13 декабря, 11:30
2 декабря в 10:36

Какими были банки до революции?

В Коврове городская управа и городской общественный банк делили одно здание.
В воскресенье у банкиров - праздник. 2 декабря 1990 года были приняты два важнейших для финансовой сферы Закона: «О Центральном Банке Российской Федерации» и «О банках и банковской деятельности». Чем не повод вспомнить, что в имперские времена банки были... муниципальными.

Как это работало?

Городские общественные банки находились в ведении органов местного самоуправления. В большинстве случаев они устраивались по инициативе предпринимателей, имевших финансовые возможности и нередко личную заинтересованность, но формально банки контролировали власти.

Именно гласные гордумы выбирали правление, устанавливали процентные ставки по вкладам и кредитам и ежегодно проверяли банковские отчеты.

В муниципальном банке можно было открыть вклад или получить ссуду под залог процентных бумаг, драгоценностей и городской недвижимости.

Городу от этих финансовых операций шел дополнительный доход, а деньги в казне, как известно, лишними не бывают.

АРХИВНЫЕ ДАННЫЕ

Во Владимирской губернии банковское дело развивалось и крепло практически во всех уездных городах с начала 1860-х годов.

Доходность растет

В 1870-м в должность муромского городского головы вступил потомственный почетный гражданин и купец Прокопий Зворыкин. В 1871-м его стараниями в Муроме открылся первый общественный банк с основным капиталом в 10 тысяч рублей. Спустя восемь лет банк имел уже 28 тысяч рублей основного капитала и 9 тысяч рублей запасного. Из прибылей в пользу уездного центра на благотворительные и учебные заведения за это время было «отчислено» 20735 рублей.

Суздальский банк добился еще большего. За шесть лет (с 1872 года) 10 тысяч целковых, вложенных на старте, превратились в 114 666 рублей основного капитала и 32 134 рубля запасного. Так удачно распорядились деньгами глава банка почетный гражданин города Суздаля купец 2-й гильдии Михаил Фирсов и его ближайшие соратники - предприниматели Жилин и Константинов. Банк процветал, и горожанам от этого было  хорошо: 82 918 рублей, полученных от банковской деятельности за четверть века, дали возможность Суздалю удовлетворить ряд общественных нужд, не обременяя жителей налогами.

Вместе с тем далеко не у всех торговцев и фабрикантов имелись возможности и желание участвовать в учреждении указанных финансовых организаций. Например, на просьбу владимирского губернатора Струкова оказать помощь в открытии городского банка в Вязниках как личным участием, так и материальной поддержкой (хотя бы в виде ссуды) фабрикант Василий Демидов ответил отказом: «Я отягчен службой и моими собственными довольно обширными торговыми делами, которые не оставляют мне ни свободного времени ни средств». Банк в Вязниках все-таки открыли, но позже - 1 января 1873 года. Первым его директором был льнопромышленник Сеньков.

Читайте также: Владимирские купцы Белоглазовы

Рисковать не дозволено

В губернской столице попытка открыть муниципальный банк не увенчалась успехом. 29 октября 1871 года член городской управы Вейс доложил, что для развития торговли и промышленности весьма полезно было бы учредить во Владимире общественный банк. 2 ноября ему поручили открыть предварительную подписку для сбора денег в основной капитал. К концу года, если верить докладу управы городской думе, собрали солидную сумму - 45 тысяч рублей серебром. Впрочем, насчет денег есть сомнения: архивное дело «Об учреждении в городе Владимире общественного банка» свидетельствует об отсутствии какой-либо наличности.

8 марта 1872 года на заседании Владимирской думы рассматривался составленный специальной комиссией проект учреждения муниципального банка. После утверждения устава владимирское начальство предполагало произвести заем на составление основного капитала банка или у частных лиц, или в одной из кредитных организаций.

23 марта городской голова Андрей Никитин обратился к владимирскому губернатору с просьбой о скорейшем разрешении на открытие во Владимире нового финансового учреждения «как в видах общественной пользы и воспособления местной городской кассе, так и для большого развития торговли и промышленности в городе». Губернатор Струков, не имея ничего против, направил все необходимые документы в Министерство внутренних дел.

Осенью 1873 года из Петербурга пришёл ответ с отказом: «Владимирская городская дума, не имея необходимого для основания банка капитала, полагает занять для сей цели 40 тысяч рублей у частных лиц или же в одном из кредитных установлений, учреждение же городских общественных банков на занятые деньги не дозволено». Далее указывалось, что ведение банковских операций, как правило, соединено с риском. То есть вместо выгоды они могли принести потери и привести к увеличению общественных сборов. Банк не был учрежден, а куда делись собранные деньги (если они были!) непонятно.

Городу не терпеть убытков

В 1883 году появилось новое «Положение о городских общественных банках», предусматривавшее ряд ограничительных мер. Среди них – установление предельного кредита одному клиенту в 10 %  собственного капитала банка, ограничения на объем проводимых операций и прочее.

Следовать новым правилам оказалось весьма затруднительно. К губернатору, а к тому времени им стал Иосиф Судиенко, потянулись представители правлений муниципальных банков с просьбой разрешить постепенное сокращение ранее открытых ими кредитов. К примеру, в январе 1884-го ковровский городской голова Яков Мытарев писал: «Правление Ковровского общественного банка встретило затруднения в соблюдении правил... ввиду того, что капиталы банка основной и запасной, вместе взятые, составляют 103 500 рублей 42 копейки. Банком же выдано в ссуду одному лицу под залог недвижимых имуществ в городе 100 000 рублей до 1 января 1887 г. и некоторым торговым фирмам открыт кредит по 50 тысяч рублей, и что уменьшение кредита этим фирмам до 1/10 части основного и запасного капитала банка не может не вызвать затруднения в их делах и банк неминуемо должен терпеть потерю от вкладов, принятых для оборотов в прежнем размере до истечения сроков, и через отсрочку до 1887 года находит возможным устранить означенные затруднения и городу через то не терпеть убытков».

Подобные просьбы губернатор получил также от сотрудников Вязниковского и Меленковского банков. Разрешение министра финансов о продлении срока погашения ранее выданных кредитов было получено. Ковровскому банку – до 1 января 1887 года, Вязниковскому – до 1 января 1886-го, Меленковскому – до 1 января 1888 года. Лишь Муромскому банку установление льготного срока для погашения ранее открытых кредитов не понадобилось.

Банк имени моего

В начале XX века во Владимирской губернии благодаря местным предпринимателям появлялись новые городские общественные банки. Так, в 1904 году купец Семенычев на свои средства построил в Гороховце здание общественного банка и выступил его учредителем.

Фабрикант и городской глава Юрьев-Польского Николай Алексеевич Ганшин учредил банк имени себя.

По инициативе фабриканта Николая Ганшина, пожертвовавшего в 1913 году денежный переводной билет на сумму в 10 тысяч рублей, было учреждено подобное кредитное учреждение в Юрьев-Польском. При этом даритель выдвинул обязательные условия: банку должно было быть присвоено наименование «Городской общественный Н.А. Ганшина банк в гор. Юрьеве-Польском». Чистую годовую прибыль предполагалось распределять следующим образом: 15% отчислять в запасной и 45% в основной капитал банка, а остальные 40% – на городские нужды.

Неблагонадёжные должники

Деятельность муниципальных кредитных учреждений отвечала интересам средних слоев городского населения. К примеру, в 1914 году владельцами векселей Вязниковского банка были: 99 торговцев, промышленников, ремесленников, 106 домовладельцев и 9 граждан иных «сословий».

Ежегодные ревизии финансовых учреждений выявляли разные нарушения. В том числе имела место практика переписывания векселей. На замечания, сделанные Ковровскому банку, городская дума дала подробные пояснения. А именно: переписка векселей была допущена с момента основания банка. Устранить её без массового протеста не представлялось возможным, так как долги некоторых лиц являлись наследственными. В интересах банка было получать с клиентов хотя бы небольшие проценты, чем списывать векселя в убыток.

Именно такой случай с гражданином Царицыным привела сама Ревизионная комиссия. Ему была выдана под учёт векселя тысяча рублей. За неимением денег он аккуратно из года в год переписывал вексель, уплачивая проценты в размере 80-85 рублей. На следующий год гласные Ковровской думы постановили просить правление банка кредиты неблагонадёжных должников обязательно каждый год уменьшать на 20 %.

В целом, учреждение городских общественных банков, быстрое развитие и процветание даже тех из них, что начинали свои операции с незначительными средствами, явилось лучшим доказательством их пользы как для предпринимательского сообщества, так и для города и горожан.

Читайте также: История Владимирского городского ломбарда

Автор: Маргарита Владимирская
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
АВО устроила встречу застройщиков с банками 10 декабря в 19:55
Врио первого заместителя губернатора Владимирской области Максим Брусенцов провел совещание с финансово-кредитными организациями и застройщиками региона. Участники договорились о реализации совместных проектов.
Банк России «посеребрил» Золотые ворота 3 декабря в 18:02
Выпущена памятная монета с главным символом Владимира. Она получилась заметной и не самой легкой: ее диаметр - 10 см, а вес - один килограмм.
Во Владимире открылся кол-центр Банка России 16 ноября в 15:51
16 ноября во Владимире начал работать Единый коммуникационный центр Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России. Он создан для круглосуточного оперативного консультирования…

Орфографическая ошибка в тексте