19 февраля 2014 в 16:37
  1. Общество

Близкий Дальний Восток

К 110-летию со времени начала Русско-японской войны. В ночь на 27 января 1904 г. без объявления войны японский флот обстрелял русскую эскадру на рейде Порт-Артура. Было повреждено 3 русских корабля. Утром этого же дня в корейском порту Чемульпо япон­ская эскадра атаковала два русских ко­рабля - крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Несмотря на проявленные русскими моряками чудеса храбрости, «Кореец» был взорван, а «Варяг» затоплен, чтобы он не достался врагу. Так началась Русско-японская война.

Семь пудов
сушеной черники
Со времени открытия военных действий на Дальнем Востоке во Владимирской губернии, как и по всей России, начали собирать многочисленные пожертвования на самые разнообразные нужды военного времени. Так, 1 февраля гласные Иваново-Вознесенской городской думы, собравшись на экстренное заседание, постановили предоставить запасной капитал города в размере 15 тыс. руб. в распоряжение правительства на военные нужды и 10 тыс. руб. из текущих средств Иваново-Вознесенскому отделению общества Красного Креста. Открытая с этой же целью на заседании городской думы подписка дала 75 тыс. руб.
7 февраля в селе Ставрово под руководством дворянина Л.Н.Капацинского местными любителями драматического искусства ‑ крестьянами ‑ был дан спектакль «Каширская старина». Вырученная от спектакля чистая прибыль в размере 101 руб. 17 коп. поступила во Владимирское отделение общества Красного Креста.
К общему делу пожертвований присоединились губернские и уездные чиновники. Например, служащие канцелярии владимирского губернатора единогласно выразили желание, начиная с 1 февраля на все время войны России с Японией, отчислять 1% с получаемой ими зарплаты в пользу Владимирского отделения общества Красного Креста. Служащие покровской полиции решили «ввиду военных действий на Дальнем Востоке» отчислять ежемесячно на нужды общества Красного Креста из получаемой ими зарплаты по 3%, а служащие владимирской полиции ‑ по 1%.
В марте 1904 г. во Владимир пришло письмо из штаба Московского военного округа с запросом, где можно было бы устроить в городе популярные чтения о флоте. В ответе из Владимира говорилось, что «наиболее подходящий зал, который может соответствовать как удобству чтений, так и достаточному сбору публики ‑ это зал Дворянского собрания». 28 апреля в 8 часов вечера в нем-то подполковник Г.В.Покровский и прочел лекцию «О флоте и войне на Дальнем Востоке». Сбор средств с нее предназначался на развитие российского флота.
13 августа в муромскую тюрьму прибыл для освобождения арестантов по Манифесту от 11 августа 1904 г. помощник прокурора А.С.Киреев. Все арестанты были собраны в тюремной церкви. По окончании молебна 25 человек освободили немедленно, остальные 24 арестанта получили сокращение срока заключения на одну треть. Освобожденные и получившие льготы заключенные в благодарность за дарованные им милости добровольно собрали из своего заработка 8 руб. 5 коп. на нужды раненых воинов и их семейств.
В огромном списке пожертвований нельзя не отметить совместный дар крестьянок Муромского и Горбатовского уездов ‑ 7 пудов сушеной черники в пользу раненых воинов. За весь период Русско-японской войны денежные пожертвования жителей Владимирской губернии на нужды войны составили более 250 тыс. руб.
Кому мать родная, а кому ‑ мачеха
4 мая 1904 г. исполнительная комиссия Главного управления общества Красного Креста обратилась к председателю Владимирского отделения этой же организации И.М.Леонтьеву с просьбой сообщить ей список тех учреждений и частных лиц, которые могли бы принять у себя раненых и больных воинов, эвакуируемых с Дальнего Востока.
На заседании Владимирской городской думы 21 июня гласные постановили предоставить для размещения 30 раненых воинов помещение с отоплением, освещением и 30 коек с постельными принадлежностями, поручив управе нанять в свое время подходящее помещение. По собранным городским головой А.А.Шиловым сведениям, бесплатное размещение больных было возможно лишь в доме Муравкина и Андреева за р. Лыбедью, но при условии проведения ремонта дома за городской счет, который мог обойтись не менее чем в 900 руб.
10 августа Владимирский губернский распорядительный по эвакуации больных и раненых комитет предложил Владимирской управе немедленно принять меры к найму и приспособлению помещения для эвакуируемых с театра военных действий, т.к. раненые воины могли прибыть во Владимир в скором времени. Управа сняла по контрактам у Н.Г.Шнурковой по Нижегородской улице и у Н.Ф.Серебрякова по Вознесенской улице квартиры для размещения больных: у Шнурковой на год с 20 августа и у Серебрякова на 11 месяцев с 1 сентября с платой по 30 руб. в месяц за каждую квартиру без отопления, освещения и прислуги. На полученные от горожан по подписке деньги приобрели 30 железных коек и матрасов на сумму 148 руб. 50 коп. и постельного белья, рубашек, кальсон, халатов и т.д. на сумму 693 руб. Обо всех этих приготовлениях управа сообщила комитету общества Красного Креста.
10 октября комитет ответил Владимирской управе, что ее заявление отослано в комиссию по бесплатному размещению больных и раненых воинов, которая чуть позже уведомила И.М. Леонтьева об отказе городскому управлению из-за необеспечения питанием и лечением раненых.
В ноябре Главный штаб «во избежание непроизводительных расходов со стороны города» сообщил Владимирской управе, что он не сможет воспользоваться предоставленным городом помещением для 30 человек. Управа, во избежание дальнейших для городской казны убытков, начала переговоры со Шнурковой и Серебряковым о прекращении действовавших контрактов. Наталья Герасимовна согласилась, но с условием, чтобы ей заплатили за пять месяцев «в возмещение издержек по приведению квартиры в ее доме в тот порядок, в каком она была до устройства ее под помещение раненых». Управа выплатила ей 150 руб. Серебряков не пожелал нарушать контракта, заключенного с ним 16 августа 1904 г. членом Владимирской управы (впоследствии городской голова) Н.Н.Сомовым.
С 12 ноября управа разместила в верхнем этаже дома Серебрякова 31 новобранца, прикомандированных для обучения к 10-му гренадерскому Малороссийскому полку. Они почти беспрерывно целые дни в занимаемом ими помещении обучались гимнастике и различным ружейным приемам. В итоге новобранцы сапогами избили все полы не только в комнатах, но и на крыльце и в сенях, испортили все обои, подоконники, электрический и обычный звонки и т.д.
Пленные японцы жили на Щемиловке
В Государственном архиве Владимирской области сохранилось дело «О расквартировании казарменным порядком 250 военнопленных японцев», благодаря которому можно узнать интересные подробности «японской эпопеи» во Владимире.
Итак, штаб Московского военного округа летом 1904 г. трижды уведомлял Владимирский губернский распорядительный по эвакуации больных и раненых комитет о предполагаемом расквартировании во Владимире 250 военнопленных японцев при 10-м гренадерском Малороссийском полку и 10 офицеров, которые могли быть размещены как по частным квартирам, так и в гостиницах. Командир полка ответил штабу, что в его казармах нет свободных помещений. Так как военное ведомство не могло справиться с поставленной задачей, было принято решение, в соответствии с законодательством того времени, обязанность отвода помещения для военнопленных возложить на Владимирское городское общественное управление.
Гласные управы узнали об этом лишь 21 августа, то есть за неделю до прибытия пленных японцев. В своем ответе они сообщили Комитету, что в свободном здании городского театра признано возможным разместить только 150 человек, но при условии его ремонта на сумму не менее 3 тыс. руб. Причем ввиду близости театра к зданиям женской гимназии, приходского училища и к церкви на Золотых воротах размещение в нем военнопленных являлось бы допустимым только в силу крайней необходимости. Требование об отводе помещений для 250 пленных японцев оказалось для местных властей делом невыполнимым.
Единственное, что удалось Владимирской управе, ‑ это снять в доме мещанки Прасковьи Ивановны Ермолаевой на улице Щемиловке квартиры для 10 пленных японских офицеров сроком на год с платой ей по 50 руб. в месяц. На длительный срок заключен был контракт потому, что Ермолаева не согласилась на меньший срок аренды своих квартир.
28 августа во Владимир прибыли 10 пленных японских офицеров, захваченных во время крейсерства Владивостокской эскадры при потоплении грузовых военных судов «Садо-Мару» и «Киншиу-Мару». 21 октября их отправили в лагерь, расположенный при селе Медведь Новгородской губернии. После чего городская управа предложила Прасковье Ивановне прекратить действие контракта. Но она потребовала выдать ей 150 руб. сверх ранее уже полученных 100 руб. за наем помещения, мотивируя это тем, что «при освобождении японцами квартир в них оказались значительные повреждения». «Ввиду несомненно могущих быть от простоя квартир убытков» и отсутствия каких-либо других вариантов Ермолаевой выплатили 150 руб. Городская казна понесла убыток из-за расквартирования пленных японских офицеров во Владимире и просила Главный штаб возместить его, но получила отказ.

Маргарита Попова, кандидат исторических наук

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Педиатр из Владимира Инна Турышкина знает, как сберечь здоровье детей два часа назад
До того, как стать заведующей отделением профилактики поликлиники №1 города Владимира, Инна Турышкина за 25 лет карьеры успела поработать и реабилитологом, и участковым педиатром. Многие дети и их родители называют Инну…
Владимирцы оформили соцконтракты на кондитерскую, столярное дело и ателье для собак сегодня в 09:55
За полгода жители Владимирской области сумели защитить 243 бизнес-проекта и получить по социальному контракту приличные деньги на их воплощение. Развитие туризма, отдых с семьями на байдарках, бурение скважин, осуществле…
Еще 218 человек заразились Covid-19 за сутки во Владимирской области сегодня в 09:38
Управление Роспотребнадзора по Владимирской области утром 25 июля сообщает о 218 новых случаях заболевания коронавирусной инфекцией. Наибольший рост числа заразившихся Covid-19 за минувшие сутки отмечен во Владимире - 52…