20 июня 2018 в 11:49

Задели за больное

Две недели назад жители Струнина поговорили с Путиным. На «Прямой линии» они рассказали президенту о закрытии отделений местной больницы, об отсутствии лекарств, оборудования и персонала. Реакция последовала молниеносная: в этот же день в Струнине были руководители профильных ведомств. Прежде всего - департамента здравоохранения АВО. Комментарии официальных лиц отличались от слов струнинцев: право на медицину у жителей никто не отнимал и отнимать не собирается. Закрывать больницу и поликлиники не будут. «ВВ» попытались разобраться, какой диагноз поставлен местному здравоохранению и кто, кого и как тут лечит?

Остатки бывшей роскоши

В Струнине три учреждения здравоохранения: больница-стационар и две поликлиники, детская и взрослая. Сразу скажу - работают все они. Слухи об их закрытии сильно преувеличены. Вопрос в другом: как они работают?

Заместитель главного врача Струнинской больницы Олег Аристархов ведет нас по больничному городку и показывает историческое место, откуда народ с властью разговаривал.

- Мы пришли на работу - а тут уже телевизионная машина стоит, люди. Раза три выстраивались, ждали своей очереди на включение. Честно говоря, не верили, что им дадут слово. Но люди высказались, рассказали о том, что их мучает и беспокоит, - говорит доктор.

Обращение к главе государства транслировалось с территории больничного городка. Собрались у дерматовенерологического отделения. Как и большая часть зданий, оно построено в середине 50-х годов ХХ века и нуждается в капитальном ремонте.

Теперь на том же месте мы. Куски отвалившейся штукатурки создают впечатление разрухи. Внутри завотделением Сергей Овчинников показывает объем бедствия: со стен сыплются слои краски, подтеки на потолках. В его кабинете на стене дыры прикрыты картинами. Старый кабинет с табличкой «Мазевая» закрыт по настоянию санитарных врачей, они запретили здесь принимать пациентов. Есть новая «Мазевая», отремонтированная.

- Последний косметический ремонт в отделении был в 2004 году. Многое делали своими силами. Но сейчас есть проект капремонта здания. Есть и средства – 7 миллионов. Ждем торгов и заключения контракта, - говорит он.

С надеждой, что до конца года пациенты и персонал почувствуют разницу, движемся в соседний терапевтический корпус. Когда-то тут было красиво и уютно. Сейчас в трехэтажном корпусе терапии два этажа — рабочие. Пациенты смущаютя - за последние дни внимание и к ним и к больнице и без нас повышенное. Пожелав им здоровья, идем на третий этаж.

Здесь до 2015 года был детский дневной стационар, детское инфекционное отделение дневного пребывания. Кажется противоречие: инфекционное и дневное трудно совместить. Но так было. Тут лечили бронхиты, ОРВИ, прочие болячки, с которыми можно было на ночь уйти домой. Сейчас здесь откровенное запустение. Койки сдвинуты, матрасы сложены высокой горой. На стенах и потолках коричневые подтеки. О том, что здесь лечили детей, напоминают лишь кроватки для малышей и стены, разрисованные сюжетами про доктора Айболита.

Наследие конца 80-х

Спрашиваем Аристархова: почему больница так долго ждет ремонта?

- До 2015 года больница в Струнино была самостоятельной. Потом ее, как и Балакиревскую с Карабановской, присоединили к государственному бюджетному учреждению здравоохранения Владимирской области «Александровская центральная районная больница». До этого мы были более свободными, теперь работаем по смете. С момента присоединения в первую очередь значительные средства выделялись на ремонт ЦРБ в Александрове. В прошлом году — порядка 21 миллиона рублей, - говорит он.

Доктор рассказывает о созданной в феврале этого года межведомственной комиссии при Струнинском горсовете. Она рассматривала обращения граждан, недовольных уровнем и практикой здравоохранения в городе. От имени народа обращалась в облздрав. Якобы, таких обращений было много. Частично эти же претензии и прозвучали на «Прямой линии». Губернатор Светлана Орлова уже подробно рассказала, какой объем капитальных работ тут выполнят в ближайшее время.

Решение по здравоохранению в Струнино рождалось не после контакта струнинцев с Кремлем, а ранее. По информации департамента здравоохранения, в больничном городке стартует масштабный ремонт. Например, здания психоневрологического отделения. Есть проектно-сметная документация. Начальная максимальная цена контракта – 12,6 миллиона рублей. Ориентировочно ремонт будет завершен в октябре этого года. Про ремонт дермавенерологического отделения мы уже сказали. ПСД его ремонта также готова. Начальная максимальная цена контракта – 7,1 миллиона рублей. Ремонт будет завершен в ноябре 2018 года. Предстоит и ремонт главного корпуса (неврологическое и офтальмологическое отделения, приемный покой). ПСД имеется. Начальная максимальная цена контракта – 4,3 миллиона рублей. Работу планируется завершить в сентябре.

Разработка проектно-сметной документации (ПСД) - вопрос не двух недель. Проекты были заказаны и готовы задолго до разговора с Путиным. Деньги в бюджете заложены. Орлова права - власти знали о ситуации и принимали меры к ее решению. И раз планировали ремонтировать, раз средства заложили, то и о закрытии струнинского здравоохранения речи не было. И если быть совсем честным, можно сказать — то ли от недостатка информации, то ли из желания «выплакать» побольше, струнинская инициативная группа чуть перегнула палку. Да, жители мечтают о гораздо большем, чем у них есть и будет, у президента они просили восстановить все разрушенное. Но боюсь, на эти «хотелки» бюджета региона не хватит - особенно если за точку возврата взять больничный городок образца 80-х годов, когда, как вспоминают старожилы, всё было прекрасно.

«Скукоживаться» струнинское здравоохранение начало с конца 80-х. Первым закрылось хирургическое отделение. В 1991-92 годах - гинекология и роддом - после того, как стал загибаться текстильный комбинат, градообразующее предприятие Струнина.

Дальше — больше. В конце 90-х закрылось инфекционное отделение, еще через 10 лет — фтизиатирическое. Медицина в Струнине ведет счет потерям последние 30 лет. Детское инфекционное отделение — самая свежая: оно перестало принимать пациентов в марте 2015 года. Тогда же закрылся пищеблок, а через год — лаборатория и прачечная.

Выход из ситуации был придуман сразу: создание в районе больничных комплексов в Карабанове, Балакиреве, Александрове. Они стали частью единой системы здравоохранения с межрайонными центрами. Услуги прачечной и приготовления пищи ушли на аутсорсинг, а неврологическое и офтальмологическое отделения в Струнине принимает пациентов из соседних городов. И наоборот, чтобы попасть на консультацию к гастроэнтерологу, струнинцам надо ехать в Александров.

Это данность, но с ней не все согласны мириться.

Болеть по плану?

Едем к детской поликлинике. Здание тоже построено в 50-х годах ХХ века. Это бывшая местная достопримечательность. Раньше тут был горком партии, потом — профилакторий, в котором ночевала даже Людмила Зыкина, певшая на юбилее местного текстильного комбината. В этом году тут должен начаться капитальный ремонт. Здание в нем нуждается, это видно сразу. Заведующая отделением и одна из трех принимающих здесь педиатров Ирина Мулюкина встречает нас на рабочем месте. Прием закончен, а «бумажная» работа продолжается. Она подтверждает слова губернатора Орловой: на капремонт выделено 20 миллионов, ждут торгов. Подобрано и помещение для переезда как минимум на полгода.

По непривычно тихим для детского отделения коридорам мы идем, задрав головы. Из-за протекавшей, но в прошлом году перекрытой крыши, потолки в грязных разводах. Где-то и грибок завелся.

- Почему так? - спрашиваем Ирину Борисовну.

- Я три года заведующая... Может, и вкладывали деньги, но мало, клочочками ремонтировали. Надо больше вложений, но не мне об этом судить. Я — врач, у нас то эпидемия, то прививки, то диспансеризация. Поле битвы другое...

После ремонта эта детская поликлиника сможет побороться за звание красивой и удобной. Пока же педиатр принимает тут только в одном кабинете - два года назад в соседнем заискрила проводка.

- Это при выключенном выключателе! - рассказала Ирина Борисовна. - Мы испугались и перешли в один кабинет. В остальных текла крыша, невозможно было работать.

Прием детей ведут три педиатра, обслуживает поликлиника 3 тысячи ребят. Нагрузка, если сравнивать с крупными городами, щадящая. За смену поочередно три педиатра принимают 15-20 человек. Я удивляюсь, как тихо и мало пациентов в поликлинике, а Ирина Борисовна объясняет: плановые кампании (осмотры, прививки, отправка детей в лагеря) прошли. Затишье объяснимо и недолго. Здесь привыкли работать по плану.

- У нас хорошая связь с областными специалистами, которые регулярно приезжают к нам бригадами, осматривают детей по возрастным группам, - говорит она. Что касается более сложных случаев, к примеру, пневмонии, то за прошлый год её диагностировали у девяти детей. Все они в тот же день были госпитализированы в стационар в Александрове.

Для родителей такой вариант вынужденный. Но и трагедии делать из него не стоит. Расстояние между населенными пунктами всего 15 километров. Оно оперативно и легко преодолимо.

«Слава Богу, свои дети выросли»

О «транспортной» особенности оптимизации детского здравоохранения мамы, с которыми мы общались, говорили не как о самой большой проблеме. У них более сложные отношения с местной медициной.

Жительница Струнино Ольга:

- Слава Богу, свои дети выросли. Но у моей сестры трое маленьких детей. К ним приходится вызывать педиатра. Врач руки не помоет, не разуется, зимой холодными руками осматривает. Назначают противовирусные одни и те же. Единственный выход - идти к платному детскому педиатру. 500 рублей платить, чтобы получить нормальное лечение.

Многодетная мама Екатерина ходит в поликлинику только прививки делать и справки брать:

- Узких специалистов нет. Старшей дочери (9 лет) вызвали скорую. У нее бок заболел. Машина ехала час с лишним. Отвезла нас в Александров. Там не было детского хирурга, и нас повезли во Владимир. В итоге мы с 8 вечера только в два часа ночи попали к врачу. Слава Богу, подозрение на аппендицит не подтвердилось. А если бы был аппендицит?

Еще две опрошенные мной мамы подтвердили: они ходят в поликлинику только за справками и на прививки. Если более серьезные проблемы, то идут к платному педиатру в Струнино или Александров. И при таком раскладе у меня возник резонный вопрос: а для чего «вливать» десятки миллионов бюджетных рублей в старые стены и такие кадры? Для кого здесь обещают сделать и оснастить одну из лучших поликлиник региона?

На грани

Понятно, что слово президенту дадено, но в этой конкретной ситуации не лучше ли из 20 миллионов переориентировать часть денег на ремонт взрослой поликлиники Струнина? Тут, кажется, эти деньги нужнее. Я обошла ее кругом и впечатлена надолго. Осыпающийся угол с «лесами», которые стоят уже года три - неизгладимое впечатление! Внутри тоже весьма суровая реальность со всеми протекающими последствиями. Здание - 1929 года постройки. А вот поток пациентов здесь даже визуально много больше, чем в детской…

Департамент здравоохранения разъясняет: ремонт здания взрослой поликлиники (поликлиническое отделение, рентген, женская консультация, отделение «Скорой») будет тоже. Ориентировочная стоимость его – 40 миллионов. Работы запланированы на 2019-2020 годы. Но власти региона намерены решать проблему радикальнее. В больничном городке еще в 80-е годы ХХ века был вырыт котлован под новую поликлинику. Был и проект. Сейчас обсуждают возможность построить новую поликлинику на старом месте. Об этом нам рассказал и. о. главврача Александровской районной больницы Павел Морозов:

- Износ здания поликлиники — 70 процентов. Как раз граница для закрытия. На уровне губернатора проблема была поднята, и сейчас прорабатывается вопрос о строительстве поликлиники здесь. Территория позволяет, и с точки зрения организации медицинской помощи территориально находящаяся поликлиника снимет многие вопросы по консультированию пациентов. Есть и другой плюс: комплексная организация медицинского обслуживания смягчает кадровую проблему, - говорит он. И да - кадры остаются больным вопросом. В той же детской поликлинике все три педиатра – пенсионнного возраста. Не хватает фельдшеров «Скорой», многие узкие специалисты – совместители.

Имеющий уши да услышит?

Струнинцы достучались до небес. Но вот удивительно: на те же самые вопросы, которые они транслировали главе государства, с осени прошлого года они регулярно получали ответы от директора областного департамента здравоохранения АВО Александра Кирюхина.

- С сентября прошлого года мы ведем переписку с гражданами из Струнина, некоторые из которых вошли в инициативную группу, - рассказывает он нам, показывая толстую папку переписки. Активные жители обращались и в Минздрав. И получали один ответ: доступность медицинской помощи в Струнине сохранится, действующие учреждения здравоохранения не будут закрыты.

Кирюхин с активистами встречался в марте. Рассказывал и о выделенных деньгах, и о предстоящих ремонтах, и пытался объяснить логику произошедшей оптимизации:

- Задача департамента - довести до стандарта материальное состояние учреждений здравоохранения и оптимизировать их число, - говорит он. - А жители считают, что чем ближе к ним учреждение, тем лучше. Но понятие лучше или хуже часто диктуется экономикой. Какая квартира лучше: 500 «квадратов» или 60? Конечно, 500! Но содержать ее есть возможности? Так и система здравоохранения... В Струнине, Карабанове, Вязниках были текстильные фабрики. В наследство от них остались и большие больничные комплексы. Но предприятия перестали функционировать. А лечебные учреждения остались. Содержание их дорого, а востребованность - невелика. Важно в таких случаях соотносить затраты с возможностями.

Кирюхин подчеркивает: все учреждения здравоохранения Струнина были, есть и будут в рабочем строю. У департамента есть возможность привести их в порядок в соответствии с нормативной базой по уровню оснащенности.А комментируя требование активистов вернуть детский дневной стационар, он говорит о логике маршрутизации и принципиальной позиции департамента:

- В Струнине три тысячи детей. Дневной стационар должен быть? Да, педиатрический, оснащенный и безопасный с точки зрения пребывания детей и подготовки медперсонала. А круглосуточный стационар есть в Александрове, где лаборатория, диагностическое оборудование, реанимация, где медики несут ответственность за состояние ребенка и могут обеспечить его безопасность. Мы действуем с этой позиции. Наша задача - сделать структуру системы в отрасли соответствующей сегодняшнему дню. Но вопросы к здравоохранению всегда будут, потому что проблемой является болезнь человека. Но всё возможное, чтобы система в Струнине работала, мы сделаем. Но на это необходимо время. Важно, чтобы нам не мешали.

Кирюхин считает, что самая главная проблема, когда на больных и детях играют политики. С другой стороны, диалог струнинцев с Путиным обнажил проблемы здравоохранения маленьких городов, которых в стране сотни (что, думаете только у нас такие проблемы?). Это тот самый случай, когда разговор задел больное место. Надеемся, боль удастся погасить.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
24 минуты назад Во Владимирской области ограничат работу «наливаек» в жилых домах
Законодательное собрание Владимирской области 30 мая поддержало инициативу правительства региона и внесло изменения в закон, который регламентирует работу мест розничной продажи алкогольной продукции.
52 минуты назад Жительницу Меленковского района осудили за жестокое убийство кошки
Меленковский районный суд Владимирской области вынес приговор жительнице села Коровино, зарубившей топором домашнюю кошку. К сожалению, живодёрка избежала реального лишения свободы.