24 мая в 11:35
  1. Общество

Владимирский губернатор задействовал против эпидемии эскадрон гусар

До революции главой Владимирской губернии дважды был только один человек — дворянин греческого происхождения Иван Эммануилович Курута (1780-1853). 15 мая исполнилось 240 лет со дня его рождения. Это хороший повод вновь вспомнить «умного грека», который за свое правление успел сделать очень многое.

Из Тавриды во Владимир

Назначение губернаторов при царе не отличалось демократизмом: их, как и и единственных “на губернию” в те времена вице-губернаторов, присылали по указу императора. 

Еще при Екатерине молодой Курута, родом из дворян Таврической губернии, в 16 лет окончил кадетский корпус и стал офицером. В 1805-1806 годах участвовал в войне с Наполеоном, за что был награждён орденом Святой Анны III степени. Однако предпочел после 10 лет службы подать в отставку и стать гражданским чиновником. Был прокурором Волынской губернии. В 1821 году впервые получил вице-губернаторский пост в Таврической губернии, затем - в Орловской. Так и «дорос» до поста гражданского губернатора во Владимире в 1827 году.

Борьба с эпидемией

Наверное, самым тяжелым испытанием для Куруты на первом сроке стала  эпидемия  холеры в 1830-1831 годах. Опасность болезни народ долго не воспринимал, видел в карантинных мерах тайный умысел властей и врачей и  даже устраивал холерные бунты. В итоге по стране из почти полумиллиона заболевших умерли около 200 тысяч человек.

Кстати, именно под тот холерный карантин попал Пушкин, который через Владимирскую губернию (как раз при губернаторе Куруте) отправился в нижегородское Болдино. Из-за перекрытых дорог  поэт застрял там надолго, что обернулось  плодотворной «Болдинской осенью»: «Едва успел я приехать, — делился впечатлениями Пушкин, - как узнаю, что около меня оцепляют деревни, учреждаются карантины. Народ ропщет, не понимая строгой необходимости... Мятежи вспыхивают то здесь, то там…»

К счастью, усилиями губернатора и медиков во Владимирской губернии холера свирепствовала не так сильно, как в других регионах.

Сохранилось описание того, как справлялся губернатор Курута со вспышкой холеры в Муроме в 1830 году.  По его распоряжению был срочно создан «комитет для предохранения жителей от болезни и продовольствия их во время оцепления домов». Губернатор сам приехал в Муром, «чтобы ободрить жителей и лично видеть порядок деятельности комитета». 

Когда в одну ночь от холеры умерли 7 человек, губернатор «включил» режим максимально жесткого карантина. В оцепление перебросили эскадрон гусар Мижевского полка, стоявшего в Суздале. После прибытия военных  «всякое обыкновенное сообщение с окрестными жителями было прекращено».  В итоге вспышка заразы довольно скоро пошла на убыль, и 22 октября 1830 года городское оцепление было снято. 

Холера 1830-1831 годов «наведалась» и в другие уезды Владимирской губернии. Но благодаря эффективным действиям губернатора, его «команды» и, конечно, врачей эпидемию удалось остановить. А Курута в 1831 году был награждён орденом Святой Анны I степени с такой формулировкой: «В воздаяние отлично усердной службы по управлению губернией и деятельных распоряжений по прекращению во Владимирской губернии болезни холеры».

Но уже в следующем году Курута был направлен на более спокойную службу: в ноябре 1832 года стал членом Совета при  Министре внутренних дел, получив сначала отпуск для «поправления расстроенного по службе здоровья». Однако он не покинул Владимир до тех пор, пока не уладил дела семейные...

Венчальный Владимир 

Иван Эммануилович к тому времени был вдовцом с четырьмя дочерьми. И присмотрел во Владимире себе невесту для второго брака.  Избранницей этнического грека во Владимире стала немка, Юлия Каппель. Ее родители - ганноверский подданный и авторитетнейший владимирский губернский доктор Иоганн Фридрих Людвиг Каппеля (или, по-русски, - Федор Федорович), и Екатерина-Елизавета, урожденная Туссен. Невеста была на 14 лет младше статусного жениха, но наивной барышней ее никто назвать бы не решился. Девушке, скажем так, было «слегка за 30». Она приобрела незадолго до свадьбы имение Дубки в Покровском уезде (ныне Кольчугинский район). Оно и стало сельским домом рода Курута в нашей губернии. 

Однако с женитьбой возникла задержка из-за того, что невеста была лютеранкой, и на брак требовалось разрешение архиерея. Наконец, духовная консистория дала добро. Иван Курута и Юлия Каппель в январе 1833 года обвенчались в Борисоглебской церкви, которая не сохранилась до наших дней.

Когда молодые уехали в Петербург, Юлия Федоровна наведывалась к родителям. И сообщала мужу в письме о ситуации в регионе, где губернатором стал Степан Паскевич: «Здесь слухи прошли, что г. Паскевич отказывается от этой губернии, и все принялись опять молить Бога вселить в тебя желание сделаться опять здесь начальником». В итоге, несмотря на то, что никаких выборов тогда не было, император учел мнение владимирских элит: когда  в 1836 году Паскевич ушел с поста, Курута второй раз стал губернатором.

Первая промышленная выставка 

Одним из исторических событий второго губернаторства Ивана Куруты стал приезд в губернию цесаревича Александра Николаевича - будущего императора Александра II,  в 1837 году. Наследника сопровождали поэт Жуковский и другие видные особы. 

Главной инновацией в приеме цесаревича стала первая выставка с витиеватым названием: «Выставка естественных произведений Владимирской губернии, равно изделий и образцов фабричной, заводской, ремесленной и всякого рода местной промышленности, земледельческих орудий, новейших инструментов, коими означенные изделия производятся, и домашних работ, которые по наибольшему усовершенствованию заслуживают внимания».

 Идея встретить царевича промышленной выставкой была спущена «сверху». Так распространялся успешный смоленский опыт. Но во Владимире задачу реализовали с большим успехом. Собрали тогда и мальцовский хрусталь, и ивановские ситцы, и иконы из Холуя, и свечи, и шубы, и часы, и прочее, и прочее. Один каталог выставки превышал 30 страниц! Расположили экспозицию в доме дворянского собрания на Соборной. 

Цесаревич остался доволен выставкой, пожалуй, не меньше, чем посещением Успенского собора и прочих достопримечательностей. Так что традиция выставок продукции владимирских предприятий идет от Куруты.

Губернская газета и Герцен

Еще одним начинанием Ивана Куруты стала первая газета в губернии. Так что сейчас вы читаете газету «Владимирские ведомости» в том числе потому, что в январе 1838 года губернатор Курута организовал выпуск первого номера «Владимирских губернских ведомостей».

И к этой задаче, спущенной по властной вертикали, губернатор отнесся с душой: он хотел качества от газеты. Но понимал, что в провинции журналисты в дефиците. И при первой же возможности привлек к редактированию неофициальной части «Ведомостей» ссыльного вольнодумца и уже известного литератора Александра Герцена. А курировал газету как официальное лицо вице-губернатор Борис Пестель. Он приходился родным братом казненному декабристу Павлу Пестелю. Вот так «Владимирские губернские ведомости»  «пробуждали» революционный мыслитель Герцен и брат декабриста Пестель (правда, совершенно лояльный царю). 

Курута стал не просто благодетелем, но и другом Герцена. Он определил его чиновником особых поручений, секретарем попечительского о тюрьмах комитета, пригласил давать уроки своим дочерям, ходатайствовал о снятии полицейского надзора за Герценом... И помог с женитьбой. Уж в том, как устроить брак во Владимире, Курута разбирался! Кстати, в январе 1838 года 57-летнему губернатору его супруга родила сына. Владимира. 

Так вот, если у Куруты препятствием к браку было вероисповедание невесты, то Герцену мешала властная тетка его избранницы. Так что пришлось тайно вывозить невесту во Владимир и в церкви Ямской слободы тихонько венчать молодых. Через год после свадьбы и у четы Герценов во Владимире родился сын, Александр. Так что недаром Герцен нежно назвал наш город «венчальным городком», а Куруту - «умным греком».

Проводы с почетом

Губернатор также вел строительство Московско-Нижегородского шоссе, создавал новый облик будущего Владимирского централа (тогда — арестантские роты), сильно продвинул работу статистического комитета, восстанавливал Ковров после большого пожара... И все-таки в 1842 году сдал пост и пошел в сенаторы. 

На прощание  любимому губернатору устроили празднества, которые продолжались несколько дней. Шуйское купечество организовало общественный бал в доме дворянского собрания. А на загородных гуляниях был фейерверк в виде огненного щита с вензелевым изображением имени Куруты!

Иван Курута еще немало послужил Отечеству и к концу жизни, в 1853 году, собрал почти полный набор орденов того времени - от святой Анны до Александра Невского.

Читайте также: Владимирские врачи спасали край от инфекций в годы войны

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Мишустин подписал постановление о создании особой экономической зоны под Ковровом сегодня в 13:51
Премьер-министр России Михаил Мишустин подписал постановление о создании в Ковровском районе Владимирской области особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Доброград-1». Об этом сообщается на сайте Пр…
Ночью во Владимире прошел специальный «антиковидный» рейд сегодня в 13:18
Специалисты компетентных органов Владимирской области регулярно проводят в различных организациях мониторинг по соблюдению требований, направленных на борьбу с коронавирусной инфекцией. Поздно вечером 30 октября корреспо…
Жители Владимирской области распознали выгоду от инвестиций сегодня в 12:22
Ставки по депозитам неуклонно снижаются, поэтому люди ищут альтернативные источники сохранить свои сбережения. По состоянию на осень более 24 тысяч владимирцев открыли индивидуальные счета для инвестирования на бирже. Ро…