14 апреля 2011 в 00:34
  1. Общество

И была жизнь, и люди жили...

Фото: Фото из семейного архива автора
Эти записи вел мой отец, когда ему было 23 года. Столько сейчас моему сыну. Я не видел дневники отца много лет и сейчас чувствую себя неловко, потому что публикую все-таки дневники. Дневник подразумевает некую интимность, даже сокровенность. С другой стороны, каждый пишущий дневник не может не ощущать «человека за левым плечом». Просто писать для себя - значит, обманывать себя. Перед вами продолжение дневников моего отца.  


31 августа 1947 года
Снова после двухмесячного отпуска я в Москве, в 28-й комнате общежития, на своей койке у стены рядом с женской комнатой. Как жаль, что не придется больше ходить за грибами через Семязино, кататься на велосипеде, купаться на Клязьме или Марьинке, спать на моей милой террасе, ежедневно пить свежее молоко, кушать мамины блины и котлеты. В последние недели каникул я особенно пристрастился к грибам. Встанешь часа в четыре утра, позавтракаешь наспех, захватишь с собой лепешек, огурцов, рыбы - и в лес, километров за 5-6 от города. Иногда от удачной находки белого гриба аж сердце екает! По вечерам мы частенько играли в волейбол во дворе у Саши Фирсова.
На танцы ни разу не ходил, зато дважды был на грандиозных попойках, которые устраивали московские студенты из Владимира. Домой оба раза возвращался на рассвете, и оба раза мама не спала, выходила встречать любимого сына, предлагала поесть, хотя я шел с банкета и был сыт. Мать есть мать...
В Москву по студенческой традиции ехали без билета. Возле Орехова нагрянули контролеры и потребовали предъявить билеты. Я объявил начальнику, что билетов у нас нет. Он в ответ заявил, что студенты тоже должны платить за проезд, как все обычные люди, с чем мы были совершенно согласны. «Идите за мной!» - приказал старший бригады контролеров. Мы невозмутимо продолжали играть в карты, никто даже не стронулся с места. На нашей стороне было явное численное преимущество. Тогда контролер уже из соседнего купе крикнул: «Вы хоть слезьте с лавочек, дайте место тем, кто с билетами!». Я немного приподнялся со своего места и философски заявил: «Товарищи, у кого нет совести, садитесь на мое место». Никто, конечно, не сел, только один пожилой дядька провозгласил: «Пусть играют, они молодые».
В Москве я уже третий день. Здесь полным ходом идут приготовления к празднованию 800-летия столицы. Почти все улицы и дома ремонтируются, белятся, красятся, повсюду вывешиваются картины и панно с изображением роста и развития Москвы. На главном почтамте вывесили огромный портрет Сталина, портреты других членов правительства тоже присутствуют везде. На картах-планах развития города, развешенных повсюду, обозначены огромные новые дома в виде зубчиков кремлевской стены, их в Москве будет больше десятка. Наверное, в них этажей пятьдесят или сто. Сколько же людей можно поселить в одном таком доме? Один будет строиться совсем рядом с нами, на Котельнической набережной (речь, видимо, идет о знаменитых сталинских многоэтажках, но их в Москве не десять, а семь. - Прим. авт.).
Так что торжества будут нешуточные, с нетерпением жду 7 сентября. Два первых дня просто гулял по столице, благо погода стоит великолепная. Завтра снова начнутся занятия в институте, я уже набрал чернил в ручку и попробовал, не разучился ли писать. Вот и сейчас пробую, вроде не разучился. Теперь в институте на 1-м курсе будут учиться другие владимирцы - Коля Богданов и Валька Милославский. Значит, в нашем полку прибыло, и вместо уезжающего в Ригу Саши Фирсова у меня будут другие попутчики.

8 сентября 1947 года
Вчера был грандиозный праздник. Вся страна и особенно столица отмечали 800-летие образования Москвы. Вчерашняя ночь превзошла все мои ожидания. С наступлением темноты зажглись миллионы электрических лампочек, обрамляющих контуры Кремля, кремлевских башен, здания Верховного Совета, мостов, даже телеграфных столбов. Море огня, ликующие толпы людей, фейерверки в парке им. Горького и Сокольниках, народные гулянья, танцы, бесплатное кино во всех кинотеатрах. Москва никогда не была такой нарядной и, кажется, уже не будет. Я пересмотрел все новые фильмы, был на «Травиате» Верди, в соборе Василия блаженного и в мавзолее Ленина.
Всю ночь мы с друзьями бродили по улицам и площадям, спать совершенно не хотелось. Было светло, как днем, в полночь на Красной площади начались танцы. Кажется, вся Москва не спала, гуляла и веселилась. По радио все время прославляли город, передавали выступления Сталина и Молотова. Здорово!
В честь праздника я еще ни разу не брался за учебники, хотя прошла неделя занятий. Нашу бывшую 14-ю группу разогнали, потому что от нее остались рожки да ножки, всего 10 человек из 36. Маменькины сынки и не воевавшие желторотики сразу отсеялись. Теперь я в 12-й группе, хотя, по большому счету, это ничего не меняет. Появились новые преподаватели. Математик доцент Шеппель сразу охладил мой пыл к своему предмету. Он так часто ошибался у доски, так терялся, когда студенты начинали с ним спорить, что мне его стало просто жаль. На технологии металлов я вообще редкий гость, потому что уже запасся лекциями на весь курс.

9 декабря 1947 года
Сегодня у нас в комнате произошел интересный случай. Сидим мы вдвоем с Геной после сытного обеда у себя за столом и вдруг слышим подозрительный шорох под койкой у «морской души». Решили, что это крысы, те самые сволочи, что съели у Юпа все мясо, оставив ему для навара одну кость, и которые с голодухи иногда грызут нашу картошку.
Гена не выдержал крысиного духа и решил раз и навсегда отучить прожорливых тварей поедать запасы Виктора Рогачевского. Вооружившись длинной палкой от швабры, он прокрался к Витиной кровати, стал на корточки и пару раз резко ткнул палкой под койку. Оттуда раздался затравленный писк, Гена даже растерялся и сел на пол. И вдруг из-под койки раздался человеческий, даже весьма приятный голос:
- А скажите, Рогачевский здесь проживает?
- Нет, - ответил Гена, - здесь живет сам полундра, морская душа, который по ночам учит уроки. А Виктор Рогачевский проживает вон там напротив, только он сейчас в институте.
- Ничего, это даже лучше, - ответил голос.
Из-под койки на свет божий вылезла дородная девица и сразу направилась к Витиному продовольственному запасу
- А хлеб он сегодня получал? Что-то здесь лежит один черствый.
- Не знаем, наверное, не получал.
- Тогда я немного поем картошки.
Покушав картошки, девица поиграла на Витиной скрипке и сказала нам, что вскоре отменят продовольственные карточки и дадут новые деньги.
- Вот тогда я приду к вам в гости, а то у вас самих нечего есть.
Девица попрощалась и, оставив нас в совершенном недоумении, удалилась.
Мы с Геной посмотрели друг на друга и одновременно пожали плечами. Что же это было?
Да, чуть было не забыл: 7 ноября в колонне института я шел по Красной площади. Было пасмурно и как-то темновато, но мне показалось, что я даже сумел рассмотреть всех наших вождей во главе со Сталиным. Мы потом долго гадали, кто из них где стоял. Сталин стоял посередине, это подтвердили все.

15 декабря 1948 года
Наша неизвестная «крыса» сказала правду. С завтрашнего дня отменяются карточки и одновременно проводится денежная реформа. Вчера в 6 часов вечера по радио передали первое сообщение о грядущей реформе, Левитан торжественным голосом сказал то, чего ждали все советские люди.
И я ждал с того момента, как демобилизовался осенью 1945 года из армии и получил эти несчастные карточки впервые во владимирском военкомате. Более двух лет я регулярно отрывал талоны, заверял и сдавал стандартные справки, отоваривался по карточкам и вспоминал довоенное время, когда в любом магазине можно было запросто купить за 4 с половиной рубля килограмм сахара. Неужели сейчас государство обеспечит всех продуктами? Ведь по новой системе можно будет купить хлеб по 3 рубля, а ранее на базаре он стоил 20-30 рублей. Стоимость денег повышается почти в 10 раз, а зарплаты, пенсии и пособия остаются прежними.
Это великолепно, это превзошло все мои ожидания, это удивило и обрадовало всех! Из всех магазинов сразу все исчезло, даже из комиссионок и антикварных пропали самые дорогие вещи, а карточки на рынке подешевели вдвое. Правда, и цены сразу подскочили на 200%.
Вчера вечером мне в трамвае не сдали сдачу мелочью, потому что разменная монета остается без изменений. Чуть позже на улицах появились толпы народа, люди буквально сметали все с полок магазинов, чтобы успеть истратить старые
деньги. Мы втроем тоже побежали на улицу Горького, но было поздно, не успели купить даже мороженого.
Да черт с ним! По радио беспрерывно говорил Левитан, люди поздравляли друг друга прямо на улице и рвали проклятые карточки и старые деньги. Все урны были заполнены рваными старыми деньгами, дворникам завтра хватит работы. По всей стране проходят митинги одобрения реформы. На радостях Лена Слотинцева призналась мне в любви и рассказала сон, в котором мы с ней обвенчались. Я тоже люблю такие сны.
Итак, да здравствует свободная торговля и новая, хорошая жизнь!
 
Автор:
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Житель Судогды нашел на дороге пистолет два часа назад
В феврале житель Судогоды во время прогулки на квадроцикле нашел на обочине дороги, ведущей к доломитовому карьеру, пистолет. В полицию не обратился, а принес оружие домой.
В гостиницы Владимирской области смогут заселиться только командированные два часа назад
Губернатор Владимирской области разрешил работу предприятий, предоставляющих места для временного проживания. Однако гостям для заселения придется доказать, что они приехали в командировку.
Игорь Бондаренко ушел с поста главврача ОКБ сегодня в 19:36
25 мая главный врач Владимирской областной клинической больницы Игорь Бондаренко освобожден от занимаемой должности. Руководство облздрава удовлетворило его прошение об отставке. Бондаренко уволен по соглашению сторон.