28 сентября 2016 в 17:48
  1. Общество

Детский омбудсмен во Владимирской области Геннадий Прохорычев: «Я сам детдомовский...»

​Очередным участником проекта «Владимирских ведомостей» «Быть отцом» стал уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев. Мало кто знает, что Геннадий Леонардович сам выпускник детского дома и отец четверых детей. Из этой информации многое становится ясным: он не только по долгу службы, но и по зову сердца защищает права всей владимирской ребятни. За последние полтора года он устроил в семьи около 20 детей-сирот.

- Хорошо помню, как я впервые стал отцом, - рассказывает он. - Мне удалось добиться у главного врача роддома разрешения на то, чтобы присутствовать при родах. Когда увидел дочку, испытал новые непередаваемые ощущения счастья, ответственности и гордости! Я ‑ отец! А потом ‑ первый крик ребенка, первый осознанный взгляд, первая улыбка! Первые бессонные ночи. И вдруг малыш лепечет: «Папа»... Просишь повторить - и он опять так назовет тебя, неумело, но нежно. По-моему, именно ребенок - это мост через вечность, продолжающий жизнь на земле.

- Вы ведь сами выросли в детском доме?

- Мы с братом-близнецом с полугода воспитывались в детдоме. Родились в Москве. Кроме нас в семье было еще трое детей, но двое умерли в младенчестве. Остался один старший брат. Отец Леонард Васильевич был военным. А имя такое получил от деда - он назвал его в честь своего испанского друга, с которым воевал против Франко. Мама работала начальником станции метро «Площадь революции».

И вот папа - он был красавцем - стал изменять маме. Однажды, когда она застала его пьяного с очередной пассией, он избил ее и выгнал на улицу вместе с нами. Пока мама добиралась до своей деревни в Собинском районе, простудилась и вскоре умерла. Бабушка хотела нас оставить у себя, но опека не дала. Так что все детство и юность мы скитались по детским домам: Александров, Гусь-Хрустальный, Вязники, Махра, Суздаль… А потом мы, как и все детдомовские, учились в ПТУ.

- Какой была жизнь воспитанников?

- В Гусевском дошкольном детском доме над детьми издевались. У каждого ребенка был нашит номер на тряпочке поверх верблюжьего одеяла. У меня был номер 73, у брата Саши ‑ 79. Мы были неугомонные, номерки срывали во время игр - и за это воспитатель колола иголкой руку. Если что-то было не так, взрослые просто клали на дугу и были палкой. Я, конечно, хулиганил. И меня били. Кто в детдоме был примерным? Больше всех доставалось тем, кто убегал. Одна из воспитательниц била особенно больно и издевалась, запирая нас на холодной веранде. И это происходило, по сути, в детском саду. Смотрю сейчас на своих детей, вспоминаю детдом и ужасаюсь: как можно бить беспомощных и беззащитных малышей? Я против любых детских домов. Я ‑ за семейное устройство.

С другой стороны, я смотрел на пытавшихся сбежать мальчишек и думал: а куда бежать? Для меня тогда весь мир был детским домом. Понятия о другом мире не было. У нас в группе висел портрет Ленина. И все говорили: «Это ваш дедушка». Я своим детским умом не мог понять, кто такой дедушка. Мужчин среди воспитателей не было. Гусевской детдом был резервацией, из которой некуда было деться. Но я тогда считал это нормой. И когда нас стали перевозить в Махру, я залез под кровать и не хотел уезжать из страха, что в другом месте будет еще хуже…

Но в Махре все было по-другому. Природа, деревня, просторы, монастырь. Мы впервые увидели мужчин. К нам приставляли наставников из числа старшеклассников. Они катали нас на велосипеде. Мы ловили рыбу, собирали ягоды и продавали за 50 копеек кастелянше. Это была свобода!

У нас с братом, как потом выяснилось, было очень много родственников в Москве. В том числе и дипломаты, и высокопоставленные чиновники. Но никто не взял нас, двоих пацанов. У всех были свои дети. Советскую систему воспитания сейчас превозносят, но замалчивают о том, сколько ребят росло в детских домах. Около миллиона! Государство взяло тогда на себя несвойственную функцию. Речь не шла о защите семьи. Ставилась задача защитить ребенка. Взрослые потому и не брали сирот, поскольку считали: государство воспитает, даст образование.

- И государство воспитало, дало образование?

- Воспитало. Но не государство. А замечательные люди, которые оказались рядом. Первая учительница Анастасия Алексеевна Земскова, литератор Тамара Дмитриевна Бурко. С воспитателем Виктором Викторовичем Цветковым мы ловили рыбу. Виктор Александрович Бурко увлек всех дрессировкой собак. Наша вожатая привила интерес к истории. Ходили в походы, наизусть знали азбуку Морзе и все парусные суда. Позже, когда попал на армейскую службу в Одесский военный округ, это помогло. Служил в «секретке» шифровальщиком-кодировщиком в Крыму в трудные времена. Помню, как нас заставляли принять присягу Украине, но мы были патриоты, отказались…

- Защищая права детей, вам приходится видеть многие семьи и отцов. Какие они?

- Граница между благополучием и неблагополучием тонкая. От чего зависит степень семейного счастья? Формула проста. В благополучных семьях, независимо от количества детей и материального достатка, отец ‑ это глава, добытчик, имеющий внутренний стержень, берущий ответственность за семью на себя. Но основой, фундаментом семейного счастья все-таки является женщина, ее мудрость. Мир в семье женой держится.

Проблема современных отцов ‑ в инфантильности. Когда они перекладывают ответственность на плечи женщины. Мужчина должен правильно понимать свою роль.

- И какова же роль отца?

- Он ‑ глава. Семья ‑ малая церковь, а отец ‑ ее патриарх. Больше половины детей в семье воспитывается не отцами. Даже если папа есть, то часто он не участвует в воспитании. Поэтому женщины, когда их спрашивают о количестве детей, приписывают сюда еще и мужа.

Мужчина должен быть и воином, и человеком, на которого можно всегда положиться, за которым как за каменной стеной. В каких бы ситуациях семья ни оказалась, какие бы сюрпризы жизнь ни преподносила. Генетическая память живет внутри каждого из нас с рождения. Миллиарды клеток организма передают не только биологические параметры здоровья, но и духовно-нравственные основы предыдущих поколений, рода. Важно не разорвать какое-то звено, потому что восстанавливать его придется будущим поколениям.

- Говорят, что детдомовцам трудно построить свою семью.

- Трудно. Но мне повезло. Мы дружили с семьями воспитателей. Многое мне дало пребывание в Махре, в детском доме при монастыре. Там случилась авария с отоплением, в морозы лопнули трубы, и всех детей на новогодние каникулы разобрали по домам воспитатели и учителя. Мы попали к поварихе тете Клаве. Дома она была вовсе не строгой, а другой: доброй, заботливой. Мы с братом увидели, что такое семья, как все в ней устроено. Спали на русской печке, пили чай, кололи дрова, узнали запах и вкус домашних пирогов. Я ощутил запах дома и семьи. Лежал на печке и плакал. Именно тогда у меня созрело желание иметь свою семью.

Постепенно стал представлять, какой должна быть жена. Добрая, любящая детей, верная и честная, умеющая сострадать. Хлебосольная. По профессии врач или педагог.

Я работал во Владимирском лицее-интернате № 1. Сначала и не замечал Ольгу ‑ она была просто коллегой, преподавала музыку. Я был классным руководителем в 9-м классе, повел ребят к ней на урок и остался. Спел с детьми хором. И увлекся пением. И учительницей. Потом она играла Шопена на школьном литературном вечере. Увидел ее глаза ‑ и влюбился. Год ухаживал. Сделал предложение в скаутском лагере, в ночь Ивана Купалы. Пошли искать цветок папоротника. И я сказал: «Оля, уже нашли. Цветок ‑ это ты». Признался в любви. За 15 лет совместной жизни я понял, что она именно такая, какой я и представлял жену. Оля одна в семье росла и вначале не верила в мои слова, что детей у нас будет много. И теща Валентина Евгеньевна тоже не верила. Но они появились ‑ значит, так нужно. Ровно через 9 месяцев после свадьбы у нас родилась дочка Маша. Потом Настя, Олег и Андрюша.

Уверен, что дети умнее нас. Они выбирают родителей и приходят для укрепления семьи. Задача отца ‑ показать своим примером, как надо поступать. И жениха дочки выбирают похожего на папу. Сыновья учатся у отца жесткости, умению мастерить руками.

- А вы бываете жестким?

- Когда это необходимо. И наказываю, конечно. Нельзя допускать вседозволенности. Но моменты воспитания должны быть согласованы матерью и отцом.

- Какими видите своих детей в будущем?

- Они должны стать мамами и папами. Семья ‑ это место, где тебя поймут и защитят, протянут руку помощи. Даже если оступился ‑ не отрекутся. Самое главное, чтобы мои дети были честными, искренними, верящими в бескорыстность отношений.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Работники ВСМЗ просят Президента России восстановить в должности Светлану Мельникову 13 минут назад
Оглушенный сегодняшней новостью об увольнении Светланы Мельниковой трудовой коллектив Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника убедительно просит первых лиц страны вмешаться сложившуюся ситуацию.
Проиндексированы выплаты на детей дошкольного возраста два часа назад
Речь идет об индексации ежемесячной денежной выплаты на ребёнка в возрасте от трёх до семи лет включительно для тех граждан, кто получает это пособие с 2020 года. Выплата возросла на 257 рублей (с 5390 до 5647 рублей) бе…
Во Владимирской области на долю индивидуального строительства приходится 66 процентов жилья два часа назад
Во Владимире прошло выездное заседание Правления Российского Союза строителей. Его главная тема - внедрение современных технологий малоэтажного домостроения и новых ипотечных программ для индивидуального жилого строитель…