20 февраля 2023 в 13:18

Начальник Росгвардии во Владимирской области рассказал о службе в Афганистане

Фото: Из личного архива героя публикации
15 февраля исполнилось 34 года со дня окончательного вывода советских войск с территории Афганистана. Споры о том, надо ли было отправлять туда наших военных и надо ли было оттуда уходить в 1989-м, продолжаются до сих пор. И будут продолжаться, потому что геополитика никогда не бывает простой и однозначной. Но это наша история, помнить о которой мы обязаны – как из уважения к тем, кто погиб в той войне, так и ради собственного будущего. Накануне памятной даты «ВВ» встретились с ветераном Афганистана, бойцом той самой 9-й роты 345-го парашютно-десантного полка, а сейчас – начальником Управления Росгвардии по Владимирской области Андреем Медведевым, и выяснили у генерала, что правда, а что вымысел в знаменитом фильме, как жители Афганистана воспринимали наших - «шурави» - и какой эпизод за два года и четыре месяца службы в ДРА оказался для него самым сложным.

Для справки: Андрей Медведев родился в Москве в 1968 году. Окончил Академию управления МВД России. Кандидат юридических наук. 

С 1989 года – в правоохранительных органах. Прошел путь от сотрудника оперативного батальона ОМОН ГУВД Мосгорисполкома до заместителя командира СОБР «Булат» Главного управления Росгвардии по Московской области. С 2021 года – начальник управления Росгвардии по Владимирской области. 

Неоднократно выезжал в служебные командировки в Северо-Кавказский регион. Выполнял интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан. 

Награды: два ордена Красной Звезды, два ордена Мужества, орден «За личное мужество», две медали «За отвагу», медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени.

- Андрей Михайлович, вы были солдатом-срочником. Могли отказаться от отправки в Афганистан?

- Любой мог отказаться. Но почти никто этого не делал. Собственно, все происходило именно так, как показано в фильме «9 рота», - на торжественном построении. В случае отказа человека просто переводили в другую часть. Того, что речь идет об отправке в Афганистан, никто не скрывал.

- Неужели страшно не было? А если было, почему не отказывались?

- Отказаться, выйдя из учебного центра подготовки десанта? Мы были элитой армии СССР. Отказаться было …неправильно и, наверное, стыдно. Но, конечно, были люди, которые поддавались страху. На построении они вперед не выходили, но потом действовали другим способом. Например, прыгали на арматуру на стройплощадке, чтобы ноги травмировать. Но сразу скажу - это единичные случаи. И они жестко пресекались – этих ребят лечили и затем судили за членовредительство. Я их не осуждаю – не все готовы к реальным трудностям. Одно дело – учебка и совсем другое – участвовать в настоящих боевых действиях. 

- Насколько правдив фильм «9 рота»?

- Скажу так – это не документальная картина. И я знаю, как создавался сценарий. Из рассказов участников тех событий. Но вы поймите – у каждого человека всегда есть своя история и свое видение правды. В этом случае все эти истории сложились в один большой сценарий художественного фильма с политической подоплекой и собирательными образами героев. Но показанный в картине тяжелейший бой у высоты 3234 под городом Хост действительно был, и наш 345-й гвардейский отдельный парашютно-десантный полк участвовал в операции «Магистраль». 9-я рота 345-го полка выполняла боевую задачу по овладению и удержанию высоты, с которой контролировалась главная дорога Хост - Кабул.

- Существует стереотип, что нашим военным всегда недопоставляли вооружение. Насколько он соответствует реальности? И какими были условия жизни наших ребят? В фильме – какие-то землянки…

- В нашем случае этот стереотип реальности точно не соответствовал. Снабжение было хорошим. И касалось это не только оружия и боеприпасов. Что касается бытовых условий, то в Баграме, где располагался полк, у нас был целый городок с казармами, с баней, банно-прачечным комбинатом и столовой. Никаких землянок. Конечно, когда выходили на задачи, то условия были полевыми.

- С местными общались?

- Конечно. Мы посещали их духаны (что-то вроде местных универсальных магазинчиков). Где бы мы ни останавливались, жители пытались что-то выменять. Например, солярку на еду. Они на нас,8 как на чудаков смотрели, а мы на них, как на детей. Но я очень уважаю этот народ. Афганцы хорошие, стойкие люди. Кстати, нас готовили, объясняли, как с ними правильно общаться. Замполиты тогда очень хорошо работали. И да – мы понимали, что мирный житель днем может быть совсем не мирным ночью. Но знаете, там не было злобы… Над пленными точно никто не издевался. Хотя, понятно, что было страшно. И нам. И им было страшно. 

- А что можно было купить в их магазинчиках?

- В них можно было купить всё: от жевательной резинки до самолёта. (смеется. - М.К.) Мы в основном покупали одежду и косметику в подарок родным, а также технику, вроде магнитофонов «Шарп». Там были хорошо отлажены торговые связи с Пакистаном, Ираном и даже Индией.

- Андрей Михайлович, какой эпизод из тех 22 месяцев, что вы были в Афганистане, вспоминается как самый сложный?

- Легко в принципе никогда не было. Бои на территории Афганистана были кровопролитными и постоянными. Переживать об этом ни времени, ни сил не было. Наш полк был один из самых боевых, так что мы всегда были заняты. Оценивать те события я не хочу. Тогда так было необходимо. Иногда нужно делать то, что требуется Родине, без рассуждений. А один из самых тяжелых эпизодов – мы напоролись на засаду, нас там сильно «поутюжили», и я под огнем вытаскивал на себе тяжелораненого товарища.

- Ордена Красной Звезды у вас за это?

- Первый – за высоту 3234. Второй – да, за это. Летом 1988 года я участвовал в операции  по штурму господствующей высоты в районе Фейзабата. Самый первый штурм прошел неудачно, во вторую атаку нас десантировали с вертолетов на укрепленные позиции «духов», состоящих из окопов в полный рост и ДОТ (долговременная огневая точка). Противник использовал крупнокалиберные пулеметы и гранатометы. В этот заход мы также не смогли отбить у врага территорию. При  боестолкновении я получил ранение. А вместе со мной - сапер, которого «срезало» пулеметной очередью. Взвалив его на плечи, я начал отступать в безопасное место… В ходе отступления я получил вторичное ранение, но продолжил двигаться до точки эвакуации. После этого попал в медсанбат. А оттуда, не дожидаясь выписки, сбежал, чтобы принять участие в третьем штурме высоты, отомстить за товарищей. После ожесточенного боя высоту мы захватили. В итоге всех участников наградили орденами и медалями, включая меня.  

Знаете, воины советской армии с честью и достоинством выполняли свой интернациональный долг в Афганистане и вышли оттуда с высоко поднятой головой и развернутым знаменем.

 

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
14 минут назад Принципы добрососедства обсудили участники встречи в Гусь-Хрустальном районе
Министерство внутренней политики Владимирской области сообщает о встрече, которая прошла 25 мая и была организована автономной НКО содействия развитию духовно-нравственных, культурных и патриотических ценностей «ИСТОКИ».…
25 минут назад Владимирец отсудил 1.7 млн рублей за ямы на трассе «Золотое кольцо»
Объединенная пресс-служба судов Владимирской области сообщает о победе автолюбителя, автомобиль которого 27 февраля 2023 года попал в яму на участке дороги Р 132 30 км (восточное соединение с автодорогой М-7 «Волга») и с…