22 мая, 12:54
31 января в 12:02

«Серебряный» голос – Тимофей Копылов

Фото: Владимир Чучадеев
Он родился и вырос во Владимире, учился в 36-й школе и Владимирском педуниверситете. Как многие молодые люди 90-х, создал собственную рок-группу. Повзрослев, обзавелся бизнесом, но музыку не бросил. В 2013 году сочинил хит «Лада седан». Но по-настоящему знаменитым он стал, добравшись до вершины в мегапопулярном телевизионном шоу «Голос». Сегодня в рубрике «Персона» - серебряный призер «Голоса» Тимофей Копылов.

- Тимофей, как участие в шоу «Голос» изменило твою жизнь?

- Стал больше интервью давать. И все. Но цель участия в шоу и была именно такая – привлечь внимание к группе «Рекорд Оркестр», к нашим песням. Пока группа не имеет медийной поддержки, наши новые песни не появляются в эфире. Эта задача – в стадии решения. Грех было не воспользоваться такой возможностью для популяризации нашего творчества. Хотя не сразу все сложилось. Я посылал заявку на третий, четвертый, пятый сезоны. И только шестой ответил.

- А если бы снова «Голос» не ответил?

- Если бы не ответил, я посылал бы на седьмой. Просто за время этих попыток поменялись мои приоритеты. Если на третьем «Голосе» хотелось показать, как ты круто можешь спеть, забраться в заоблачные высоты в плане тональностей – был спортивный такой интерес. То к тому моменту, когда все произошло, было желание уже просто исполнить яркие эмоциональные и запоминающиеся номера.

- А почему в «Голосе» не прозвучало ни одной песни из репертуара «Рекорд Оркестра»?

- Леонид Агутин прослушал весь наш репертуар. Сказал, что есть несколько шлягеров. Восприятие у него здравое. У нас основная масса песен – откровенная сатира. То, что они заставили его улыбаться и даже откровенно посмеяться, это высшая похвала. Но любое телешоу – про просмотры, а не про открытие новых звезд или расширение музыкальных горизонтов публики. Если будешь петь песню, абсолютно никому не известную, есть очень большой риск, что зритель просто переключит канал. Поэтому ставка делается на турбохиты. Здесь решает не артист. Только одна песня, которой я горел до этого шоу, была исполнена на сцене «Голоса». Все остальные номера – это плод компромисса или вызов, как «Кукушка». В шоу «Голос» 95% успеха – это выбор песни. И надо отдать Леониду Агутину должное, он никогда не переламывал через колено. Если песня не нравится, не получится она. С песней Human так было. Я пытался ее штурмовать, но в итоге за два дня до генеральной репетиции от нее отказались. Я пел Million Reasons Леди Гаги.

- Как можно номер подготовить за два дня?

- Вот так. Садишься ночью и делаешь просто. А как в финале? Ты в пятницу прошел в финал. У тебя есть день на то, чтобы определиться, какие три песни ты будешь исполнять. Во вторник уже должны быть готовы аранжировки, чтобы оркестр «Фонограф» их разбирал. А в среду генеральная репетиция. А в четверг репетиция уже на сцене, когда ставятся свет, звук, сценическое движение. Делается прогон всей передачи. То есть на подготовку трех номеров - те же два дня.

- Пахать пришлось будь здоров! Во Владимир вообще не приезжал?

- Между полуфиналом и финалом мы еще концерт давали во Владимире, потому что группе жить надо на что-то. И так декабрь вылетел. А призовые мы пока еще не получили. В этом шоу не заработаешь денег. «Голос» - это задел на будущее.

- А вообще музыка, творчество кормят? Или современному музыканту нужно, чтобы еще что-то было за душой?

- Ну так, подкармливает. Михаил Круг, когда его спрашивали, зачем ему лесопилки, говорил: «Еще неизвестно, муза придет или не придет, а лесопилка пилит и пилит». Бизнес – это уже часть моей жизни с 1997 года. Это дисциплинирует: утром надо вставать, идти решать насущные проблемы и получать от этого кайф, такой простой, человеческий. Например, ничего не было, а ты отремонтировал помещение, где теперь работают люди, которые кормят свои семьи. Это фундаментальные какие-то вещи. Когда у человека в жизни этого нет, у него начинает ехать крыша от нереализованности. Потому что плоды творческого труда нельзя пощупать руками. А мне кажется, в человеке изначально заложена тяга к производству. Когда человеку не удается реализовать этот производственный творческий инстинкт, человек ломается как личность. Он превращается в какое-то животное с бесконечными поисками себя. А чего себя искать? Иди в сарай, бери лопату и копай! Вот это (бизнес в бывшем автобусном парке «Интуриста». – Прим. авт.) - мой сарай.

- То есть жизненные и творческие цели ты для себя разделяешь?

- Нет, я хочу оставить некий след, который будут добрым словом вспоминать: хорошие песни, крепко сложенный сарай, дом и так далее.

- Расскажи о своем детстве, юности, о людях, которые повлияли на твое становление.

- Я учился в 36 школе. Папа - инженер, мама - бухгалтер. Родители – музыкально «начитанные» люди. С середины 1970-х годов они слушали рок, «хиповали». Black Sabbath и Pink Floyd у нас в семье звучали постоянно. Отец еще пел в хоре Владимира Завазальского «Владимирские певчие», благодаря чему у меня было общение в музыкальных кругах. Когда лет в 15 меня стало тянуть к электрогитарам, я не смог найти у нас в городе единомышленников. А потом уехал в Германию, как ученик-гость вальдорфской школы, и там увидел, что ребята моего возраста играют уже на очень высоком профессиональном уровне. У них для этого есть инфраструктура рок-клубов, оборудование в свободной продаже. У нас в 90-е его доставали через знакомых. Потом уже, когда я поступил во Владимирский педагогический университет, познакомился с местными рок-музыкантами. Не сказать, что влился в рок-тусовку, но нашел единомышленников. А в глубоком моем школьном детстве ребята мало интересовались музыкой. Все занимались спортом, восточными единоборствами. В нашей компании вообще считалось, что музыка – только для девчонок. Но само это время – незабываемое, оно до сих пор всплывает в голове.

- Получается, музыке ты учился уже в зрелом возрасте?

- Я не учился.

- Но ты же ноты читать умеешь? Основы сольфеджио знаешь?

- Нет.

- Самородок?

- Я ходил к Ирине Васильевой. Она меня учила распеваться, потому что у меня раньше на второй-третьей песне голос срывало. Она научила меня разогреваться перед выступлением, чтобы дожил хотя бы до бисов. Мне еще помогают ребята из Владимирской областной филармонии - солисты русского оркестра. А какие-то вокальные фишки я схватываю просто на уровне общения с коллегами по цеху.

- Ты со своим категоричным неприятием алкоголя – совершенно нетипичный представитель рок-тусовки. Как тебе удалось устоять?

- Я дитя горбачевской антиалкогольной пропаганды. С 1984 года по телевидению начали показывать детей алкоголиков с уродствами. На меня это произвело неизгладимое впечатление, поэтому спиртного я в своей жизни не пробовал. Я не хочу никого осуждать из людей, которые калечат свою жизнь наркотиками и алкоголем, уходя от реальности. Но система играет на этом самым бесчеловечным образом. Людям предлагается психологический паттерн по телевидению, в семье: проблема – выпей. Но проблема от этого меньше не становится. Человек просто заходит в алкогольный штопор и опускается все ниже и ниже. Социальные последствия употребления этих вещей ужасны. В нашей стране, где 80% заключенных сидят за преступления, совершенные в состоянии опьянения, показывать сцены употребления алкоголя, шутить об этом – просто верх идиотизма.

- Можешь расшифровать свой имидж? Борода, четки – это все религиозной природы?

- Кольца, шапки, четки – это просто подарки. Плюс это средство производства шоу. Если песня требует всей этой мишуры, грех ее не использовать. Но я это все снимаю, когда это не нужно, как в песне «Звон», например. У меня нет имиджа, это просто сценический костюм для некоторых ролей.

- Ты говорил, что «Лада седан» родилась на Сакко и Ванцетти, где много уличных торговцев фруктами. Есть во Владимире какие-то «места силы», которые тебя вдохновляют?

- «Лада седан» родилась в голове. Чаще всего песни приходят, когда ты наедине сам с собой, вне гаджетов, вне общения. Тогда у тебя начинается внутренний диалог. Самоизоляция помогает, не важно где ты находишься в это время. Больше всего за рулем и в душе приходит рифм мне лично. А места, которые эмоционально поддерживают, - это те места, где ты вырос, с которыми связаны воспоминания, чувства. Я из Доброго.

- Тебе во Владимире теперь не тесно?

- Мне вообще кайф. Сытно ем, сладко сплю. Здесь можно спокойно заниматься творчеством. В Москве, конечно, больше возможностей для участия в различных шоу. Но, честно говоря, я не очень верю в то, что репертуар «Рекорд Оркестра» стал бы светиться на федеральных телеканалах. Это немного из разных категорий понятия. Рок-тусовок, концертов, этого да, немного не хватает. Но, с другой стороны, два часа езды до Москвы… Вся суть – в твоей активности.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
В битве хоров победил ансамбль гармонистов из Мурома 3 мая в 12:04
В первом областном конкурсе «Битва хоров» победил ансамбль гармонистов «Хромка» Дома культуры имени 1100-летия города Мурома под руководством Лидии Петруниной.
Дельфийская бронза досталась владимирской флейтистке 26 апреля в 13:49
20-25 апреля 2018 года во Владивостоке проходили XVII молодежные Дельфийские игры России. Их участниками стали более 1800 молодых талантов из 70 регионов России. Юная владимирская флейтистка Алла Белоусова стала обладате…
Во Владимире состоялся фестиваль прогрессивной музыки BABOOINUMFEST 23 апреля в 18:29
Фестиваль прогрессивного рока «BABOOINUMFEST» уже второй раз посещает Владимир. Осенью прошлого года музыкантов привечали в ОДРИ, а 22 апреля площадкой для выступлений рокеров-экпериментаторов стал бар «Другой».

Орфографическая ошибка в тексте