27 ноября 2022 в 13:38

Тюремной библиотеке Владимирского Централа недавно исполнилось 155 лет

Фото: Владимир Чучадеев
В тюрьме ФКУ Т-2, известной как Владимирский Централ, отметили 155-летний юбилей библиотеки. Казалось бы — зачем она тюрьме? Но именно книги и периодика много лет помогают осужденным скоротать время за решеткой, а еще - получить образование, расширить кругозор, повысить культурный уровень, не утратить надежду на будущее.

И тюрьма, и ее библиотека появились еще при царском режиме. В будущем году Владимирскому Централу исполнится 240 лет. Его библиотека младше примерно на век.

В исторической науке принято вести отсчет возраста города или учреждения с первого упоминания в письменном источнике. В случае с тюремной библиотекой источником, впервые ее упомянувшим, стала газета «Владимирские губернские ведомости»: в одном из номеров за 1867 год губернская газета сообщила читателям, что во Владимирской арестантской роте (такой статус тогда имела тюрьма) устроена школа с небольшой библиотекой. В ней выписывали консервативный журнал «для народа» «Мирской вестник», разъяснявший правительственные постановления, и имели уже 40 книг духовно-нравственного и исторического содержания.

Этот первый факт упоминания библиотеки в газете установил исследователь истории и создатель музея Владимирского централа Игорь Закурдаев. Факт появления школы и библиотеки при месте лишения свободы вполне соответствует духу времени в эпоху реформ Александра II.

Впрочем, возможно, что книги при тюрьме появились раньше стараниями ее попечителей, которые считали своим долгом создать условия для перевоспитания заключенных. Но отправной точкой стал 1867 год.

Читать дозволено не все. С самого начала действовали определенные ограничения на круг книг и периодических изданий, разрешенных для «сидельцев».

Например, в том же 1867 году для арестантов были под запретом повести, сказки, романы и театральные сочинения. Однако культурный уровень заключенных рос, и библиотека должна была соответствовать их запросам. Тем более, в конце XIX века Владимирская тюрьма стала политической. Число любителей чтения среди контингента выросло. Появились «Правила о порядке чтения содержащимися в предварительном заключении по делам политического свойства». Разрешались «все книги и другие издания, допущенные к обращению в публичных библиотеках, за исключением изданий, относительно которых будут указаны ограничения чинами прокурорского надзора или Департамента полиции».

А вот на свежую периодику для «политических» действовало строгое «табу»: «Безусловно воспрещается… чтение газет и журналов, вышедших в течение года до дня выдачи заключенному».

Однако с началом Первой мировой войны в 1914 году заключенным Централа разрешили читать официальные газеты «Правительственный вестник» и «Владимирские губернские ведомости», где публиковались сводки военных действий.

После революции о просвещении и пропаганде среди народа, даже в заключении, новая власть проявляла заботу. Закрылась тюремная Спасская церковь, но в ее алтарной части разместили фонд библиотеки, где книги всех времен находятся и сейчас. А было в фонде уже тогда 2 тысячи книг и журналов. Большой массив серьезной литературы в библиотеке остался от репрессированной интеллигенции и политических деятелей в 30-50-е годы ХХ века.

Эпоха «Мамы Иры». В 1983-м году в библиотеку пришла Ирина Владиславовна Закурдаева и руководит ею до сих пор. С годами за особую роль в просвещении и воспитании осужденных они уважительно стали называть ее «Мама Ира».

Важным обстоятельством в истории знаменитой тюрьмы стало то, что библиотекарь Централа, — родная мама ее главного летописца Игоря Закурдаева. Вот так в эпоху династии просветителей Закурдаевых сама тюрьма стала, в определенном смысле, более открытой для общественности, а юбилеи библиотеки — события в культурной жизни региона.

Ирина Закурдаева в юности окончила культпросветучилище как раз по библиотечному направлению. Высшее образование получила на факультете русского языка и литературы пединститута, так что трудится по профилю. Но работала до централа в милиции участковым инспектором. И по объявлению узнала, что в тюрьму требуется библиотекарь. И вот уже 38 лет работает здесь.

В фонде (25 тысяч томов) сохранились и дореволюционные издания. Как, например, второй том собрания сочинений Шиллера.

Кстати, литературные ограничения действуют и сегодня: осужденным не разрешается читать детективы, даже Конан-Дойля. Но другая классика, особенно из школьной программы, в полном доступе и пользуется в тюрьме читательским спросом. Как и 155 лет назад, в тюрьме можно учиться. Даже один из помощников Ирины Закурдаевой по библиотеке - из числа осужденных, родом из Гусь-Хрустального, окончил 11 классов, пока отбывал срок.

Немало тех, кто учит в заключении иностранные языки, тем более, учебники и словари в библиотеке есть в достатке. В этом тоже связь времен. Есть такая история, что революционер Михаил Фрунзе, памятник которому высится недалеко от Централа, в тюрьме учил итальянский язык. Причем, использовал для этого две Библии - на русском и на итальянском.

Из любимого у заключенных — историческик романы, фэнтези.

Непростая судьба у книжки издания 1937 года «Возникновение паровоза и железных дорог» с предисловием народного комиссара путей сообщения Лазаря Кагановича. Когда он после смерти Сталина угодил в опалу, его портрет в этом издании явно заклеивали. Но книга в фонде сохранилась.

Особо примечательна часть книжного собрания Владимирского Централа — сочинения бывших заключенных самой тюрьмы: религиозно-мистическая «Роза Мира» Даниила Андреева, который писал свой главный труд как раз в камере Централа, книги Павла Судоплатова, бывшего начальника внешней разведки при Сталине, который потом оказался за решеткой во Владимире...

Натан Щаранский, именитый советский правозащитник и диссидент, тоже сидел во Владимирском централе, после того как был осужден в 1978 году. Спустя годы, став в Израиле влиятельным политиком и даже министром, подарил библиотеке свою книгу «Не убоюсь зла» (в ней он описывает годы заключения.) Автор сопроводил книгу очень знаковой дарственной надписью: «Библиотеке Владимирского централа. Книги были моими лучшими друзьями здесь. Надеюсь, и моя книга кому-нибудь поможет не терять надежду».

Известные гости с воли. История библиотеки - это и традиция встреч знаменитостей с осужденными по приглашению Ирины Закурдаевой, конечно, уже в постсоветское время. Благодаря библиотекарю гостями Централа были Михаил Круг, Юрий Шевчук, Александр Розенбаум, Юрий Шатунов, Трофим и многие другие.

- Серенька Трофимов начинал у нас свою карьеру, можно сказать, - уверяет Ирина Владиславовна, показывая диск представителя шансона, больше известного под псевдонимом Трофим. Он тоже бывал гостем Централа.

Из писателей посещали Централ Анатолий Приставкин, Виктор Ерофеев. Книги со своими автографами оставили Евгений Петросян и Михаил Задорнов.

Вспоминает Ирина Закурдаева и дружбу с Кимом Бритовым, одним из основателей Владимирской школы живописи. Мастер передавал краски художникам из числа осужденных.

...Осужденные за свой счет могут подписаться через библиотеку на газеты и журналы. Регулярно получают и «Владимирские ведомости», за что наша редакция в день юбилея вновь удостоилась благодарных слов от Ирины Закурдаевой.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
вчера в 19:47 45-летний житель Киржачского района во время ссоры убил мать
Пресс-служба СУ СК РФ сообщает сухие подробности уголовного дела - очередное убийство на бытовой почве. Трагедия произошла 2 декабря 2022 года во Владимирской области.
вчера в 19:14 Глава Минздрава Михаил Мурашко призвал россиян сократить употребление вейпов
Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко призвал регионы провести работы по минимизации употребления "вейпов". "Нужно перестать вовлекать население в эту привычку. Ведомство стоит на позиции по сокращению распростране…