18 марта 2015 в 17:45
  1. Культура

Поэт Дмитрий КАНТОВ: «Больше не буду писать песен»

Фото: Полины Ганцевой
Владимирскому поэту Дмитрию Кантову на прошлой неделе исполнилось пятьдесят. Чем не повод для встречи и беседы о «высоком»? Тем более что на литературно-культурном небосклоне региона-33 Дмитрий Владимирович - фигура весьма заметная. Бывший школьный учитель, бывший заведующий епархиальной канцелярией и настоящий поэт-лирик. Месяц назад он стал лауреатом престижной премии имени Антона Дельвига, учрежденной «Литературной газетой». Жюри признало, что владимирец в своем творчестве «непреложно следует традициям классического русского стиха». Сегодня продолжатель классического стихосложения Дмитрий Кантов - гость «ВВ».

- Дмитрий Владимирович, в феврале в Пушкинском музее в Москве вам вручили «Серебряного Дельвига». Насколько вам такого рода признание ценно и приятно или вы спокойно относитесь к наградам?
- Ну, кто же к этому спокойно относится?! В конкурсе было около 300 произведений. Мне приятно, что мои стихи оценили профессионалы - в жюри были и поэты, и прозаики, и представители власти. Это значит, что мои стихи хорошие.
- Вам не обидно, что даже самые хорошие стихи сейчас мало читают, да и вообще у людей интерес к литературной жизни слабый?
- Литература, так или иначе, должна интересовать все общество. Но сейчас интерес к ней упал, потому что появилась масса конкурентов: кино, телевидение и тот же Интернет. Люди мало читают, хотя книги издаются и хорошие авторы есть. Просто литература теперь ‑ это дело подвижников, тех, кто предан литературному творчеству и продолжает писать, потому что осознает это как свое призвание.
- А когда вы почувствовали себя поэтом?
- Писать серьезно я начал лет с пятнадцати. Первое мое стихотворение было опубликовано, как сейчас помню, 20 марта 1983 года в газете «Комсомольская искра». Мне было тогда 18 лет. Первая книжка вышла в 1994 году во владимирском книжном издательстве «Золотые ворота». И меня сразу приняли в Союз российских писателей. Принимали в Москве. Протокол, отпечатанный на машинке, я храню до сих пор. В нем такие имена! Булат Окуджава, Фазиль Искандер, прозаик Борис Васильев, поэт-пародист Александр Иванов и публицист Юрий Дмитриевич Черниченко...
- Отличное начало творческой биографии! Но почему тогда ваша вторая книга вышла только в 2008-м?
- Не было средств на ее издание, а стихи - были. И вот однажды я послал их поэту Александру Кушнеру - его называют живым классиком. И Кушнер очень лестно о них отозвался. Написал, что стихи мои самостоятельны, оригинальны, неожиданны и что я могу его письмо использовать в качестве предисловия к книге, если соберусь ее издать. Письмо показал друзьям, и они дали мне денег на книгу. За нее я получил городскую премию в области культуры, искусства и литературы.
- Вы ведь и гимн Владимирской области написали?
- Мы участвовали в конкурсе вместе с композитором Сергеем Зубковским. Я написал текст, который, как мне показалось, подходит. Но наш гимн не занял никакого места. Ну, написал и написал... В 1960-х проводили конкурс на гимн РСФСР. Лучший текст был написан Твардовским, а музыка ‑ Свиридовым. А в конкурсе на гимн Советского Союза в 1940-х лучшую, по мнению Ворошилова, музыку написал композитор Дмитрий Шостакович. Вот услышать бы, но нигде не найдешь. Так что я в хорошей компании... А так осталась парадная песня «Земля Владимирская наша». Я написал еще один текст на музыку Зубковского «Наш Владимир» - уже про город, а не про область. И, наверное, больше не буду писать песен, потому что это совсем другая сфера деятельности. Настоящие стихи плохо на музыку ложатся. Тексты должны быть послабее, немного провисать, а музыка, как поплавок, - держать их на плаву. А у стихов - своя внутренняя музыка, которую, читая, ты слышишь, и никакой другой не нужно.
- Был в вашей биографии и такой факт - работа в епархиальном управлении. Она на вас, ваше творчество оказала влияние? Как вы себя чувствовали в такой религиозно-канцелярской обстановке?
- Поэтом не чувствовал. Чувствовал - чиновником консистории. Я верующий человек и давно - лет с двенадцати. Тогда еще была другая официальная идеология, а религия - где-то на задворках, и считалось, что это путь назад, а я так не считал. В епархиальное управление я пошел работать, потому что надежды были, что церковь поспособствует духовному возрождению. Мне нравилось там работать и вообще вся обстановка, атмосфера, духовенство. А чтобы это напрямую отразилось на творчестве, не думаю. Если в моем творчестве и есть какие-то религиозные мотивы, христианские, православные, то это все идет изнутри. У меня нет стихов на тему православной церковности. Я проработал в епархии 11 лет, а потом ушел. Добросовестно относился к своим обязанностям. У меня принцип был: чтобы никто не уходил от меня неутешенным. А в день мне приходилось иногда видеть человек по триста. Я вел первичный прием, преподавал церковно-славянский язык в духовной семинарии и в регентской школе при Княгинином монастыре. При этом обязанностей по канцелярии никто с меня не снимал, я выполнял еще функции юрисконсульта, был ответственным за государственную регистрацию приходов. То есть у меня обязанностей было столько, что, как говорится, семь хомутов. И совсем не оставалось времени, чтобы писать.
- Когда в школе работали, проще было?
- В школе еще сложнее. В школе вообще никакая поэзия даже в голову не придет. Мне хватило одного года, чтобы это понять. В школе человек вообще забывает, кто он такой и для чего живет. У меня даже на конспекты времени не оставалось - работал в две смены. Уходил в половине седьмого утра и возвращался в половине седьмого вечера. Поэту нужна такая работа, чтобы позволяла писать.
- Сейчас у вас есть такая работа?
- А у меня заработки нерегулярные. Подрабатываю то корректурой книжки, то технической редактурой. Я очень благодарен своей жене. Она понимает, что поэзия ‑ это серьезное дело, и во всем меня поддерживает.
Одно время акафисты составлял - святителю Афанасию Сахарову, Ковровскому епископу, святителю Арсению Элассонскому Суздальскому, Петру Великодворскому. Это все заказы были церковные. И разные статьи писал на тему церковной истории, перевел книгу начала XVII века. Это сборник монашеских поучений «Цветник священноинока Дорофея». Ее переводила и духовная академия, но дело у нее застопорилось, а я взял и перевел.
- Перевели с церковно-славянского на современный русский?
- Да. Некоторые назвали эту работу «духовным подвигом». И она как раз повлияла на мое творчество. Сначала не шел перевод, чего-то я в нем не улавливал. Голос составителя слышу, а когда перевожу на русский, он исчезает. А там такой интересный тип: словоохотливый, уверенный, в нем горячность апологета. Мне хотелось сохранить эту «говорную» интонацию составителя. И я думал: «Побывать бы в стране оригинала!» Стал читать книжки XVII века. А потом вдруг неожиданно для себя написал историческую поэму о поэте XVII века Алексее Романчукове, от которого осталось только два стихотворения. Я писал ее на древнерусском и тут же переводил в голове на русский, чтобы она была понятна современному читателю. Она прошла почти незамеченной, но эта вещь мне близка. Сейчас я готовлю сборник своих исторических поэм. Она туда войдет.
- Как у вас творческий процесс протекает? Чувствуется, что ваши стихи ‑ выверенные.
- У меня такой принцип: я стихи про себя проговариваю и не записываю, пока не выучу наизусть. Если что-то забываю, то для меня это показатель, что стихотворение не состоялось еще, оно несовершенно.
- То есть вы длительный период времени живете со стихотворением в голове?
- Иногда мне даже засыпать страшно. Думаю, а вдруг я забуду или что-нибудь со мной случится, оно так в голове и останется - надо его записать. Причем пока автор сам еще горячий, он свое творение правильно оценить не может: не понимает, хорошее оно получилось или плохое? Только потом, когда пройдет время, и я смогу прочитать его глазами постороннего человека. А для этого оно должно отлежаться день, два, три, неделю... Потом читаешь, и тебя охватывает тихий восторг. Значит, удалось!

ДОСЬЕ «ВВ»

Дмитрий Владимирович Кантов родился 14 марта 1965 года в поселке Красная Горбатка Владимирской области. В 1986 году окончил факультет русского языка и литературы Владимирского педагогического института.
Работал учителем в школе, звукооператором на заводском радио, руководителем кружка во Дворце пионеров, заведующим канцелярией епархиального управления, преподавал церковнославянский язык в духовной семинарии.
Публикуется с 1983 года. Подборки стихотворений Д.В. Кантова печатались в журналах «Звезда», «День и ночь», в антологиях «Крым в русской поэзии» и «Молодая поэзия России» (на английском языке, США). Член Союза российских писателей с 1995 года. Лауреат городской премии в области культуры, искусства и литературы (2008). В 2009 году получил премию журнала «Звезда», затем за книгу «Привычный размыкая круг» - премию имени поэта Шлыгина.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Владимирский русский оркестр отметил 30-летие 19 октября в 14:50
Трехчасовым выступлением в Концертном зале имени С.И.Танеева областной филармонии отметил свое 30-летие Владимирский русский оркестр. «У нас сегодня юбилей, – объявила ведущая. – Юбилей особенный – не одного человека, а…
«Киномакс-Буревестник» во Владимире показал своим зрителям настоящий «Комфорт» 18 октября в 10:38
«Владимирские ведомости» протестировали новый кинозал кинокомплекса
Названы победители Всероссийского конкурса романсов 18 октября в 09:32
Вечером 17 октября в концертном зале Владимирской областной филармонии с аншлагом завершился IX Всероссийский конкурс исполнителей русского и цыганского романса. Были объявлены лауреаты и дипломанты, которые дали прекра…
Форум «ДоброСаммит» впервые охватит всю Владимирскую область
Во Владимирской области 21 октября откроется ставший уже традиционным молодежный форум Центрального федерального округа и…
Николаю Каманину исполнилось 110 лет
18 октября исполнилось 110 лет со дня рождения прославленного летчика, военачальника и наставника советских космонавтов Героя…