пола, по звуку стука похожее на кладку свода, возможно, подземный ход. Якобы жильцы, когда копали здесь фундаменты под сараи, что-то похожее на свод находили… По одной из версий, подземный ход вел на набережную, к дому Опарина-Селина. Селины – тоже Сапожниковы, прабабушка купила и тот дом. Мол, два дома соединялись подземным ходом. Впоследствии, во время полной реставрации, никакой ход найден не был. Хотя первый директор музея рассказывала, что ход был, его просто заложили из-за аварийного состояния. С ее слов, вел он в гору. Однако здесь высокие грунтовые воды, поэтому история с подземными ходами маловероятна. Это скорее легенда для туристов.

Оба владельца дома внесли большой «инфраструктурный» вклад. На средства Ершова построен главный Благовещенский собор, а также одна из церквей Знаменского монастыря за Клязьмой и Воскресенский храм. Только Ершов больше заботился о церковной архитектуре, а Сапожников – о социальной жизни Гороховца.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
11 минут назад Пятеро жителей Владимирской области награждены медалями «За трудовые заслуги»
Медали «За трудовые заслуги» удостоены пятеро представителей промышленности Владимирской области. Соответствующий указ от 18 апреля 2024 года уже подписан губернатором Александром Авдеевым, сообщает пресс-служба правител…
15 минут назад Жители Владимира стали реже пользоваться онлайн-библиотеками, но чаще спускаться в метро  
Пассажиры московской подземки с начала года стали уделять больше времени работе, выяснили аналитики МегаФона. С января по март 2024 года число пользователей онлайн-библиотек сократилось на 18%, а офисных приложений, наоб…