1 июля 2023 в 13:15

Как Ленин разбирался с голодными забастовками на вязниковских фабриках

Митинг на площади Свободы во Владимире. 1919 год
Во Владимирской губернии 105 лет назад развивался острый дефицит продовольствия и других товаров в условиях разгорающейся Гражданской войны. Документы из фондов Государственного архива Владимирской области напоминают, как с 1918 года до введения НЭПа в начале 20-х владимирцы жили в условиях «военного коммунизма». Вернее, выживали.

Дефицит в ходе затянувшейся мировой войны начался еще при царе. Карточки на покупку товаров первой необходимости по определенным нормам в лавках во Владимирской губернии ввели еще в 1916 году. После революции ситуация с продовольствием только ухудшалась. 

В мае 1918 года большевистское правительство утратило контроль за регионами-житницами Украины, Северного Кавказа, Поволжья и Сибири, которые снабжали Центральную Россию продовольствием. 

Советскому государству пришлось вводить продовольственную диктатуру и хлебную монополию, вести «беспощадную борьбу против жадных, укрывающих хлебные излишки спекулянтов, деревенских кулаков-богатеев».

Новая власть повсеместно начала выявлять излишки продуктов, установив небольшие количества, которые можно было оставить себе, вести учет и централизованное распределение всего - от хлеба до калош и спичек.

Установили потолок рыночных цен на продукты. Тех, кто их превышал, считали спекулянтами и наказывали. К осени 1918 года дошло до запрета частной торговли. Все необходимое для жизни распределялось по карточкам 

Началась продразверстка: в августе 1918 года Наркомат продовольствия предписал произвести разверстку количества поставляемых продуктов по регионам (исходя из данных по посевным площадям и прочей земской статистики), объявить сроки сдачи хлеба и прочего государству по твердым ценам. А не сданный в казну хлеб - реквизировать силами вооруженных продотрядов. 

Пришлось вместе с той Красной армией, что действовала на внешних фронтах, сформировать целую внутреннюю продовольственную армию (продармию) с задачей изыскивать и реквизировать продовольствие.

В телеграмме от 24 августа 1918 года Владимирскому губисполкому нарком продовольствия Цурюпа инструктировал о том, как организовать продотряды:

«Отряд должен иметь не менее 75 человек и 2-3 пулемета... План отчуждения хлебов уезда вырабатывает заведующий уездным реквизиционным отделом, назначаемым губпродкомиссаром. 

Хлеб на потребность семьи, обсеменение отчисляется согласно приказу Наркомпрода. Из отчисленных излишков часть передается комитету бедноты для неимущих.

Хлеб принимается по твердым ценам, у не сдавших [излишек] отбирается со скидкой 25 процентов, у скрывающих отбирается бесплатно. Противодействующие закону хлебной монополии, продающие хлеб мешочникам и расточающие хлеб на самогонку арестовываются и отправляются в губернскую комиссию по борьбе с контрреволюцией».

Арест и отправка в губЧК грозила и самим бойцам продотрядов в случае совершения ими кражи, вымогательства, мародерства и других преступлений. «...Застигнутые на месте преступления расстреливаются...», - гласила инструкция. 

Крупные предприятия Владимирской губернии для снабжения своих работников тоже сформировали продотряды в 1918 году и отправили их на сбор хлеба в хлебородные края, которые были еще доступны - поначалу в Пензенскую и Симбирскую губернии.

Специальные заградотряды на транспорте пресекали «мешочничество» и вывоз продуктов за пределы уезда или губернии для продажи на рынке — то есть «спекуляции».

Дошло до того, что 2 сентября 1918 года губисполком новой Иваново-Вознесенской губернии выразил недовольство Владимирскому губисполкому по поводу чрезмерного усердия заградотрядов: 

«Вашим распоряжением поставленные заградительные отряды в Муроме, Коврове, Новках, Гавриловом-Посаде отбирают не только хлеб, но молоко, яйца, огурцы и даже жареных куриц. Считая такие поступки заслуживающими самой решительной кары, предлагаем вам очистить ваши ряды от всех присосавшихся негодяев, рабочим красного Иваново-Вознесенска, являющимся верным оплотом революции, стонущим от полного голода, разрешить вывоз из вашей губернии по два пуда на едока при предоставлении удостоверений фабричных комитетов, профсоюзов, уездных продкомов. Мы уверены, что наше предложение будет вами выполнено, ибо мы должны проводить мобилизацию, без хлеба ее не провести».

А на Владимирском пороховом заводе в Покровском уезде товарищ Гальберт отчитывался на митинге рабочих о работе продотряда в Пензенской губернии осенью 1918 года:

«Средний крестьянин охотно вез свой излишек хлеба, но другое дело — кулаки, с теми пришлось поступать более энергично, вплоть до применения оружия, и только тогда они везли хлеб». Порой отряду приходилось «брать заложников и применять рефлесивные (как записал протоколист, на самом деле «репрессивные» - Прим. авт.) меры»...

В декабре 1918 — начале 1919 года во Владимирской губернии из-за голода и перекосов распределительной системы дошло до забастовок. Рабочие при советской власти использовали привычную для них форму протеста, которую применяли до революции! В Вязниковском уезде рабочие бастовали и требовали хлеба особенно активно. Представители забастовщиков со своими требованиями дошли до Москвы.

Искать решение пришлось руководству большевиков, включая самого Ленина. Центр решил все-таки изыскать в скудных резервах и послать несколько вагонов хлеба для вязниковских рабочих.

Интересно, что с такой уступкой забастовщикам во Владимирском губкоме РКП(б) и губисполкоме не согласились, заявив, что «линия поведения Центра в этом вопросе подрывает губернский центр власти как более мягкая». Владимирские товарищи тревожились, что задабривание рабочих поставками продуктов «создаст прецедент для предъявления подобных требований более крупными фабричными районами губернии». И тогда «удовлетворить эти требования не представится возможным в силу их массового характера». В забастовках владимирские большевики усматривали «не столько элементы желудка, сколько политики, проводимой меньшевиками и правыми эсерами».

И все-таки Центр продавил свое решение. 

Поэтому комиссия, уполномоченная для ликвидации забастовочного движения на фабриках и заводах Вязниковского района, в январе 1919 года постановила: «уплатить т.т. рабочим вознаграждение за три дня стачки полностью, а за остальное время в размере одной трети, снабдив их продовольственными продуктами, об отпуске коих 11-го сего января уже сделано распоряжение Председателем Совета Народных Комиссаров — т. Лениным. Т.т. рабочие со своей стороны обязываются немедленно не позднее 15 января... возобновить работу».

Иначе комиссия обещала «закрытие фабрик и заводов и производство нового набора рабочих».

В марте вязниковские забастовки возобновились. Но в конце концов были остановлены угрозами локаута:

«Предложить рабочим остановившихся фабрик с трех часов дня 25 марта стать на работу...

Не приступивших к работам считать уволенными с момента прекращения работ... В среду, 26 марта, с 10 часов назначить на фабриках новый набор рабочих...», - говорилось в объявлении от комиссии по ликвидации стачки. 

Потерять работу и рабочие карточки было равносильно тому, что голодать.

В 1919 и 1920 годах жалобы на голод зафиксированы во многих местах губернии.

«Настроение масс находится в зависимости от продовольственного вопроса. Голодающих 2800 человек. Если хлеб не будет доставлен, то возможны осложения», - докладывал делегат Куприянов на Гороховецком уездном съезде депутатов 3 февраля 1919 года о ситуации в Кожинской волости.

А жители деревни Савачаково Муромского уезда пожаловались на бесчинства продотряда в их деревне при изъятии хлеба аж самому председателю ВЦИК Якову Свердлову:

«У нас жалобщиков, отобрали рожь и муку, причем у некоторых граждан отобрали весь хлеб начисто, не оставив им для себя ни одного фунта, так что они в настоящее время находятся в страшной нужде от голода».

Жалобщики уверяли, что распределение (разверстка) хлеба, которое возлагалось на деревню, по посевной площади «было произволом, ни на чем не основанным и находящимся в полном несоответствии с фактическими данными».

Пошла массовая эмиграция жителей Владимирской губернии в более хлебородные губернии.

«...Эмигранты, уезжая, продают весь, даже племенной, скот на мясо, и вместе с тем уничтожают, продавая, весь домашний скарб и инвентарь. Через несколько недель, а может быть, и дней в силу этого от всей Мячковской волости запахнет пустыней», - писали в своем наказе руководители Мячковского волостного совета Гороховецкого уезда 24 апреля 1919 года.

Ситуация усложнялась еще и топливным голодом. На заготовку дров, древесного сена, шишек жителей отправляли по трудовой повинности...

И только после 1921 года большевики пошли на введение НЭПа, потому что жесткая система военного коммунизма оказалась просто невыносимой.

При подготовке материала использовался сборник архивных документов «Владимирская губерния в период «военного коммунизма» (1918 — март 1921 г.). Владимир, 2022.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
сегодня в 10:09 В Юрьев-Польском ребенок пострадал из-за падения наледи с крыши магазина
Прокуратура Владимирской области сообщает о проведении проверки по факту травмирования ребенка 2012 года рождения в Юрьев-Польском. На мальчика обрушилась снежно-ледяная масса в районе магазина "Светофор" на улице Лугова…
сегодня в 09:44 Семья Бирюковых из Владимира вышла в полуфинал конкурса «Это у нас семейное»
По всей стране тысячи семей включились в престижный всероссийский конкурсе «Это у нас семейное». Недавно завершился долгий и многотрудный дистанционный этап. И вот радостная весть, - владимирская семья Бирюковых вышла в…