29 января 2023 в 14:48

Трудный путь в студенты-медики до революции по воспоминаниям владимирского врача

Василий Пятницкий в верхнем ряду второй слева - среди студентов-медиков
Известный владимирский врач Василий Николаевич Пятницкий оставил любопытные воспоминания о том, как в самом начале XX века стремился к высшему образованию и учился в университете на врача. В честь дня российского студенчества вспомним, каково было поступить на медицинский факультет молодому жителю из бедной семьи Владимирской губернии в царские времена.

Василий Пятницкий родился в 1883 году в бедной семье дьячка местного храма села Суворотское Суздальского уезда.  А в 1903 году стал одним из лучших выпускников Владимирской духовной семинарии.  Это была тогда ступень среднего образования, после которой уже можно было стать священником или учителем начальной школы. 

Пятницкому как отличнику было гарантировано высшее образование по церковной линии в Киевской духовной академии, причем бесплатно, за казенный счет.  Но уже начинался XX век. И, как вспоминал потом доктор Пятницкий, «духовный путь отцов переставал удовлетворять семинаристов, появлялась у них тяга к высшему образованию в университетах, институтах». 

Василий Пятницкий решил выучиться на врача. Почему? Вот как он сам объяснял этот выбор:  «Облюбовал я себе медицину из любви к деревне, к крестьянству, к сельской природе… Перебрав в уме разные культурные профессии в деревенских условиях, я остановился на должности врача как идеальной, приносящей видимую пользу окружающим и почётной. Мне нравилась и материальная сторона жизни врача: я издали наблюдал - врач всегда хорошо одет, чист, ездит на паре лошадей, живёт в хорошей квартире. Я, сын бедного сельского дьячка, избрал для себя жизненным идеалом службу сельского земского врача».

Однако на то, чтобы стать студентом медицинского вуза и прожить в другом городе, на первый год, по подсчетам Василия, ему необходима была неподъемная для бедной семьи сумма хотя бы в 300 рублей. Отец так мало получал в храме, что еще и трудился как простой крестьянин.  

Сначала Василий попытался занять денег  у состоятельных родственников. Когда «поиски 300 рублей в родственной среде закончились неудачей», юноша решил предпринял второй этап поисков - «с романтическим налётом - жениться на дочери состоятельного священника с приданым. Но и эта «любовная интрижка с материальной целью прервалась», как с явной самоиронией вспоминал Василий Николаевич.

Пришлось зарабатывать на учебу самому. А после семинарии оставалось только учительствовать! И вот два года Василий преподавал в сельской школе.  Экономил на всем, буквально недоедал! Откладывал на университет.

«За 2 года такой скромной учительской жизни я получил сбережения около 600 рублей… следовательно, значительно продвинулся к своей заветной цели. И вот в 1905 году я решил поступить в университет».

Однако не во всякий университет мог поступить выпускник семинарии  в то время. «Нас, семинаристов, принимали только в окраинные университеты: Томский (в Сибири) и Юрьевский (в городе Юрьеве в Прибалтике, в  Лифляндской губернии. Этот город имел еще немецкое название Дерпт, в наши дни находится в Эстонии и называется Тарту). 

Сначала Василий подал прошение в Томский университет, получил вызов оттуда на вступительные экзамены - по литературе  и латинскому языку. Сдал успешно и поступил, приехал жить и учиться в  Томск. Но… грянули события первой русской революции! Из-за забастовки студентов Томский университет закрылся.  Василий очень переживал: «Это решение ошеломило меня, оно ударяло по моим бедным материальным ресурсам: я снялся с учительского места, ехал в Сибирь, тратился, и опять ехать назад, а дальше что?»

А дальше пришлось еще поработать учителем сначала в Кургане, потом  в церковно-приходской школе в Иваново-Вознесенске. Параллельно Василий был домашним учителем детей известного ивановского фабриканта Бурылина. 

И все-таки мечта сбылась! Спустя четыре года после окончания семинарии Василий в 1907 году поступил в Юрьевский  (он же Дерптский, он же Тартуский) университет, куда семинаристов принимали даже без экзаменов.

Там Пятницкий обнаружил среди студентов немало земляков. Так что образовалось даже владимирское студенческое землячество в эстонском городе:  «Вся эта компания - я, Лебедев, Зефиров, Светогоров и Подлипский - имели то общее, что все мы до университета, по окончании духовной семинарии, несколько лет учительствовали, скопили деньги для высшего образования; значит, на том жизненном пути я был не один. Это тесно спаяло нас в одну товарищескую семью на всё время университетского учения».

Василий законно гордился собой: «Начались занятия. С каким благоговейным удовлетворением я внимал первым лекциям профессоров: достиг я того, к чему стремился в течение четырёх лет... Мной как сыном гордился и мой отец, бедный сельский дьячок-земледелец».

Статус студента-медика был высок! Это особенно чувствовалось во время каникул в родных селах:  «Звание студента пользовалось большим уважением и почетом в обществе, среди родных и знакомых; нас везде хорошо принимали и поэтому каникулярный отдых обычно проходил разнообразно и весело».

Во время учебы снова пришлось экономить. «Я руководствовался двумя житейскими правилами: 1) жёсткая экономия в расходовании денежных средств и 2) усиленное прилежание в занятиях. Особенно аскетично я жил в первое полугодие своего университетского учения: не разрешал себе покупку белого хлеба, довольствуясь одним чёрным - цена первого была 5 коп. фунт, а второго - 2 коп.; разница в 3 коп. мне казалась значительной...» - вспоминал потом доктор Пятницкий.

Жили студенты то на съемных квартирах, то в общежитии. Порой даже запахом выделялись среди товарищей с других факультетов:  «Мы работали на трупах, изучали анатомию. В столовой студенты - не медики - сторонились нас, чуя запах мертвечины, пропитавший наши одежды. На химических работах мы пропитывались запахом сероводорода, который часто употреблялся при анатомических работах. Воняла наша одежда, и болели головы: нужно долго бывать на свежем воздухе, чтобы ликвидировать и то, и другое; в данном случае мы прибегали к гулянию (вынужденному) в прекрасном университетском парке под названием Домберг (Domberg)…»

А как проводили редкий досуг?  «Посещение театров было большой редкостью. Кино тогда еще не получило широкого распространения... Жили мы очень однообразно и скудно - в постоянных учебных занятиях, при ограниченном питании, надеясь на выносливость своей юношеской натуры...»

Ну а выпивали ли студенты в те годы? Бывало! Пятницкий пишет и об этом: «Славился город Юрьев-Дерпт своим пивом, но нам, бедным студентам, было не до него. Выпивали мы реденько водочки в компании товарищей - студентов-земляков, чаще после бани, по русской поговорке: «После бани укради, но выпей!» 

Да, и баня была! «В баню для экономии мы чаще всего ходили компанией вчетвером, снимали номер (дешевле): я, Коля Лебедев, Николай Михайлович Целебровский и Николай Иванович Братановский. Снимали номер с паром, изрядно поддавали пару на каменку, однажды струя пара сорвала с крючка дверь в коридор, и она сильно хлопнула; банщик-эстонец заорал: «Курат, руссит штудепт!», т.е. «черти русские студенты!»...»

Одной из студенческих хитростей бывала сдача экзаменов... друг за друга. Как же это у них получалось? Да вот так, как у Василия Пятницкого и его друга Николая Лебедева:

«Сдача экзаменов особыми формальностями не обставлялась; разговоры студентов с профессором происходили в его кабинете. Никаких фотокарточек и документов личности не предъявлялось; нас было много, и профессор в большинстве случаев нас в лицо не знал, исключая студентов-выскочек, а мы были скромными и могли рассчитывать на незнание нас профессором». Так Василий и Николай однажды сдали друг за друга фармакологию и фармакогнозию. «Но такая нечестность была допущена нами однажды, больше мы к ней не прибегали», - уверяет доктор Пятницкий. 

…Василий окончил университет в 1912 году, получив  диплом на звание лекаря с отличием. Прощальную пирушку выпускники из владимирского землячества устроили в «счастливую» дату -  «12/12/12» — 12 декабря 1912 года. Пятницкому тогда было уже 29 лет. В том же году ранее он женился на землячке Нине из села Порецкое. 

Потом Василий Пятницкий служил земским врачом в Вязниковском уезде. Во время Первой мировой войны - в госпитале. Потом заведовал больницей при Лемешенской фабрике («Оргтруд»).  И с 1927 года до самой смерти работал во Владимире, в поликлинике № 1 - сначала участковым врачом, затем заведующим терапевтическим отделением. Одновременно преподавал в медицинском училище.

В годы Великой Отечественной войны работал в Эвакогоспитале № 1887, самом большом во Владимире.

В 1944 году умерла  жена Нина Ивановна Пятницкая, авторитетная учительница. И вскоре доктор написал свои воспоминания, надеясь сохранить для своих потомков  подробности своего  пути к высшему образованию. 

Василий Пятницкий был награжден орденом Ленина,  медалями. Скончался в 1960 году.

Рукопись его воспоминаний, переданную родными в музей школы № 1, подготовила к публикации краевед Валентина Титова. Эти мемуары бывшего студента-медика опубликованы в альманахе «Старая Столица».

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
сегодня в 19:03 Завершается ремонт путепровода через железную дорогу в Камешкове
Открыть движение по мосту планируют в конце мая-начале июня, уточнили в пресс-служба правительства Владимирской области. Напомним, работы идут в рамках нацпроекта «Безопасные качественные дороги».
сегодня в 18:17 Начальник госветинспекции рассказал о новых правилах обращения с животными
На днях в региональном медиапространстве была распространена информация, что во Владимирской области изменился порядок отлова бездомных животных, а также о том, что теперь отлавливать животных могут лица, состоящие на уч…