16 ноября 2018 в 12:19

Транспортный барьер

Во Владимире и обычному-то человеку жить непросто. А если ты инвалид — то и подавно. Особенно сейчас, когда с рынка городских перевозок ушла фирма Биганова. Прошедшие в конце октября конкурсы по определению перевозчиков на городские маршруты подтвердили - власти Владимира то ли не могут, то ли не хотят сделать областной центр городом, где инвалидам можно передвигаться без проблем. А может быть, для чиновников мэрии это вообще не проблема, поскольку сами-то они ездят в основном на машинах? Словом, маломобильные владимирцы ежедневно выходят на улицы терпеть неудобства и унижаться...

История стойкости

Владимирец Александр Воронов в инвалидную коляску сел 27 лет назад. В 90-е годы, когда на его зарплату инженера-строителя было не выжить, ему приходилось подрабатывать. Вот на одной шабашке он и упал с большой высоты. Все его попытки признать травмы производственными не увенчались успехом — государство же у нас прямо социальнее некуда... И пенсию по инвалидности Александр Николаевич получил минимальную.

- Врач сказал: «Скажи спасибо, что жить остался!», - вспоминает Воронов. - А мне этого не хотелось. Было желание закрыть глаза и больше не открывать. Но когда отчаяние отступило, появилась жажда деятельности.

Бывший инженер, ставший инвалидом, начал перекраивать жизнь.

- Я очень люблю свою жену, но не хотел стать обузой для нее и сына. Принял решение переехать к родителям на 2-й Коллективный проезд, - рассказывает он. - В нашей семейной квартире я бы не мог сам себя обслуживать: узкие проемы, ванная, куда на коляске не заедешь... А в старом двухэтажном доме все сделано по уму. Там я самостоятелен.

Отец Александра помог сделать лебедку и пандус для подъема и спуска коляски со второго этажа. Позже появился инвалидный «Запорожец»...

- Когда я самостоятелен, могу ездить на рыбалку, в магазин, выходить на прогулку, принимать ванну. Я не чувствую себя ущербным, - говорит Воронов. - Связь с женой и сыном не прервалась, а только окрепла. В родительской квартире сейчас мы живем с 92-летней мамой. Она активна, на своих ногах. Я - на коляске. Никто никому не в тягость.

Но, перешагнув 67-летие, Воронов в поездках по городу все больше надеется не на собственные руки, приводящие в движение коляску, и не на старенькую машину, а на общественный транспорт. Вернее, ему бы этого хотелось. На деле наша городская среда - явно не для таких, как он.

Равнодушие и безответственность

Мы с Вороновым стоим на остановке «Площадь Ленина» уже полчаса. Час пик давно прошел. Городской транспорт не сильно загружен. И мимо проехали уже шесть троллейбусов. Но все - старой модификации. У них неподъемные для инвалида ступеньки, поручень, разделяющий посадочную площадку. Так что мы даже не пытались в них попасть.

- Не правда ли, странно? - грустно улыбается Воронов. - Работа муниципальной компании прежде всего должна быть комфортной для всех горожан. И основные пассажиры «Владимирпассажиртранса» - люди пожилые. Но как им забраться по крутым ступеням? А коляску вообще нереально туда втащить. Но это руководство компании не смущает...

Воронов не раз писал директору предприятия Михаилу Кулибабе письма. Просил решить ситуацию с доступностью для маломобильного населения городского транспорта — а это троллейбусы и автобусы 24С. В ответ: проблему знаем, приложим усилия, взято на контроль...

И это все. Воз и ныне там.

Экономически чего сложного. МУП постоянно просит у города денег. Его рука к бюджету протянута постоянно. Якобы не хватает средств даже на оплату электричества. А закупка новых троллейбусов и автобусов с пандусами — это вообще дело неподъемное. Так что давайте скажем честно — горожане за свои деньги содержат мало того, что неэффективное, так еще и равнодушное к просьбам горожан предприятие. И по Владимиру XXI века ездит отсталый по всем показателям чермет.

Но вот подъезжает газомотор 7С. Пандус в нем вроде бы должен быть. Я бросаюсь в салон. Воронов в коляске подъезжает к дверям. Кричу внутрь:

- Кондуктор, пандус работает?

Тишина. Водитель закрывает двери.

- Стойте! - кричу вновь. - Где кондуктор?

Рискуя травмировать руку, высовываю ее из автобуса, чтобы двери не закрылись. Из глубины салона выплывает сонная кондукторша. Спрашиваю:

- Пандус работает?

Равнодушное пожатие плечами.

Ручка пандуса заросла грязью, отковырять ее невозможно.

- Я как-то на остановке целый час простоял, ожидая автобуса с пандусом, - вздыхает Воронов. - Безрезультатно. Пришлось добираться своим ходом.

Проезжают газомоторы 5С, 13С, вновь 7С, 20... И все по-новой: поскорее закрыть двери, уехать прочь, равнодушие кондукторов, неработающие пандусы.

Мы на остановке уже 50 минут. Подъезжает новенький 9С.

- Кондуктор, пандус работает?

- А он у нас есть? - удивляется женщина.

Тут ручка пандуса еще не грязная. О, чудо — пандус откидывается. Кондуктор оживилась: оказывается, во как можно! И, конечно, ни она, ни водитель не кинулись мне на помощь разложить пандус. Я сделала все одна. Но зато Александр Николаевич, наконец-то, в автобусе.

- Спроси их, когда будут выходить, - кричит о нас из кабины водитель кондуктору. Может, он думает, что колясочник и я сами ответить не можем? Но главное — у нашей остановки водитель ставит автобус ближе к поребрику. Это облегчает раскладывание пандуса и высадку пассажиров.

Но есть же законы ФЗ № 181 и 259. Приказ Минтранса РФ № 347 от 01.12.2015 года. Они регламентируют действия перевозчиков по созданию комфортных условий для маломобильного населения. Там сказано: видя человека в коляске, на костылях или с тростью, кондуктор и водитель обязаны обеспечить инвалиду беспрепятственную посадку и высадку из общественного транспорта.

Но каждый владимирец знает: наши автобусы и троллейбусы останавливаются в полуметре и более от площадки остановки. Это неудобно даже для здоровых, тем более для инвалидов. Зато так удобнее водителям. Никакие инструктажи и реконструкции улиц здесь не помогут — просто одни люди равнодушны к проблемам других людей.

Равнодушие кондукторов и водителей делает невозможной посадку даже в транспорт с пандусом. Человек зависим от помощи других, от их доброты.

- За 30 лет ситуация изменилась, - признает Воронов. - Другая стала молодежь. Люди среднего возраста часто от меня отворачиваются, а молодые ребята всегда помогают. С коляской я вешу 150 кило. Тяжело тащить меня через поребрик, втолкнуть в автобус — но они пыхтят, затаскивают...

Благие намерения

Начальник отдела транспорта и связи администрации Олег Орехов объясняет: не надо бросаться к пандусу самим и просить прохожих о помощи.

- В новых газомоторах надо нажать красную кнопку на входе и дождаться водителя, который обязан выйти и помочь человеку с посадкой, - утверждает он. - Если вам отказали, следует обратиться в отдел транспорта, назвать номер машины, место и время конфликта. К водителю будут применены меры дисциплинарного характера...

Об этом сказано и в ответе мэрии Воронову о недоступной среде.

Но красная кнопка есть только в совсем новых «Волгабасах». А в основном по улицам Владимира катаются вовсе не они.

Много чего правильного в ответе чиновников. Мол, находясь на остановке, маломобильный человек может позвонить или написать сообщение диспетчеру перевозчика о том, что нуждается в помощи. Диспетчер, дескать, свяжется с экипажем ближайшего автобуса и поможет осуществить посадку.

Вновь звонить, просить, убеждать, умолять, унижаться? Слышать недовольный голос важного человека, оторванного твоим пустяком от важного дела. Зачем такие сложности?

В конце октября мэрия провела конкурс среди перевозчиков на выполнение автобусных маршрутов. Чтобы победить, компания-перевозчик должна была не только предложить самую низкую цену контракта, но и иметь автобусы со специальными средствами для перемещения маломобильного населения, площадки для размещения инвалидного кресла. Победила компания «АДМ». Она намерена закупить до конца года 50 новых автобусов.

- А проверял ли кто, есть ли у «АДМ» транспорт для перемещения маломобильных групп? - спрашиваю я у Орехова.

- Все новые «Волгабасы» оснащены пандусами и кнопками вызова, - говорит он. Допустим. Но число новых газомоторов во Владимире составит в лучшем случае 20 процентов от всего городского общественного транспорта.

За качеством транспортных услуг у нас следит госавтонадзор. В его владимирском подразделении сказали: они регулярно проводят контрольно-надзорные мероприятия по оценке транспортных услуг. Они знают о проблеме с недоступностью общественного транспорта для инвалидов во Владимире. Они постоянно пишут об этом письма перевозчикам. Они выдвигают требования.

Но дальше переписки дело не идет. В федеральном законе нет санкций для нарушителей! Остается пожурить... Впрочем, есть надежда, что скоро ситуация изменится. Перевозчиков начнут штрафовать за отсутствие пандуса или за невыполнение водителем обязанностей по оказанию им помощи.

- Но это значит, что большинство авточермета на дорогах окажется вне закона? - спрашиваю я.

- А это уже не наша проблема, - улыбается сотрудник Автонадзора...

...Мы расстаемся с Вороновым на остановке «Площадь Ленина», с которой и начали путешествие. Уже не полагаясь на общественный транспорт, он сам доедет до рынка «Всполье», купит продукты и вернется домой. Поедет там, где меньше поребриков и других препятствий, созданных людьми для других людей.

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
вчера в 17:36 В Кольчугине пьяный зачинщик ДТП обязан возместить выплаченную страховку
Объединенная пресс-служба судов Владимирской области сообщает о выигранном деле одной из страховых компаний, которая работает на территории региона.
вчера в 16:55 Ко Дню медицинского работника во Владимире наградили лучших представителей отрасли
14 июня, накануне Дня медицинского работника, который традиционно отмечают в России в третье воскресенье июня, во Владимирской областной филармонии состоялась торжественная церемония, посвященная профессиональному праздн…