3 августа 2016 в 18:16
  1. Власть

Госзакупки: побочный эффект 44-го ФЗ

Мы не против конкуренции. Мы за прозрачные, свободные от коррупции, максимально дешевые (но без потери качества) госзакупки. Возможно, когда законотворцы принимали закон о госзакупках (№ 94-ФЗ и пришедший ему на смену № 44-ФЗ), они эти цели и преследовали. Но гладко было на бумаге. Все государственные конторы, проводящие госзакупки, а также многие участники торгов стонут - 44-й закон гирей висит на их оперативной хозяйственной деятельности. Зато дыры в 44-м ФЗ позволяют целой куче мутных дельцов наживаться на здоровье детей, стариков, больных...

Его в дверь - он в окно...

Руководители бюджетных и казенных учреждений уже долго буквально стонут от «предпринимательской активности» некоего Станислава Фролова, имя которого уже стало нарицательным. Сначала он на рынке работал как ИП Фролов С.Б. - пока это ИП не попало (28 июля 2014 года) в реестр недобросовестных поставщиков. В декабре того же года Октябрьский районный суд Владимира и вовсе решил прекратить деятельность ИП Фролова С.Б. в сфере оптовой торговли продуктами питания (решение № 2-4076/2014 2-4076/2014~М-3331/2014 М-3331/2014 от 17 декабря 2014 г. по делу № 2-4076/2014 - http://sudact.ru/regular/doc/xWINH2dS1t1E).

Текст этого судебного решения красноречиво рассказывает, что это за поставщик.

Истцом было наше региональное Управление Роспотребнадзора. В его адрес стали поступать многочисленные обращения учреждений образования и здравоохранения, в которых содержались жалобы на действия ИП Фролова С.Б., связанные в т.ч. с неудовлетворительным качеством поставляемых продуктов питания, нарушениями условий контрактов по госзакупкам, а также с поставками контрафактной продукции.

Далее следует длинный перечень экспертиз, результаты которых доказывали обоснованность этих обращений. Проверки и экспертизы, проведенные Роспотребнадзором, выявили нарушения уже на этапе складского хранения: «условия для хранения гастрономической продукции в данных складских помещениях отсутствуют, санитарно-техническое состояние данных складских помещений неудовлетворительное, отсутствуют психрометры и термометры для контроля температурно-влажностного режима при хранении продуктов питания. На территории складских помещений отсутствует подвод горячей и холодной воды, предназначенной для мойки инвентаря, проведения уборки и дезинфекции помещений».

Кроме этого, «неоднократно были выявлены факты поставки продукции с нарушением установленных требований к качеству», в т.ч. по микробиологии, по физико-химическим и органолептическим показателям, составу молочного жира и соотношению массовых долей метиловых эфиров жирных кислот (это признак вероятной фальсификации жировой фазы масла жирами немолочного происхождения).

Прямо говорится о подтвержденном факте поставок фальсифицированных продуктов и о незаконном использовании чужих товарных знаков (контрафакт!), перечисляются многочисленные меры административного воздействия, предпринимавшиеся к поставщику: штрафы, приостановление деятельности, связанной с хранением и поставкой продуктов питания на срок 30 суток, включение в реестр недобросовестных поставщиков...

Но нарушения продолжались и носили систематический характер.

Угроза общественным отношениям

В тексте решения зафиксировано, что потребителями продуктов, поставляемых ИП Фролова С.Б., были пациенты медицинских учреждений, воспитанники детских садов, школьники...

«...Неоднократные и грубые нарушения требований санитарного законодательства со стороны ИП Фролова С.Б. не только создают угрозу охраняемым общественным отношениям и обусловлены наступлением каких-либо материальных последствий совершенных правонарушений, но и выражены в пренебрежительном отношении ИП Фролова С.Б. к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права. При этом многочисленные обращения представителей государственных учреждений здравоохранения и образования свидетельствуют о том, что противоправными действиями ИП Фролова С.Б. нарушались права категорий граждан, которые нуждаются в особой усиленной защите со стороны государства и права» - делает вывод истец и просит суд прекратить деятельность ИП.

Среди учреждений, поддержавших это исковое заявление: департаменты образования и здравоохранения АВО, Владимирский психоневрологический интернат, Юрьев-Польская центральная районная больница, Центр патологии речи и нейрореабилитации, Арбузовский психоневрологический интернат, Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VIII вида о. Муром и т.д.

Недобросовестный поставщик попал в «черный список», а вдогонку еще и судебным решением потерял право заниматься поставками продовольствия.

Казалось бы, справедливость восторжествовала?

Не тут-то было.

В обход «черного списка»

На очередных торгах, проводимых социальными учреждениями, появились новые ИП и ООО, сбивавшие аукционную цену до уровня, по которому ответственные поставщики не могут конкурировать. Продукты соответствующего конкурсным требованиям качества за такую низкую цену поставлять в принципе мало реально. Понимают это и заказчики, тем более что контактный телефон «победителя торгов» и электронная почта им очень хорошо знакомы. Только сделать ничего не могут. Даже когда вместо лиц, значившихся в учредителях и руководстве ИП и фирм, на урегулирование спорных вопросов при несоблюдении графика поставок или при поставках некачественной продукции в учреждения стал наезжать все тот же пресловутый Станислав Фролов - на основании доверенности от «официального поставщика».

По закону нельзя выбрать поставщика, согласившегося работать за адекватную цену контракта. Надо признавать победителем того, кто дал цену «ниже плинтуса». Иначе по жалобам «пострадавшего» антимонопольная служба отменит итоги торгов и оштрафует заказчика. Закон маневра не дает - вот и приходится заключать контракт, заранее зная, что это существенным образом отразится на качестве поставляемой продукции.

Законодательство предусматривает лишь две возможности «отфильтровать» заведомо ненадежного поставщика: это требования 3-летнего опыта работы на рынке и наличия складских помещений. Причем второе достаточно задекларировать. О документальном подтверждении в законе ничего не написано. Так что по факту рабочий фильтр один.

Но и необходимый «опыт» у претендентов на контракты был. Никаких формальных оснований для недопущения их к конкурсу нет - только ждать очередных нарушений и снова начинать юридическую тягомотину. А господин Фролов формально в этих фирмах никем не числится, так что для антимонопольного комитета они «чисты». При этом, отбыв 2 года в реестре недобросовестных поставщиков, предприниматель вновь считается благонадежным. Понятия вроде «кредитной истории» в этой сфере не существует.

- Закон защищает предпринимателей от недобросовестной конкуренции. И это правильно. Но ведь нужно защищать и права конечных потребителей: пациентов больниц, стариков в домах престарелых, детей в школах и детсадах, - рассуждает начальник отдела закупок для государственных нужд Максим Лозовой. - Обнаружили руководители учреждений некачественный товар (а в некоторых случаях гниль и плесень можно и невооруженным глазом увидеть) - отправили обратно поставщику. Но что дальше? Чем кормить людей, пока идут разбирательства, экспертизы, суды? Разовые контракты потому так и называются, что они предусмотрены для единичных форс-мажоров, и сумма, отведенная на них, ограничена.

- Выполнить с точностью все требования закона очень трудно, это каждодневная рутинная работа. А ведь у интерната основная деятельность - не война с недобросовестными поставщиками. При этом и в судах, и в антимонопольном комитете обращают внимание на все формальности, иначе в дальнейшем можно все опротестовать. Например, не послали информационное письмо на один из возможных адресов поставщика - «ненадлежащее информирование». К тому же такая вот формальная ошибка может стать основанием для наложения штрафа на заявителя: не выполнили требования закона. Но мы учимся, департамент нам помогает консультациями. Областной бюджет средства выделил на проведение экспертиз продуктов питания ‑ рассказывает директор Владимирского психоневрологического интерната Ирина Морозова.

Вечный бой…

Нормальным людям, наверное, и представить трудно, что систематический обман закона и заказчиков может стать своего рода азартной игрой «кто кого».

Однако недобросовестные поставщики находят все новые и новые уловки. Ссылаются на то, что никаких претензий не получали, а по телефону разговаривали о погоде. «Забывают» уведомить о смене номера телефона или почтового адреса. Но самое «интересное» - в случае, если поставщик «исправится» в течение претензионного срока, то все его грешки считаются обнуленными, и он может начинать терроризировать бюджетников «с чистого» листа. Словом, сказка про белого бычка. Норма об одностороннем прекращении контракта в реальности работает с трудом.

Добиться результата можно только через суды, а они длятся от полугода до года. И в это время (до расторжения контракта) по закону нельзя сменить поставщика. А людей надо кормить.

Например, был случай: точно таким вот образом этот поставщик «исправился» за непоставку молока, привезя в одно из учреждений системы здравоохранения объем молока за весь срок контракта. Но это же скоропортящийся продукт! А то, что учреждение не сможет употребить в течение срока годности продукции, подлежит списанию. Так что бюджету вместо выгоды - прямые убытки. А к поставщику никаких претензий...

- Был случай, когда этот поставщик в течение срока контракта нарушал график поставки рыбы. Велась претензионная работа, мы начали процедуру расторжения контракта. Так он в последний момент привозит несколько тонн мороженой рыбы. А на подписи новый контракт. Что делать с этой рыбой? ‑ возмущается Ирина Морозова. - Мы, конечно, судились. Взыскали по суду штраф 360 тысяч рублей. Другой случай - поставил нам мясо с какими-то личинками. Отдали на ветеринарную экспертизу. Получили заключение: «мясо подлежит промышленной переработке». У нас на территории учреждения нет цехов по переработке. А с этим заключением нас ни УФАС не поймет, ни суд. Там же не написано, что такое мясо не отвечает требованиям ГОСТа и его нельзя использовать в пищу. Привез он нам колбасу вроде бы от «Русского стандарта». Но у нас сразу этикетки подозрение вызвали. Мы связались с производителем. Тот подтвердил - это не их продукция, контрафакт. Возят нам поставщики какао-порошок, в котором массовая доля золы превышает допустимые ГОСТы, питьевое молоко и сметану, не соответствующие требованиям к массовой доле жира, масло сливочное «Крестьянское» с жирно-кислотным составом, не характерным для молочного жира коровьего молока. А чем кормить 600 человек, проживающих в нашем интернате, если поставок нет или если мы отказались принимать продукты, не соответствующие ГОСТу?

Бюджетные учреждения области пребывают в состоянии перманентной войны с этим поставщиком несколько лет. На складе у Морозовой даже сформирован «стратегический запас»: рыбные, мясные и овощные консервы, сгущенка - ведь подопечных нужно кормить по строгим нормам несколько раз в день и они не могут ждать, пока завершатся все предусмотренные законом претензионные процедуры.

- Сложнее со «скоропортом»: свежим молоком, овощами, фруктами. Выходим из положения разовыми закупками, но на них, во-первых, есть ограничения по суммам, а, во-вторых, экстренная закупка небольших партий обходится дороже, чем при крупном контракте. Смысл закона о госзакупках ‑ купить дешевле и хорошего качества - в этой ситуации теряется, - возмущается она.

Карусель аффилированных фирм

Руководители учреждений бьются за права своих подопечных как могут. В прошлом году разразился скандал из-за поставки маргарина под видом масла во Владимирский дом малютки. Инициировала проверку главврач учреждения, она обратилась с заявлением в прокуратуру. Экспертиза Роспотребнадзора подтвердила ее подозрения.

Поставки осуществлял некий ИП Кузнецов В.В. Немало претензий было к этому «предпринимателю» и у Ковровской многопрофильной городской больницы № 1, по иску которой ИП Кузнецов был включен в реестр недобросовестных поставщиков. До этого в «черный список» уже попала ИП Кузнецова В.И.

Оба ИП зарегистрированы по одному адресу. Их е-почта, которую они указывали в конкурсных заявках, совпадает с почтой Станислава Фролова, к которой привязана и его личная страничка в соцсети.

Впрочем, для руководства учреждений не секрет, кто стоит за этими ИП, - общаются они все равно лично с Фроловым. Так же, как и по многим ООО, связанным с Фроловым неформально, но тесно: «Модуль-Альфа», «Модуль», «Альфа-Н», «Торговый дом «ВКЗ»… Одни из них работают, другие пребывают в реестре недобросовестных поставщиков, третьи вот-вот из него выйдут на смену тем, кто в него попадет. Например, у ИП Кузнецовой В.И. завершается срок нахождения в реестре, и скоро он вновь начнет демпинговать на конкурсах. А никаких законных оснований не допустить ее к участию в торгах у заказчиков не будет.

Давайте называть вещи своими именами - этот экономический террор бюджетных учреждений со стороны недобросовестных поставщиков происходит строго в рамках действующего 44-го закона.

Вот такой вот бег по кругу. Возникает вопрос: неужели нельзя в принципе пресечь эту порочную практику? Может, требуется вмешательство ОБЭП.

Екатерина НОСОВА.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Олег Савельев избран новым главой города Кольчугино 21 октября в 11:11
Центральным вопросом очередного заседания СНД города Кольчугино стало избрание главы города. На голосование была предложена всего одна кандидатура от партии “Единая Россия”. Депутаты большинством голосов поддержали корен…
Денис Кузнецов стал новым главой Александровского района 18 октября в 16:35
В начале августа пандемия оборвала жизнь бывшего главы Александровского района Александра Андреева. Больше двух месяцев и.о. главы был Денис Кузнецов. На очередном заседании за его назначение проголосовало большинство -…
Александр Авдеев завершит административную реформу во Владимирской области 16 октября в 11:15
Во время своего посещения научно-практической конференции по исследованию российской государственности в РАНХиГС, врио губернатора Владимирской области Александр Авдеев ответил на вопросы об административной реформе в ре…