23 мая в 11:03
  1. Общество

В Судогде сотрудники Скорой помощи оказались в авангарде борьбы с пандемией

Фото: Анастасия Спирина
28 апреля традиционно отмечается День работников Скорой медицинской помощи. Людей, которые каждый день приходят на помощь всем, кто без них может просто не выжить. Но такого “праздника”, как в 2020 году, у наших медиков не было никогда: пандемия внесла свои коррективы, в разы увеличив сложность, энергозатратность, уровень стресса и, конечно, профессиональные риски фельдшеров, водителей, диспетчеров “скорой помощи”. Корреспондент “ВВ” в Судогде Анастасия Спирина встретилась с людьми, которых сейчас так часто дружно и заслуженно все называют героями.

Тяжесть СИЗов

Попасть на станцию скорой помощи – даже для короткой беседы – невозможно. Но мне удалось застать работников во время так называемого «затишья» - именно в тот час, когда вызовов не было. Согласившись на небольшое интервью, сотрудники Судогодской скорой медицинской помощи (с дистанцией и масками - по всем правилам безопасности) рассказали нам о том, как изменилась их жизнь и работа во время пандемии. 

– Конечно, стало намного тяжелее, - признает диспетчер скорой помощи Ирина Александровна Рыбакова, - вызовов стало больше, часто контактируем с заболевшими коронавирусом. Страшно… У всех семьи: родители, дети, внуки… Всех родственников мы буквально заставляем носить маски, самоизолироваться. Общаемся только по телефону, а продукты пожилым привозим и на ручку двери вешаем, а то мало ли что... 

– Мы, конечно, сами на вызовах обязательно носим специальные костюмы, но они очень неудобные! – рассказывает фельдшер Людмила Александровна Голубятникова, - Тяжелые. Воздух практически не пропускают. Очки запотевают, а трогать их и протирать нельзя! Иногда вот поднимаюсь на пятый этаж на вызов, и чувствую, что могу сознание потерять из-за кислородного голодания. Но иначе нельзя.

Водить тоже неудобно! – подтверждает водитель «скорой» Александр Вячеславович Савинов, - Да и зарплата оставляет желать лучшего.

Без водителей, кстати, фельдшеры как без рук. “Они нам с носилками помогают, по асоциальным адресам с нами ходят – для защиты, там же могут быть и пьяные, и наркоманы неадекватные, и ранее судимые”, - говорит  Людмила Александровна.

– Верно коллеги одну вещь заметили: платят за такую работу очень мало, - говорит Ирина Рыбакова. - Обещанных выплат пока не было. Хорошо, если хоть какую копеечку дадут.

Кстати, на момент разговора у фельдшеров постоянно “пиликали” телефоны – приходили SMS о поступлении заработной платы и поощрений. Шутили между собой: «Что, еще 80 тысяч пришло?».

- Позитива всегда не хватает, мы же работаем с болью, нас вызывают, когда людям плохо, - замечает Ирина Александровна. - Но с коллективом нам очень повезло. Вот и спасаемся только тем, что смеемся друг с другом.

Звонят - “Сердце!”. Приезжаем – коронавирус!

«Лишних» людей на «скорой» не бывает, каждый человек понимает, зачем он там работает. По опыту старожилов: если человек два года отработал и не ушел, значит – уже и не уйдет. А вот если в течение первых двух лет уволился, то на «скорую», очевидно, уже не вернется. 

Это сейчас стало модно называть медиков героями, когда все прочувствовали, что уязвимы, что вирус может достать любого, а бороться с болезнью без них, наших докторов и медсестер, мы просто не можем... Но им тоже нужна поддержка: финансовая – от государства, моральная – от всех нас. 

– Бывает, нам часто грубят на вызовах. А еще откровенно врут и подвергают опасности, - рассказывает Людмила Александровна. - Говорят по телефону, что травма или боли в сердце, поэтому мы приезжаем без защитного костюма. А там - температура и вообще весь букет симптомов коронавируса. Или же – приезжаем в костюме, а люди начинают спорить: “Мы что -  заразные?». Ругаются еще, что мазки не делаем и тесты не возим, но ведь нет их у нас. Это вообще не работа не «скорой»… Мы жизни спасаем – здесь и сейчас. 

– Хочется говорить о позитиве, но печально, что даже по телефону оскорблений до сих пор мы слышим больше, чем благодарностей, - признается Ирина Александровна, - не объяснишь, что работает несколько машин на весь район, поэтому за две минуты врач приехать не может. На чистом энтузиазме держимся. 

Совсем недавно произошла неприятная история, из-за которой водитель и фельдшер чуть не простудились, еще и машина осталась помятой. Поступил вызов из деревни за 20 километров от станции «скорой помощи». Бригада выехала, но машина застряла в этой деревне, так и не доехав до пациента. Водитель остался, а фельдшер пошел искать пострадавшего. Оказалось, что вызов – ложный. Вот у кого хватило совести в пандемию, при  нехватке бригад сделать такое? 

Два трактора МЧС, пытавшиеся вытянуть машину «скорой”, утонули вместе ней. Тогда вызвали третий, мощнее. Он-то всех и спас. Но операция “спасение из грязи” продолжалась всю ночь, сотрудники вернулись домой промокшие и уставшие, а кто-то – из-за мерзавца-шутника – ждал “скорую” дольше, чем мог бы, не случись этого ЧП. 

Бригада в перьях

Некоторые случаи из жизни “скорой помощи” подпадают под формат “и смех, и грех”. Например, когда коронавирус только начал распространяться по области, один местный приехал из-за границы и позвонил на станцию с жалобами на высокую температуру. К нему отправилась бригада фельдшеров. После осмотра решили его госпитализировать для подтверждения диагноза. А на тот момент госпитализация и подозреваемого в заражении “фигуранта”, и всех, кто живет с ним в доме, была обязательной. Но домочадцы путешественника, как услышали об этом, бросились удирать от “скорой” на авто. Добросовестная бригада отправилась за ними в погоню, параллельно собирая штрафы за нарушения ПДД. 

Или случается, что пациенты выздоравливают на глазах! На ушах, точнее: звонят на станцию, жалуются на температуру и другие признаки коронавируса, а стоит диспетчеру заговорить о госпитализации, сразу: «О, полегчало». 

– Запоминающихся случаев, связанных с пандемией, немного, это больше стало рутиной, в память врезаются больше что-то зацензуренное, - смеется Лев Александрович, - но обязательно позитивное!

Фельдшер рассказал, как недавно впервые принимал роды. Все прошло  удачно, а счастливая семья теперь благодарит его каждый раз, как встретит.

Другой эпизод: в конце зимы бригада выехала на вызов с ДТП. Снег тогда шел крупными хлопьями. Женщину с открытым переломом руки погрузили в машину «скорой» для оказания первой помощи. Верхнюю одежду с нее снять было невозможно, решили резать рукав. И тут содержимое пуховика разлетелось по салону, прилипая ко всем, кто там находился. Так и приехала бригада с пострадавшей в Красный крест - вся в перьях. Но всех спасли!

Напоследок мне рассказали очень поучительную историю из практики. В кювет слетела машина с пожилой супружеской парой. Оба выжили, но были очень сильно травмированы. Транспортировать людей с множественными переломами всегда тяжело – и одна бригада могла очень долго с этим справляться. Однако подоспела помощь в лице просто проезжающих мимо молодых людей. Потом оказалось, что в остановившейся машине неравнодушных были дети пострадавших! Так что берегите медиков, чтобы у них были силы беречь вас. Ведь однажды спасение может понадобиться вам.

Читайте также: Во Владимирском реабилитационном центре дети оказались в полной изоляции

Автор:
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Алексей Мозалёв трудоустроился в Нижегородской области вчера в 20:29
26 мая экс-глава облздрава Владимирской области Алексей Мозалёв назначен заместителем министра здравоохранения Нижегородской области. На этот пост его пригласил московский коллега, ныне являющийся министром здравоохранен…
Последний звонок прозвучит для 1635 владимирских школьников вчера в 19:14
Долгожданный последний звонок все-таки прозвучит в этом году для школьников Владимира в ближайшую пятницу – 29 мая. Праздник впервые пройдет в режиме онлайн.
В Юрьеве-Польском бывшего пристава обвиняют в присвоении денег должников вчера в 18:36
Юрьев-Польский районный суд рассмотрит уголовное дело в отношении бывшего судебного пристава-исполнителя. Женщину обвиняют в присвоении с использованием служебного положения 125 тысяч рублей взысканных долгов.