17 ноября 2016 в 18:29
  1. Общество

Директор департамента ветеринарии АВО Николай Митрофанов: «С ящуром нельзя исключать возможность экономической диверсии»

Фото: сайта serconsrus.ru.
В этом году в связи с рядом катаклизмов (АЧС, ящур и т.д.) особую важность приобретает работа ветеринарной службы. Ведь ветеринар это не только «добрый доктор Айболит», лечащий котиков. Это, как оказалось, фигура «экономическая». О том, как у нас обстоят дела на ветеринарном фронте, - наш разговор с директором департамента ветеринарии АВО Николаем Митрофановым.

- Николай Геннадьевич, насколько сейчас в мире высока угроза инфекционных заболеваний животных?

- Инфекционные болезни существовали всегда, и в будущем они не исчезнут. Но глобализация экономики повышает опасность занесения на территорию нашей страны различных болезней, в том числе экзотических, с которыми мы раньше не сталкивались.

- То есть АЧС и азиатский штамм ящура могли быть принесены к нам естественным путем?

- Вот именно в этих случаях у меня есть сомнения. АЧС на территорию нашей страны попала из Грузии. Сначала в 2007 году вирус распространился в приграничных Абхазии и Северной Осетии, а потом был с дикими кабанами занесен на Ставрополье и Кубань, ну и затем пошел дальше по стране. Скорость распространения этого вируса ‑ 300 км в год.

Вопрос: откуда АЧС появилась в Грузии? Причем сразу после того, как там заработала секретная лаборатория под патронатом американцев, занимающаяся изучением подобных вирусов...

- Проблема АЧС для России действительно остра?

- Это заболевание уже зафиксировано в 41 субъекте Российской Федерации. В ЦФО осталось только два благополучных в этом плане субъекта, один из которых ‑ город Москва, где просто нет свиней.

Проблема с АЧС очень серьезная. Мы вроде бы после предыдущих вспышек провели все мероприятия по ликвидации и дезинфекции очагов, но зараза снова пришла к нам - из сопредельных областей. В этом году вспышки заболевания были зафиксированы в девяти районах области. Всего подтверждено 13 случаев АЧС: в шести случаях у домашних свиней (частные подворья и одно фермерское хозяйство) и в семи случаях - у диких кабанов.

Вирус опасен тем, что легко переносится на большие расстояния теми же дикими кабанами. Или на обуви и одежде человека. Даже вакцины от него не существует, так как вирус очень быстро мутирует. Обезопасить поголовье можно только с помощью строгих карантинных мероприятий. От того, насколько быстро будет выявлено заболевание и приняты меры, зависит размер ущерба, понесенный экономикой.

Нам удалось в этом году главное ‑ оперативной реакцией предотвратить эпидемию и защитить крупные хозяйства, от которых и зависит обеспеченность населения мясом. Но никто не даст гарантию, что это заболевание не появится вновь. Панацеи не существует, а преграда для распространения ‑ профессионализм и бдительность ветеринарных врачей, четкая и слаженная работа всех властных структур. Что и было продемонстрировано в нашем регионе.

В противном случае ‑ колоссальные убытки для экономики, тотальная ликвидация поголовья свиней, зависимость от экспорта. То есть нам - убытки, а импортерам ‑ наши деньги. И - влияние на нашу продовольственную безопасность.

- Вы сказали, что и по ящуру тоже есть сомнения. Но ящур вроде бы болезнь не заморская?

- Конкретно этот штамм - «Азия-1», обнаруженный в Собинском районе, - у нас никогда не фиксировался. Его нет даже в странах СНГ. Зато он встречается в Иране, Пакистане, Турции. Вопрос: каким образом он появился во Владимирской области? При этом ни в Астраханской области, ни на Северном Кавказе, ни в других субъектах РФ, где наиболее тесные контакты со странами Азии, ни разу о подобном не слышали.

Я сомневаюсь в естественном пути заражения.

Смотрите: у нас последняя вспышка ящура фиксировалась в начале 90-х годов. После введения обязательной вакцинации животных заболевание исчезло. Вакцина абсолютно безопасна для животных и для людей. Она никак не влияет на качество молока и мяса. Вакцинирование не мешало ни продаже продукции животноводства на внутреннем рынке, ни возможному экспортированию. Россию объявили зоной, свободной от ящура, - а без этого статуса экспорт продукции животноводства за границу запрещен...

И тут вдруг ЕС вводит новые требования для иностранных поставщиков мяса, запрет на ввоз в пределы ЕС мяса, молока и продуктов из них от животных, привитых от ящура. При этом другие прививки: от сибирской язвы, лептоспироза, бешенства, туберкулеза, бруцеллеза - им не мешают. Это не так давно было, в 2012 или в 2013 году.

И вот в 2014 году Минсельхоз принял решение об отмене обязательной вакцинации от ящура. Перед этим вопрос всесторонне изучался. Работали экспертные комиссии, ученые. Они дали заключения, что вирусу у нас появиться неоткуда. Угрозы нет. И потому, чтобы не закрывать экспортные возможности, можно и отказаться от этих прививок.

В 2015 году вакцинацию прекратили, а в 2016 году у нас появляется «чужой» вирус.

Не находите, что такая последовательность событий дает повод для размышлений? Самое досадное, что очаг мы локализовали моментально, защитные меры принимали даже избыточные: от греха подальше уничтожив все поголовье фермы.

Но вспышка была, пошла медийная накрутка. Значит, возможно, у наших экспортеров могут возникнуть проблемы. Те потери, что понесла экономика региона, - это мизер по сравнению с тем, что могло бы быть. Рынок продовольствия ‑ это огромные деньги. И борьба за этот рынок ведется нешуточная. Нельзя исключать возможности экономических диверсий.

- Получается, что ветеринарная служба стоит на переднем рубеже экономических сражений. А бойцов хватает? Многие руководители сельхозпредприятий жалуются на дефицит ветеринаров.

- Государственная ветеринарная служба области ‑ а это 18 учреждений (16 районных станций по борьбе с болезнями животных и 2 учреждения в областном центре) - укомплектована примерно процентов на 90. Это 608 человек, из которых всего 430 ветеринарных специалистов. А сельхозпредприятия обеспечены ветеринарными специалистами и вовсе процентов на 65-70. Да, проблема есть.

- В чем же причина? Профессия потеряла престижность? Или зарплаты низкие?

- Авторитет профессии ветеринарного врача высок и сегодня. С этим все нормально. И авторитет этот заслуженный. Все же ветеринар ‑ специалист, обладающий очень серьезной подготовкой: он и терапевт, и хирург, и инфекционист... Должен разбираться в болезнях разных видов животных, птиц, рыб...

Зарплата ‑ очень веский фактор, естественно. У нас бюджетные оклады тысяч 10-12. Остальное зависит от объема оказанных коммерческих услуг. Средняя зарплата по службе ‑ 21 тысяча рублей. Совсем немного. Мы берем молодого специалиста, учим его, повышаем квалификацию. А потом этот специалист, накопив опыта и наработав связи, уходит в частные клиники...

Обидно, но люди хотят зарабатывать, что тут скажешь... Да и сама работа в частных клиниках спокойнее. Размеренный график, выходные, никаких особых форс-мажоров, когда приходится работать сутками, как работали наши врачи на ликвидации очагов АЧС и ящура. По ящуру мы за сутки провакцинировали весь Собинский район! Работали наши специалисты, ветеринарные врачи сельхоз-предприятий. А мы даже жильем своих специалистов привлечь не можем.

С производственной ветеринарной службой еще сложнее. Тут и работа тяжелая, и условия жизни на селе пока еще не слишком заманчивы для молодежи. И с дополнительным заработком хуже: крестьяне все меньше держат животных. Хотя в крупных хозяйствах и зарплаты достойные, и жильем специалистов обеспечивают. В том числе и при поддержке региональных властей в рамках областной программы по развитию села. Программой и подъемные предусмотрены.

И все же выпускники предпочитают искать работу в городах.

- Департамент ветеринарии помогает привлекать специалистов в сельское хозяйство?

- А как же. Я и сам лично участвую в днях открытых дверей в Ивановском сельхозинституте, в нашем Новоалександровском техникуме. Рассказываю, какие есть вакансии по специальности, какие льготы предусмотрены для молодых специалистов на селе...

И все же ситуация быстрее бы наладилась, если бы была разработана специальная федеральная программа для сельских ветеринаров, наподобие тех, что реализуются в образовании и здравоохранении, если бы были увеличены зарплаты ветеринаров-бюджетников. Не стоит забывать, что мы не только с болезнями животных боремся, но и контролируем безопасность продовольствия: проверяем на наличие возбудителей болезней, на радиацию, на химические загрязнения. У нас 20 лабораторий для проведения ветеринарно-санитарной экспертизы сырья животного происхождения. А среди болезней животных есть и опасные для человека.

Так что наша работа ‑ не только обеспечение экономической безопасности, но и охрана здоровья граждан. Ветеринарная служба обеспечивает решение задач стратегической важности. Надеюсь, что на федеральном уровне в нынешних условиях жесткой политической и экономической международной конкуренции развитию ветеринарной службы будет уделено больше внимания.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Во Владимире наградили лучших детских врачей вчера в 19:56
На прошлой неделе стали известны результаты федерального проекта «Наш любимый врач!». Конкурс направлен на формирование и продвижение положительного имиджа детских врачей.
Владимир Сипягин рассказал, как перенес коронавирус вчера в 18:40
Губернатор Владимирской области Владимир Сипягин, отвечая на вопросы журналистов во время посещения им ООО «Добрятинское карьероуправление» в Гусь-Хрустальном районе, рассказал о том, как он перенес заболевание коронавир…
Руководитель муромской «Академии красоты» работал без медицинского диплома вчера в 18:28
На момент прихода прокуроров у него не было ни высшего медицинского образования, как то требует действующее законодательство, ни сертификата по специальности «Организация здравоохранения и общественное здоровье». Почему…