29 декабря 2011 в 00:51
  1. Общество

«Тяжело видеть уничтожение своих трудов…»

Фамилия Иодко хорошо знакома владимирским старожилам, специалистам музейного дела, коллекционерам: многие портретные фотографии из семейных архивов, видовые, репортажные фотографии, открытки с видами Владимирской губернии имеют лаконичную ссылку на автора ‑ В.В.Иодко.  
Однако было время, когда даже имя фотографа, прозвучавшее в прекрасных стихах Татьяны Петровны Тимофеевой, стало для меня настоящим открытием. Сегодня же можно сказать, что жизнь и деятельность замечательного фотографа и интересного человека Виктора Владиславовича Иодко насколько возможно полно изучены мною. К тому же именно в декабре 2011 года исполняется 140 лет со дня его рождения и 90 лет ‑ со дня его преждевременного ухода из жизни.
Родился Виктор Владиславович Иодко 9 декабря 1871 года, очевидно, в Витебской губернии. Именно Витебским дворянским депутатским собранием 8 марта 1890 года окончившему 4 класса городского училища 18-летнему Виктору Иодко был выдан документ о том, что он «сопричислен к признанному в потомственном дворянстве», а род Иодко внесен в шестую часть дворянской родословной книги.
Как скоро Виктор Владиславович покинул Витебск, где и чем жил, у кого учился фотографии, теперь установить практически невозможно. Предположительно, какое-то время он совершенствовался в профессии в Москве, где находился в июне 1900 ‑ июле 1901 года. Дата прибытия В.В.Иодко во Владимир не установлена, но 10 октября 1905 года он получил разрешение владимирского губернатора на открытие фотомастерской во Владимире. С тех пор на протяжении почти полутора десятков лет популярность В.В.Иодко как фотографа останется неизменной.
Все это время фотоателье В.В.Иодко располагалось в самом центре Владимира, в непосредственной близости от Золотых ворот. Первым адресом фотографического заведения стал дом Жаровой на углу Большой и Вознесенской улиц, «за Золотыми воротами против женской гимназии». Расположение ателье «против женской гимназии» было весьма удачным и с самого начала существования фирмы Иодко поставляло ему немалое число дополнительных клиентов ‑ гимназисток. На долгие годы Виктор Владиславович стал чуть ли не единственным в городе фотографом, исполнявшим большие групповые портреты выпусков и других учебных заведений Владимира, в том числе духовной семинарии, духовного и епархиального училищ.
К началу 1910-х годов В.В.Иодко был уже достаточно широко известен как фотограф. Об этом свидетельствуют и фотографии отнюдь не рядовых жителей Владимирской губернии, избравших для изготовления своего портрета не чье-нибудь, а именно его ателье. Однако как раз в это время В.В.Иодко поджидали внезапные, значительные и малоприятные перемены: место, на котором располагался дом А.Г.Жаровой, было облюбовано старообрядцами под строительство церкви.
Выкупив у владелицы землю, заручившись предварительной сметой, которую, кстати, составил старообрядцам архитектор С.М.Жаров, старообрядческая община рассчитывала уже к осени 1912 года закончить возведение церкви. Виктору Владиславовичу, доказывавшему, что помещение и часть участка земли «заарендованы» им у Жаровой до 15 октября 1913 года, пришлось судиться с общиной. Возведение Троицкого храма, который сейчас так хорошо знаком горожанам (так называемая «Красная» церковь на Театральной площади), таким образом, значительно задержалось. Но отстоять полюбившееся место фотографу не удалось. И с 10 апреля по 14 июня 1913 года в газете «Старый владимирец» из номера в номер публиковалось короткое объявление: «С 15 апреля фотография В.В.Иодко ПЕРЕВЕДЕНА на Б. Моск. ул., дом бывш. Ананьина, телеф. 138».
Этот дом хорошо узнаваем на старых открытках по вывеске «Касса» и высокой колокольне Николо-Златовратской церкви, которая была следующей по улице за участком, занятым домом Ананьина. Здание, в котором разместился Иодко (до недавнего времени ‑ дом № 7а на ул. III Интернационала; сейчас на этом месте находится ТЦ «Галерея»), стояло в глубине участка, перпендикулярно Большой улице, вдоль земельного участка, принадлежавшего церкви. Согласно договору с «наследниками Ананьина», вывески и фотографические витрины В.В.Иодко имел право поместить «на лицевой стороне дома по улице, не стесняя при этом других квартирантов». В разрешении Городской управы на строительство павильона, выданном 24 апреля 1913 года (заключение для которого делал все тот же архитектор С.М.Жаров), говорилось: «Устройство света на соседнюю церковную усадьбу может быть допущено, если со стороны церковного причта не будет на это каких-либо препятствий».
Нужно заметить, что история с вынужденной сменой места расположения фотоателье не помешала фотографу именно в 1913 году осуществить две значительные акции. Об одной из них ‑ съемке посещения Николаем II городов Владимирской губернии в рамках празднования 300-летия Дома Романовых будет уместно рассказать в юбилейном году. Другая акция ‑ выполнение заказа Губернской земской управы на издание «7 тысяч экземпляров открыток с видами Владимира и его окрестностей», о чем сообщала газета «Старый владимирец». Открытки предполагалось разослать «в начальные земские школы по 10 и более экземпляров». Кстати, В.В.Иодко был одним из немногих фотографов, не просто снимавших виды губернии для последующего их воспроизводства в открытке, но и принявших на себя все труды по их изданию.
И здесь мы вплотную подходим к интереснейшей стороне деятельности владимирского фотографа ‑ его сопричастности к такому увлекательному занятию, как краеведение, которая прослеживается с первых же лет жизни Виктора Владиславовича во Владимире ‑ от выпуска им в 1906 году первой серии открытых видовых писем до вступления 28 сентября 1914 года в пожизненные члены Владимирской ученой архивной комиссии. Не случайно именно В.В.Иодко Владимирская ученая архивная комиссия заказала «альбомы фотографических снимков с древних церковных зданий в г.г. Владимире и Суздале», преподнесенные «королеве эллинов ее императорскому величеству Ольге Константиновне и его императорскому высочеству великому князю Константину Константиновичу» во время посещения ими Владимира в 1908 году.
Еще одной весьма интересной темой являются политические пристрастия фотографа. В.В.Иодко, как и многие представители интеллигенции того времени, принадлежал к партии «народной свободы», то есть к конституционно-демократической партии - кадетам. Нельзя сказать, что он был во Владимире одним из ведущих или хотя бы одним из самых активных ее членов, но весной 1917 года запись в партию кадетов, бывшую в то время правящей партией в России, проходила именно в фотографии Иодко в доме Ананьина на Большой Московской улице.
Как известно, наиболее ярким представителем партии кадетов во Владимире был Кирилл Кириллович Черносвитов, депутат четырех Государственных дум, в три из которых он был избран от Владимирской губернии. Совершенно очевидно прослеживается определенная связь этих двух людей. Во всяком случае некоторые из известных на сегодняшний день фотопортретов К.К.Черносвитова, а также портрет его дочери Надежды выполнены именно Иодко. Однако имя лидера владимирских кадетов самым трагическим образом отразилось на судьбе фотографа. В сентябре 1919 года К.К.Черносвитов был расстрелян в Москве. К этому времени за В.В.Иодко уже давно следила местная ЧК и, видимо, не найдя более серьезных провинностей перед советской властью, в октябре арестовала его, вменив ему в вину «оплакивание гибели К.К.Черносвитова» и популярность в городе как фотографа.
Таким образом, Виктор Владиславович, безвестный кадет, но очень известный фотограф, стал одной из первых жертв советской власти среди ненавистной для нее партии кадетов, в то время как многие ярчайшие владимирские представители этой партии, чьи имена до октября 1917-го буквально не сходили со страниц местной прессы, пострадали значительно позднее или вообще не пострадали. «На время гражданской войны», то есть на 5 лет, как определили владимирские чекисты, В.В.Иодко был заключен в концентрационный лагерь принудительных работ ‑ прообраз лагерей 1930 ‑ 1950-х годов, занимавшихся «перековкой» так называемых «врагов народа». Но пережить все это Виктору Владиславовичу было уже не суждено: в декабре 1921 года он умер в лагере от сыпного тифа, эпидемия которого бушевала в то время в стране.
Все имущество В.В.Иодко, в первую очередь фотомастерская, было конфисковано. Сохранилось его письмо, направленное кому-то, кто имел вес в новом обществе. Письмо, полное трагизма, поскольку описывает крайнюю нужду фотографа, оставшегося не просто без крова и прекрасно оборудованной фотомастерской, дававшей ему средства к существованию, но и без предметов первой необходимости. И даже в таком страшном положении, когда и сам В.В.Иодко еще не знал, как будет выживать в подобных условиях, его глубоко волновала судьба той части конфискованного, что имела не только материальную ценность. «…Прошу принять участие, ‑ писал фотограф, ‑ чтобы все оборудование фотографии и ценные негативы и отпечатки со старины и архитектуры не уничтожили окончательно. Я 15 лет трудился во Владимире, и тяжело видеть уничтожение своих трудов без пользы государству…»
Виктор Владиславович Иодко был реабилитирован постановлением Владимирского областного суда 19 февраля 1993 года.
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Владимирцам рассказали о новых уловках телефонных мошенников вчера в 09:48
Во время пандемии количество звонков от аферистов, которые якобы представляют финансовые организации, выросло на 300%. Об этом сообщает Отделение Владимир Банка России. Любимая ковидная легенда жуликов - информация о «бе…
30 сентября заканчивается прием заявлений на детские выплаты в 5 и 10 тысяч рублей вчера в 09:44
Пресс-служба ОПФР по Владимирской области напоминает, что семьям, имеющим детей до 16 лет, которые еще не обращались за выплатами мер допподдержки (речь о 5 и 10 тысячах на ребенка), необходимо подать заявление в срок до…
Во Владимирской области за сутки выявили 24 случая коронавируса вчера в 09:31
Управление Роспотребнадзора по Владимирской области утром 8 августа сообщает о 24 новых случаях заболевания коронавирусной инфекцией в регионе. Наибольший прирост зараженных Covid-19 за минувшие сутки отмечен в Муромском…