16 июня, 08:44
8 мая в 09:00

Дети войны: адреса доброты

Фото: Ирина Игнатова
83-летняя жительница Владимира Лидия Валентиновна Пелевина, пережившая в детстве блокаду Ленинграда, написала в редакцию «ВВ» письмо, в котором рассказала свою историю. И еще обратилась с просьбой. Из-за больных ног пожилая женщина уже никуда не выходит из дома, а ей хотелось бы ко Дню Победы воспользоваться услугами парикмахера. Мы откликнулись и начали весеннюю неделю добра. Вместе с сотрудницей Владимирского центра социального обслуживания населения Любовью Латалиной и волонтером-парикмахером Александрой Зотеевой из салона-парикмахерской «Цирюльник» отправились к бабушке в гости.

Пока ей делали прическу, Лидия Валентиновна рассказала нам, что ей пришлось пережить в годы военного лихолетья.

Когда началась Великая Отечественная война, Лиде было пять лет. Но ужасы того времени остались в памяти на всю жизнь.

Летом 1941 года она гостила у бабушки в с. Лигово Ленинградской области. Помнит, как появились военные, которые сообщили, что надо уходить, так как наступает немец. Взрослые стали собирать вещи и документы. Многие рыли ямы и складывал туда свое добро, которое не на чем было вывезти.

- Мне дали нести любимую куклу, она была с меня ростом, - вспоминает Лидия Валентиновна. – Я прошла несколько шагов и устала. Пришлось куклу отдать соседям, и они закопали ее в яму.

Вереница людей тянулась к Финскому заливу, чтобы перебраться в Ленинград. Немцы находились буквально в нескольких километрах и, наблюдая, как мы уходим, пока не трогали нас, мирных жителей. Но через неделю закончились продукты, и взрослые попытались сделать вылазку в село. Мама Лиды зарезала двух кур, добыла еще съестного. Наутро немцы, узнав о вылазке, спалили все село. И переправу стали держать под обстрелом.

Когда семья добралась до Ленинграда, в свою квартиру, постоянно стали объявлять воздушную тревогу. Сначала мама с тремя маленькими детьми, а братьям Лиды было одному три года, а второму – один год, и больной бабушкой спускалась в бомбоубежище. А потом все стали оставаться, просто выходя в коридор.

- Мы не вылезали с кроватей, прямо в одежде сидели, играли, спали, - вспоминает Лидия Валентиновна. - Зимой под кроватями был снег, налетевший из окон, вместо выбитых стекол в них была кое-как заколоченная фанера. Ели кожу от лошади на масляной краске.

Дедушка работал вахтером, ушел на смену на Путиловский завод, да так и не вернулся. Видно, не дошел до дома, не хватило сил от голода. Мертвецов было много повсюду, даже на лестнице в подъезде. Мама носила воду с Невы, но никто не мылся. Старший брат мамы Лиды, который перевозил грузы по Ладожскому озеру, пропал без вести. Отец писал письма в надежде увидеться. Сообщил, что стоит с частью во Владимире, и написал, чтобы они эвакуировались.

В конце 1942 года семье Пелевиных удалось уехать из блокадного Ленинграда по «Дороге жизни». Чудом все дети выжили. Поезд вышел составом из 12 вагонов, а в Петушки приехали только четыре. Остальные были уничтожены во время бомбежки. Вокруг то и дело умирали люди.

- Помню, как мы приехали во Владимир, - вспоминает Лидия Валентиновна. - Мама посадила нас на узлы на ул. Гагарина, а сама побежала в военкомат. Прохожие сочувственно оглядывали нас, тощих, на которых кожа висела спущенным чулком, и говорили: «Видно, это дети из Ленинграда».

Мама узнала, что папу Валентина Александровича Камайкина отправили на фронт двумя днями раньше, чем приехали мы. И больше мы его так и не увидели. Он погиб в январе 1945 года…

Семья осталась жить во Владимире и в Ленинград не вернулась – денег на дорогу не было. Вначале им выделили комнату в 16 кв. метров в деревянном доме на Летнеперевозинской, с клопами и без удобств. Работала одна мама: растила троих детей, содержала больную бабушку. Бралась за самую черную и тяжелую работу: чистила картошку в кафе, чинила калоши, была нянечкой в психиатрической больнице. Она все время сдавала кровь, была почетным донором. А талоны на еду, которые ей полагались, отдавала детям.

Сама Лидия Валентиновна выучилась и работала старшим инженером в институте «Гипроагрохим» с 1956 по 2008 год. В отпуске подрабатывала официанткой на турбазе «Ладога» и воспитателем в пионерлагере «Солнечный городок». У нее есть дочь, внуки. В заветном месте хранит она коробочку с медалями, в том числе и юбилейной «В честь 75-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады».

В канун Дня Победы, который она считает главным праздником, Лидия Валентиновна осталась довольна, что ее просьба сделать прическу была исполнена. Услуги парикмахера-волонтера для нее были совершенно бесплатны. А сотрудник соцзащиты пообещала продолжить шефство над бабушкой, пережившей тяготы войны.

Читайте также: Дети войны: истории и судьбы. "Маму я совсем не помню..."

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Самые теплые воспоминания - о мае 1945-го 9 мая в 18:01
Моя бабушка Анастасия Лаврентьевна Голова родилась в декабре 1915 года в селе Ляховицы Суздальского района Владимирской области. Во время войны она работала стрелочницей на железной дороге.
Дети войны: истории и судьбы 7 мая в 13:24
Леночка родилась в конце 1940-го, в декабре. Но день рождения в детском доме ей назначили на октябрь. Внести ясность было некому. В личном деле девочки значилось: «Мать расстреляна карателями, отец - в рядах Красной Арми…
Неблагозвучная владимирская топонимика 27 апреля в 18:04
Классик Некрасов был милосерден. Выясняя, кому на Руси жить хорошо, Николай Алексеевич поселил мужичков-спорщиков в деревни хоть и с неблагозвучными названиями - «Заплатово, Дырявино, Разутово, Знобишино, Горелово, Неело…