28 октября в 17:20
  1. Общество

Сотрудники завода в Анопино просят прекратить кошмарить предприятие и весь поселок

Во Владимирской области вокруг стекольного завода в Гусь-Хрустальном районе не прекращается противостояние между нынешним арендатором, бывшими собственниками и кредиторами, временами переходящее в "горячую фазу". Не пора ли прислушаться к мнению тех, кто работает на предприятии и живет в поселке.

На прошлой неделе в «ВВ» вышел материал о судебных тяжбах за завод в Анопино в Гусь-Хрустальном районе. Мы решили продолжить тему и выяснить, что думают о ситуации на самом предприятии? - и отправились в Анопино.

Стекло из снега и работа за еду. Вот он — завод, который обеспечивает экономическое благополучие всего поселка. Через проходную за товаром постоянно заезжают фуры: предприятие работает, спрос на продукцию неплохой, судя по интенсивности трафика грузовиков. 

Но так было не всегда. Местные рассказывают, что до того, как предприятием на праве аренды стало управлять ООО «ЭкспоГласс», потребители массово отказывались от продукции ООО «РАСКО».

- В производство нужно постоянно инвестировать, чтобы все работало, как нужно. Здесь же при прежнем руководстве проблемы были по всей производственной цепочке - от сырья до упаковки. Сейчас печи отремонтировали, модернизировали. Автоматика нормально работает, а до этого все было «на проволочках и энтузиазме». Контрольное оборудование сейчас восстановлено. Внедрили автоматическое взвешивание бутылки. До этого оно здесь стояло, как бутафория, потому что запчастей не было. Из-за этого же простаивали стеклоформующие. Какое уж тут качество? – пожимает плечами заместитель директора завода по производству Владимир Тренин.

В отремонтированной и заново оборудованной лаборатории ОТК контролер Ольга Шиманова на наших глазах проверяет качество продукции. Говорит, разница огромная по сравнению с тем, что было до прихода нынешнего руководства. Зарплату выплачивают два раза в месяц: 

- Раньше, чтобы хоть как-то заработать на жизнь, вязали мочалки и выставляли на продажу за 200 рублей в местной бане, куда приезжали городские париться. Этого не хватало, поэтому все на кредитные карты подсели. Я до сих пор до конца с долгами по кредитам не расплатилась. Хотя уже скоро... Муж у меня тогда ушел с завода, стал вахтовым методом работать в Сергиевом Посаде и Дмитрове. Сейчас вернулся обратно. Тут стабильность, заработок достойный. И работа понятнее стала. Сейчас мы знаем, чего от нас хотят. А в «РАСКО» не так было. Какой-то брак можно и даже нужно было пропускать. А на следующий день, для другого заказчика, все могло поменяться. Сейчас строго - только по ГОСТу. Мы уже не трясемся: «Можно это выкинуть или нельзя?», если ГОСТу не соответствует – на выкид.

Как мы уже рассказывали, проблемы у анопинского предприятия «РАСКО» накапливались с 2016 года. 

- Сначала провалился сбыт, потом не стало нормального сырья – то ли экономили на закупках, то ли сырье только по факту было бросовым, а на бумагах - нормальным. Из-за этого качество стало еще хуже. Горько шутили, что стекло варим из снега. Закладывали все, что можно, чтобы хотя бы печь не затушить. Потребитель возвращал партии из-за качества. Говорили, что любую другую бутылку лучше купят, только не анопинскую. Денег на заводе от этого больше не становилось. Появились долги – за свет, газ, по налогам, зарплате, - вспоминает менеджер по персоналу Татьяна Никифорова.

Спрашиваю, может, изначально производство подкосил какой-нибудь скачок цен на сырье или другие затратные статьи? Отвечают резонно - «Других же не подкосило!». Если растет цена на сырье или энергию, то растет и себестоимость единицы продукции. Причем, у всех производителей. Потребитель купит и по новой цене, если она не выше рынка и надлежащего качества. Ну и строят предположения, что, пока конкуренты вкладывали выручку в производство, в Анопино прибыль могли выводить на сторону.

- Были хорошие времена у «РАСКО», но почему-то деньги вдруг перестали появляться в обороте, не возвращаясь для закупок качественного сырья и на выплаты сотрудникам. Зато кредитов у завода стало больше, - констатирует Никифорова. 

Но и кредиты не обслуживались как следует, поэтому долги предприятия росли. Задержки по зарплате доходили до трех месяцев. Иногда в кошельки заводским капало частями - раз в полтора месяца: по 5-10 тысяч. Этого не хватало даже на коммуналку. Ее старались платить из последних сил, чтобы не отключили свет и газ. Некоторым семьям, в том числе многодетным, газ все же отключали. Выживали за счет «бесплатного» питания. «Бесплатным» оно было очень условно. Просто с рабочих не требовали расплачиваться за него наличными. Но наценка на это «бесплатное» питание была в 50%. И все записывалось в доход сотрудника, в начисленную зарплату — с НДФЛ.

Только деваться людям было некуда – дома дети, их кормить надо. Вот и вынуждены были брать в столовой котлеты да блинчики, чтобы хоть чем-то детей побаловать. Но ребятишек еще одеть-обуть нужно, в школу собрать. Весь поселок потонул в трясине кредитов. У всех росли кредитные долги. И у всех испортилась кредитная история. А что анопинцы могли тут изменить? Они не прогуливали работу. Им просто не выплачивали зарплату. 

Кто отчаялся ждать, что ситуация на заводе выправится, рассчитывался и уезжал работать двухнедельными вахтами в Липецк и Сергиев Посад. И это люди, которые трудились на ключевых позициях - операторы стеклоформующих машин, наладчики стекольных автоматов. Без этих специалистов предприятие не могло оставаться конкурентоспособным.

Возвращение в строй — с инвестициями в оборудование и в людей. Сейчас на заводе 99% сотрудников — люди из тех, кто работал в «РАСКО». Несколько специалистов остались из числа тех, кто пришел с командой «ЭкспоГласса». Часть уехавших вернулась, поверив в перспективы. 

- Когда предприятие получило уведомление об отключении газа за долги, завод оказался перед угрозой закрытия. Районные власти обратились к руководству соседнего курловского предприятия «ЭкспоГласс» с просьбой взять завод в аренду, чтобы не оставить без средств к существованию весь поселок. Закрытие завода просто убило бы Анопино. Бывший наш руководитель Виталий Миронов собрал всех работников и сам предложил им перейти в «ЭкспоГласс», лично представив нам Александра Юрьевича как нового руководителя, готового вывести завод из кризиса. Самолично передал завод, людям сказал: «Пишите заявления и переходите в «ЭкспоГласс», - вспоминает Татьяна Никифорова.

Сначала, признаются заводчане, был у них некий скепсис. Но, спустя три года разницу между тем, что было, и тем, как стало, видят все. А разница эта не только в том, что зарплату теперь платят полностью и регулярно: старые долги по зарплате новый работодатель тоже погасил. Причем — всем, «в том числе - тому же Миронову, потому что он тоже был в списке сотрудников, которым через приставов выплачивалась зарплата. Только там были совсем другие суммы» - цитируем заместителя директора по персоналу Елену Рыбакову.

Разница с 2018 годом, когда завод был на грани закрытия, видна и на производстве. Построен собственный энергоцентр. В его строительство «ЭкспоГласс» вложил более 2 млн евро. Это позволило снизить себестоимость продукции и обеспечить автономное снабжение предприятия электроэнергией, гарантировав защиту от простоев в случае перебоев с электроснабжением. Перед этим арендатор погасил все долги за энергоресурсы.

Навели порядок в составном цехе. До этого песок пересыпался через улицу, а другие материалы – сода, доломит, шпат – хранились навалом, без соблюдения требований по уровню влажности. Сейчас для всех составных сделаны специальные отсеки, все как в магазине - аккуратно и на месте. Отремонтировали каналы, по которым подают сырье на участки. Они были с худыми стыками, из-за чего в цехах в нарушение норм охраны труда была повышенная пыльность. Теперь стыки герметичны. 

Модернизируют стеклоформующие машины. Заново сделали электроцех, слесарный цех, душевые, комнату приема пищи, лабораторию ОТК.

- Разница огромная - при бывшем руководстве и нынешним. Раньше ни инструментов, ни металла не доставало. Разбирали старье, металлолом, очищали железо, варили конструкции. А сейчас заказываем металл, его привозят. Все новенькое, чистое, -сравнивает газоэлектросварщик Дмитрий Насакин. - Зарплата регулярная. Теперь мы вовремя коммуналку оплачиваем, на себя хватает. Да и сама зарплата лучше. А до этого перебивались, занимая у пенсионеров-родителей, по колымам ходили – дачникам что-нибудь сделать. Я заборы ставил в выходные дни. Перебивались. Сейчас все иначе. 

Предприятие стало участником нацпроекта повышения производительности труда. Под эгидой Федерального центра компетенций обучили весь персонал и ввели технологии бережливого производства уровня 5С. Региональный центр компетенций возит сюда на учебу представителей предприятий со всей области, демонстрируя анопинскую площадку как образцовую.   

Гордость завода – новенькая упаковочная линия от лучшего в мире производителя, французской фирмы «Thimon». 

- Термоусадка была в ужасном состоянии. На нем практически не могли работать. Газовые горелки были неисправны. Их упаковщики палочками включали. Периодически возникали возгорания. Тушили огнетушителями. Сейчас стоит новое упаковочное оборудование, линия полностью автоматизирована, открытого огня вообще нет, - показывает свой участок  начальник участка упаковки Марина Бурлакова. 

Марина на заводе с 2001 года. Раньше здесь водителем работал и ее муж. Но во время кризиса вынужден был уйти с предприятия на другую работу, чтобы прокормить двоих детей. 

- Он бы не ушел, если бы платили тогда. Хорошо, нам тогда родители помогали. Терпели-терпели, а потом он на другую работу ушел. Теперь в Гусь-Хрустальном работает, - рассказывает Марина. – У нас тогда то линии простаивали – заказов не было, то как-то под Новый Год вместо зарплаты выплатили по тысяче рублей - как хочешь, так и накрывай праздничный стол. Ну и условия труда постепенно ухудшались. 

В 2018 году собственники уже экономили и на технике безопасности, и на защитных средствах – масках, берушах, очках, нарукавниках, перчатках, специальной обуви на металлической подошве. 

Заводчане говорят, что невыплата зарплаты – только часть претензий к бывшему руководству. Хотя и весьма значимая. Тут в целом к людям вдруг выкристаллизовалось отношение, как к бесправным крепостным (по их комментариям). 

 - На заводе работают целыми семьями. Династиями. Если кто-то из семьи был неугоден бывшему руководству, «истребляли» всю семью. Выгоняли одного, затем выводили всю семью, всех родственников. И все прекрасно знали: если один попал в немилость, значит, всей семье надо готовиться на выход, – поделилась местными «тайнами» Елена Рыбакова. – Нынешний директор открыт к общению. Общается с каждым. Есть почтовые ящики для обращений, жалоб, рацпредложений. Люди перестали бояться. Поверили, что все мы – один коллектив. Если случается беда, то предприятие помогает. Оказывается адресная помощь работникам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Одному из сотрудников было выделили более 100 тысяч рублей на реабилитацию ребенка. А еще детей возят на экскурсии - в Кострому, Ярославль, Нижний Новгород, бесплатно, за счет работодателя.

Помогает «ЭкспоГласс» и самому поселку. Потому что это тоже - инвестиции в людей. Рядом с заводом на средства предприятия реконструируют сквер у памятника погибшим в ВОВ. Сам памятник тоже обновляют. К скверу примыкает современная детская площадка — ее построили также за счет «ЭкспоГласса».

Успех – преступление?

10 октября, когда рабочие завода выгнали с его территории новоявленных претендентов на руководство, предпринявших попытку взять контроль над предприятием, наглядно показало, с кем люди хотят работать и на каких условиях.

- Это не первая попытка захвата. Приехали в воскресенье, в полвосьмого утра. В выходной день, никого не предупреждая. Якобы делать инвентаризацию. А инвентаризацию вообще-то делают две стороны — совместно. А тут забежали на завод, скрутили охранников, сказали людям, что у них 6 минут, чтобы покинуть рабочие места. На каком основании? Люди сначала растерялись, вышли, оставив личные вещи. А потом просто снесли ворота и вошли на свои рабочие места, выгнав пришельцев, - рассказывает замдиректора по персоналу. – Получается, быть успешным в нашем мире – преступно. Когда завод начал зарабатывать, преображаться, это вдруг взволновало бывшего руководителя. Он пришел на завод и заявил, что расторгает договор аренды и снова будут директором. При этом пришел не с юристами, чтобы уладить все вопросы, а каким-то наскоком. Второй раз он привез сюда несколько автобусов кавказцев, которые разгуливали по поселку, перепугали народ. Жители забирали своих детей из садов. А сами эти кавказцы тоже, как выяснилось, не знали, зачем их сюда привезли. Их тоже обманом заманили. Проверки не прекращаются на двух предприятиях – и в Анопино, и в Курлово. Не успевает закончится одна, начинается новая. Это дополнительная нагрузка на персонал, внеурочная работа. Ее тоже приходится оплачивать. То есть это и нервы сотрудников, и дополнительные расходы для руководства предприятий.

Тут вообще много странного. Арендатор погасил долги предприятия на сотни миллионов рублей. Более 300 млн вложил в модернизацию инфраструктуры предприятия. Если бывшие руководители снова хотят управлять активом, то должны все это возместить арендатору. Значит, деньги у них есть? Почему тогда они копили долги и вели завод к банкротству? Почему издевались над людьми, заставляя их работать за тарелку супа? Или денег нет, но тогда из этого вытекает, что расплачиваться за инвестиции с арендатором никто не собирается. На что это похоже?

Можно посмотреть на ситуацию и со стороны кредиторов – ББР-банка и ТК «Сибирь-Ойл», которой банк переуступил остаток долга. Допустим, что, увидев, как быстро Смирнов реанимировал завод, кредитор решил, что договор аренды можно пересмотреть с большей для себя выгодой. Но зачем кредитору в принципе менять арендатора, который увеличивает капитализацию предприятия перед конкурсным производством, - причем на того, кто довел предприятие до банкротства? Если цель в рамках закона провести конкурсное производство с наибольшей выгодой для всех кредиторов, то вряд ли. Так, может, цели там просто другие? Мы ничего не утверждаем — просто размышляем. Существуют же схемы извлечения выгоды «для узкого круга лиц» при умышленных банкротствах. 

Вот только о простых анопинцах в таких раскладах не думают. Поэтому люди и встали на защиту своих интересов. Сами.

- Еще в предыдущий захват у многих из нас было желание зайти на свое рабочее место, несмотря на чужаков. От всего этого беспредела лихорадит весь поселок. Дайте нам жить нормально! Тут у многих на заводе работают по два-три члена семьи. У всех семьи - дети, старики. У меня мама и младший брат тоже здесь трудятся. Почему мы должны сидеть дома и гадать, пустят нас на работу или не пустят? Сейчас нас все на заводе устраивает. Поэтому люди и шли с настроем, что надо с этим беспределом заканчивать, - говорит механик цеха стеклотары Юрий Квашин, один из тех, кто 10 октября отстоял свой завод и право на достойный и оплачиваемый труд.  - Там народу больше сотни было – и мужчины, и женщины. Могли бы и больше прийти, но не весь поселок в курсе был. Всем уже хочется спокойной жизни. 

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Следующую прямую линию Александр Авдеев проведет после 100 дней в должности вчера в 20:11
Вечером 7 ноября врио губернатора Владимирской области Александр Авдеев провел прямую линию, на которой отвечал на вопросы жителей региона. Прямая трансляция велась на телеканале Россия24 и в соцсетях.
Алексею Купину присвоено звание генерал-майор​ внутренней службы вчера в 18:59
Пресс--служба Главного управления МЧС России по Владимирской области сообщает о получении очередного звания руководителем ведомства. Соответствующий указ подписал Президент Российской Федерации.
В Ковровском районе машиностроительный завод заплатил пятимиллионный долг по налогам вчера в 18:15
Управление федеральной службы судебных приставов по Владимирской области сообщает о завершении исполнительного производства в отношении местных станкостроителей.