28 марта 2018 в 18:42
  1. Общество

Как делают правильный хрусталь

Хорошая новость: гонения на хрусталь закончились. Когда-то Его сиятельство скоропалительно объявили безвкусным наследием советских сервантов, а теперь хрусталь - яркая звезда модного интерьера и сервировки. Ну а где мода, тренд и хайп, там и подделки, и имитация. Чтобы узнать, как делают правильный хрусталь, корреспонденты «ВВ» отправились на старейший отечественный хрустальный завод - в стекольную столицу России, в город Гусь-Хрустальный.

Город в городе

У проходной Гусевского хрустального завода нас встречает Галина Власова - наш проводник в мир сверкающих алмазных граней, замысловатых форм и хрупкой роскоши. Галина Михайловна местная, гусевская, вся ее профессиональная жизнь, как и многих горожан, связана с заводом. Начинала у станка, потом получила специальность технолога - училась в вузе без отрыва от производства, а последние несколько лет Власова и экскурсовод, и летописец, и хранитель музейных фондов. Кажется, про секреты мастерства стеклоделия и историю «хрустального города в городе» она знает все. С легкой грустью вспоминает, что когда-то градообразующее предприятие имело в штате 6000 рабочих. Работать на заводе было престижно и выгодно, традиции блюли, новаторство поддерживали.

- А сейчас?

- Да и сейчас есть чем похвастаться, - патриотично заявляет Галина Михайловна и ведет нас... в магазин.

Торговая точка при ГХЗ - небольшое помещение, а ассортимент достоин масштабных выставочных залов. На витринах - изобилие, разнообразие форм и цветов: вот сапфировая ваза, вот красный бокал, тут черно-белый графин и зеленые рюмки-лафитники. Однако цены «кусачие»: красиво, но дорого.

- Эта работа не может стоить дешево, - уверяет Власова. - Вы сейчас сами увидите, какой это тяжелый труд - на каждом этапе производства. Хотя я не удивляюсь реакции. Мы всех гостей-туристов приводим в магазин. Сначала говорят: «Ой, как дорого!» - а после экскурсии уже считают, что и недорого вовсе. Ведь практически каждое изделие - эксклюзив, ручная работа. И специалисты у нас уникальные.

Один из таких уникальных специалистов - гравер Максим Морозов. Недавно он стал дипломантом Всероссийской выставки-ярмарки народных художественных промыслов «ЛАДЬЯ. Весенняя фантазия-2018».

На завод пришел подмастерьем - вырос в мастера. Азы гравировки осваивал под началом Владимира Анатольевича Митрофанова.

«Келья» Максима заставлена, развернуться негде: в ящиках в ожидании чуда томятся бутыли и вазы. На каждую гравер нанесет тончайший рисунок и все - ручками-ручками.

По миллиметру Максим протравливает хрустальную поверхность оставленных пустыми линз-окон: скоро здесь вырастут деревья, на ветках угнездятся диковинные птицы...

Закладка - по «рецепту»

Переходы, лестницы, коридоры... И вот мы у «мартеновских печей». Галина Михайловна была права: изготовление хрустальной красоты - работа архисложная, тяжелая.

На возвышении-полукружье бурлят печи, поигрывая апельсиновым пламенем. В печных горшках варится стекломасса - основа будущих шедевров.

Сварить хрусталь - как сотворить авторское блюдо. Ингредиенты: смесь песка, поташа и свинца - закладываются в горшок с вечера и строго по «рецепту».

Правильный хрусталь, а именно такой производит Гусевской хрустальный завод, содержит 24% оксида свинца. От плюмбума (свинец по латыни Plumbum; в таблице Менделеева обозначается символом Pb. - Прим. авт.) зависит чистота хрусталя, его звучание и вес: тяжесть элитарной посуде придает именно свинец.

Жар ощущается даже у подножия печей. Наверху и вовсе с непривычки невыносимо. Хрустальную основу варят при очень высокой температуре - 1450 градусов, а придают форму - при 1200 градусах.

Жаростойкие выдувальщики

Возле печей сегодня работает бригада Евгения Гусева. Суеты нет, но все происходит очень быстро. Работает команда, как отлаженный механизм, четко зная, кто и что должен делать в конкретный момент. Иначе нельзя: чуть зазеваешься - весь труд насмарку, да и зевать возле огнедышащих печей и горелок опасно.

Из жерла стекломассу достают длинной трубкой. Отточенными движениями переносят к форме, постоянно переворачивают, подкручивают, чтобы стекломасса не утекла и раньше времени не остыла. В каждом движении - четкость.

На одном конце трубки - медовая капля, на другом - резиновая груша, которой подают внутрь капли воздуха. Но если нужно раздуть хрусталь до больших размеров, груши не хватит, и тогда (так было и сто лет назад, и двести) рабочий использует силу своих легких. Вот и сейчас, на наших глазах, молодой крепкий мужчина - помощник бригадира Владимир Катков набирает полную грудь горячего воздуха и через трубку-самодувку отправляет его в сердце будущего хрустального произведения.

В новейшей истории завод сделал ставку на яркость - однотонные цветные изделия или изделия с цветным накладом. В производстве они сложнее, но результат стоит усилий. Мастер опускает бесцветную каплю хрусталя в центробежку, где уже замешан цвет. Ярко и быстро два слоя соединяются: цветной наклад обволакивает бесцвет. Позже наклад украсят рисунком - прорежут грани, сквозь которые засияет прозрачный хрусталь.

Сочетание цветов - самое разное. При нас в горшках варили бирюзу, кобальт (он дает глубокий синий цвет), бесцвет и хрусталь популярного медового оттенка. Для каждого цвета используют особые элементы-красители: селен - для красного, марганец - для фиолетового, медь - для зеленого. Богатую цветовую гамму дают эрбий и неодим: от розового до сиреневого.

Колпак сними, стакан охлади

После того как нужная форма придана, изделие помещают в печь отжига для снятия внутреннего напряжения от высокой температуры и резкого охлаждения. Иначе бокал или ваза разлетятся на мелкие кусочки. Остывать «большой» хрусталь будет долго: крупные формы проведут в печи сутки. Мелкие изделия достаточно на пару часов отправить в лер (для обывателей это устройство выглядит как закрытая коробом лента-транспортер). Внутри лера установлены газовые горелки, которые регулируют температуру, постепенно снижая ее до 40-50 градусов.

Опытный выдувальщик Сергей Дубровин, работающий по соседству с основными силами бригады Гусева, при нас за несколько минут сотворил несколько цветных стаканов. Помощница перенесла их в лер, а оттуда они поступят для дальнейшей обработки.

Для начала стаканы избавят от колпаков - верхней части изделия, где была стеклодувная трубка. Для этого стакан помещают на вращающуюся подставку к пламени газовой горелки. После среза изделие проходит первый контроль качества: нет ли больших пузырей, камней, кривизны ножки, достаточна ли толщина у стекла. Все в порядке? Тогда милости просим - на алмазный участок, за бриллиантовыми гранями к мастерам-шлифовщикам.

Глаз - алмаз

На алмазном участке вазы, графины, бокалы обретают привычный для нас вид. Здесь рождается знаменитая мальцовская или, как еще ее называют, гусевская грань, заставляющая свет играть, цвет блистать, а поклонника хрусталя замирать от восторга.

Некоторые рожденные на гусевском заводе узоры стали эталоном стеклоделия. Кольца, ромбы, восьмигранники, пирамиды со срезанной верхушкой и рассеченные крестом... Они плотно покрывают гладкую хрустальную поверхность или, напротив, оставляют «воздух», давая нам возможность всмотреться в спокойную гладь элитного стекла.

На алмазном участке шумно - работают установленные в ряд станки шлифовщиков. На первый взгляд - конвейер, на самом деле - индивидуальный подход к каждому изделию. Работа шлифовщика тонкая, тут глаз-алмаз нужен: линии должны лечь ровно, не испортить рисунка. Кстати, все работники алмазного участка ГХЗ имеют высший шестой разряд - любую операцию могут сделать от начала до конца. Народ опытный!

Но прежде чем приступить к резьбе по хрусталю, надо на чугунной шайбе обработать острые после срезки колпака края изделия, а потом нанести разметку рисунка. Сегодня на разметке работает шлифовщица Елена Масальская. Белым маркером Елена наносит орнамент на вазу-корзинку и передает ее мастеру.

Жужжит алмазный круг, режет хрусталь, в умелых руках шлифовщика вертится ваза, постепенно покрываясь замысловатым узором. Михаил Еремеев на гусевском заводе работает сорок лет. Сколько хрустальной красоты прошло через его станок - подсчитать невозможно, но интерес к работе не потерян. Сейчас, говорит, еще интереснее стало: помимо изделий, выполненных в традиционном мальцовском стиле, ГХЗ выпускает современные - с учетом новых тенденций и спроса.

- С нашими художниками не заскучаешь, - смеется Михаил. - Всегда что-нибудь новенькое придумают! Был заказ на хрустальные ракеты, парусник - сложно, но интересно. Сейчас вот делаю вазу, которую придумала наша молодая художница Березина. У молодежи свое видение, позволяющее заводу идти в ногу со временем.

На алмазном участке мы, кстати, встретились с молодым талантливым художником - Светланой Березиной, лауреатом множества престижных выставок и конкурсов. Светлана - выпускница Петербургской художественно-промышленной академии. Родом из Челябинска, но вот уже несколько лет живет в Гусе, работает на заводе и создает поистине уникальные хрустальные композиции. В своих произведениях Березина использует не только возможности огранки и цвета, но и... дары природы. Веточками, шишками или ракушками по замыслу художника обкладываются формы, в которые заливается огненный хрусталь. Под действием высокой температуры природный материал разрушается и прогорая остается контуром на внешней поверхности хрусталя. Шедевр!

Последний штрих

Чтобы грань стала прозрачной, нужна химобработка. В цехе химической полировки посуду в кассете опускают в ванну с кислотой - она разъедает и полирует стекло. Затем изделие возвращается на шлифовальный участок, где его моют водой и при необходимости наносят уже матовые грани.

Когда все этапы пройдены, продукция подвергается строгому контролю. На торговые прилавки попадет только лучшее, проверенное отделом качества. Начальник ОТК Ирина Глебова знает толк в хрустале: заметит даже незначительные дефекты, безжалостно отправляет хрусталь-неудачник на переплавку или на доведение до ума мастерам-алмазчикам.

- Мы должны поддерживать репутацию, блюсти бренд, - говорит Ирина Николаевна. - Все знают, что гусевской хрусталь - это качество, это красота, традиции и безопасность. Недаром же мошенники, торгующие простым стеклом, пытаются выдать свой товар за наши изделия. Но простое стекло так блестеть не будет, не заиграет, не зазвучит. Да и вес, например, салатника или графина подскажет покупателю, хрусталь он держит в руках или стеклянную подделку.

Каждое изделие ГХЗ снабжают логотипом-наклейкой, упаковывают в фирменные коробки и отправляют в магазины. Особо интересные образцы хрустального искусства, копии авторских заказных работ останутся на заводе.

Интересно было бы заглянуть в этот музей хрусталя на производстве... Наш провожатый Галина Михайловна любезно соглашается показать журналистам «ВВ» образцовую.

Это просто праздник какой-то!

В образцовой - образцовый порядок, а собранная коллекция, пожалуй, составит конкуренцию Музею хрусталя. Впрочем, это и есть настоящий музей.

Образцовые кладовые были созданы в 1835 году специальным царским указом, чтобы стать школой для мастеров. За два с половиной века Гусевской завод скопил несметные хрустальные сокровища. Достаточно напомнить, что в 1981 году завод передал в фонды Владимиро-Суздальского музея-заповедника около 6500 изделий, которые хранились в кладовой.

Но и сегодня коллекция ГХЗ поражает роскошью и разнообразием экспонатов. В образцовой собраны авторские композиции из цветного хрусталя на отвлеченные темы. Здесь же - выполненные по эскизам художников штофы, графины, фужеры, рюмки, запущенные в массовое производство и снискавшие популярность у покупателей. На почетном месте - заказные сувениры для корпораций, федераций и випов.

Вот, например, большая составная ваза фиолетового цвета с алмазной гранью и портретом патриарха Алексия II. Поодаль - хрустальный символ «Яндекса», призы для музыкантов и артистов, победителей фестивалей и конкурсов. Отдельный стенд - для спортивных наград: боксерские перчатки, баскетбольные мячи и массивный кубок футбольных чемпионов России из стекла высшей пробы. Знаменитую хрустальную сову для знатоков «Что? Где? Когда?» изготавливали тоже в Гусе.

Рассмотреть все экспонаты образцовой кладовой за раз невозможно. Щедрость алмазных граней, доведенных до совершенства, роспись, золочение, сочетание причудливых форм и ярких цветов. В каждой детали, в каждом изгибе застывшего хрустального кружева - мастерство. Побывать в образцовой Гусевского завода - это как окунуться в сказочное зазеркалье, перешагнуть черту между реальностью и фантазией. Реальность, впрочем, такова: гусевской хрусталь - это наше национальное достояние.

Заголовок в газете: Плюмбум в стакане
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
42 минуты назад На выставку во владимирских Палатах приехали экспонаты из самого Петергофа
В Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника начинает работу передвижной выставочный проект "Пространство Петра - пространству России". Он приуроченк 350-летию со дня рождения первого русского императора. Уникальна…
два часа назад Банк «Открытие» выступил совместным букраннером SPO Positive Technologies
Банк «Открытие» выступил совместным букраннером вторичного размещения обыкновенный акций ПАО «Группа Позитив» («Positive Technologies»), одного из лидеров российского рынка кибербезопасности в В2В сегментах.