24 октября в 13:29
  1. Общество

Как врачи Владимирской губернии боролись с эпидемиями

Сейчас врачи снова рискуют жизнью, останавливая очередную эпидемию. Дореволюционные отчеты земских медиков наглядно показывают, как брали под контроль вспышки инфекционных заболеваний на уровне уездов и в масштабах всей Владимирской губернии. Рассказывает обозреватель "ВВ" Александр Известков.

50 копеек суточных 

Во Владимирской губернии земские органы управления медициной явно учли потери от масштабных эпидемий первой половины XIX века. Например, от массовых вспышек холеры, когда гибли десятки тысяч человек в 1830 году при губернаторе Куруте или в 1848 году - при губернаторе Донаурове. Кстати, оба они получили ордена за борьбу с холерой - как за подвиги на войне.

К концу XIX - началу XX века предупреждение эпидемий было уже «визитной карточкой» владимирского земства. Вот что можно было прочитать в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона за 1892 год: «В области попечения о народном здоровье Владимирское губернское земство, кроме обязательного заведования губернскою больницею с отделением для психических больных и богадельнею, принимает меры для пресечения эпидемий и заботится о возможно лучшей постановке земской медицины в губернии. С этою целью оно устроило несколько съездов врачей и приступило к изучению санитарного состояния губернии». Кроме того, «земство произвело санитарное исследование фабрик и промышленных заведений, школ и т.д., изучило распространение сифилиса и других заразных болезней в губернии».

На основе опыта были выработаны четкие инструкции для врачей и фельдшеров с алгоритмом действий при выявлении эпидемических очагов. По такой инструкции для медиков от 1910 года видно, какие болезни особенно грозили эпидемиями: «Оспа, тиф, скарлатина, дифтерит, дизентерия, холера, чума считаются особенно вредоносными эпидемиями, при распространении которых принимаются особые меры, намечаемые врачебным совещанием: увеличение персонала, организация временных больничек, продовольствие бедных больных и т.п.»

Сейчас врачей не хватает, а тогда земство вообще располагало единицами врачей на целый уезд. Правда, были еще врачи при фабричных больницах, но они относились к сфере частной медицины и заботились, прежде всего, о рабочих на фабриках. 

На места вспышек инфекций откомандировывали фельдшеров. В инструкции для них уточнялось, что «кто-либо из фельдшерского персонала может быть командирован врачом на место эпидемии и оставлен на некоторое время жить в селении для подачи медицинской помощи». За это фельдшеру полагалось 50 копеек суточных. Солидный стимул в те времена. Если эпидемия разрасталась, доходила очередь до командирования эпидемического и санитарного врача. А если уж уездное земство понимало, что своих медицинских сил не хватит, то обращалось на губернский уровень — с просьбой прислать из Владимира спецсанотряд.

Мобильные санотряды 

О том, как действовали отряды из губернского центра в уездах во время холерной эпидемии 1893 года, повествует доклад легендарного губернского санитарного врача Александра Смирнова. Он сообщает, что на средства губернского земства тогда были организованы подвижные санитарные отряды. Снабженные за губернский счет необходимыми медикаментами, приборами и инструментами такие отряды отправлялись в уезды, где появилась холера. Целый мобильный санотряд образца 1893 года включал одного врача, двух фельдшеров, двух сестер милосердия и двух санитарных служителей. Но часто отряды выезжали в неполном составе. Интересно, что при нехватке врачей сплошь и рядом на борьбу с холерой отправляли студентов-медиков. 

Первый заболевший холерой в губернии был выявлен в Покровском уезде - крестьянин-плотник, вернувшийся с заработков в Москве. «Более раннее развитие холеры в Москве предупреждало нашу губернию, в лице приехавшего в Покров плотника, откуда ждать заноса эпидемии», - пишет Александр Смирнов. 

2 июля 1893 года в 4 часа дня в губернской земской управе получили телеграмму председателя Покровской уездной управы о смерти того самого крестьянина-плотника. С 8 июля начались заболевания в Покровском уезде; к 20-м числам июля больные холерой были выявлены уже в 7 селениях уезда. Ситуацию взял под контроль губернатор Михаил Теренин.

18 июля из Владимира в Овчининскую волость Покровского уезда поездом был отправлен санитарный отряд в составе врача Клячко, студента Гольшуха, фельдшера Полякова, сестер милосердия Небогатиковой и Ставровской и служителей Лужкова и Косаткина. Отряд действовал эффективно, во многом благодаря поддержке местных жителей: «Местные крестьяне, выражая сильную боязнь холеры, относились к персоналу санитарного отряда с доверием, оказывая лицам отряда во всем полное содействие к прекращению эпидемии». Врачу удалось даже устроить в Новоселове временный заразный барак для изоляции больных. Но уже к 26 июля холерная эпидемия в Овчининской волости ослабела.

Гораздо труднее пришлось санитарному отряду в селе Ундол Владимирского уезда. Группу в составе сестер милосердия Шуберт и Недошивиной, двух фельдшеров и двух санитарных служителей возглавил студент-медик Андриевич. К совместным действиям подключились местный фабричный врач Полянский и фельдшеры. Все вместе они, пишет Смирнов, «энергично и умело подавали врачебную помощь, но вследствие замечательно быстрого распространения болезни крайне утомились, не спавши несколько ночей, день и ночь посещая больных. При этом ...село Ундол раскидано на большем пространстве и что местные больные требовали, чтобы их лечили на дому, и потому одна ходьба из избы в избу причиняла медицинскому персоналу сильное утомление». 

Тогда уже почти все крестьянские избы в Ундоле были превращены в квартиры фабричных рабочих — их там было около 6 тысяч. Вот это могла быть вспышка! 

«Население в раздражении»

А народ был недоволен тем, как его спасали! «Обнаружилась крайняя требовательность и даже, если можно так выразиться, капризность населения, состоявшая, например, в том, что больные, желая лечиться на дому, а не в устроенных временных бараках, не пользовались при приеме лекарств услугами своих домашних, а требовали, чтобы едва ли не каждые четверть часа их посещал кто-либо из лиц медицинского персонала».

Возникла еще одна проблема, отмеченная Смирновым: «Местные жители, не позволяя везти гроб в церковь на лошади, требовали выноса его на руках, но сами не выносили; поэтому, чтобы не раздражить население, это приходилось делать медицинскому персоналу». Дальше - больше! «Под впечатлением крайне тяжелой формы заболеваний и значительного процента смертности местное население стало приходить в раздражение». 

Как назло, 1 августа один из санитаров от усталости допустил ошибку: «Утомленный работою служитель, производя посредством гидропульта дезинфекцию трупа умершей карболовою кислотою, нечаянно попал брызгом на шею одного близ стоявшего крестьянина и, конечно, причинил незначительный обжог», - докладывал Смирнов. В результате «неудовольствие» крестьян перешло «в угрозы противодействовать медицинскому персоналу». Но число заражений росло. Пришлось присылать в Ундол еще один санотряд из Владимира и задействовать силовиков. Людей удалось утихомирить.

Языком цифр

Отчет по итогам холерной эпидемии 1893 года дает представление о путях ее распространения и масштабе. В июле она сразу появилась во Владимирском, Покровском, Вязниковском, Меленковском и Ковровском уездах, усилилась в Иваново-Вознесенске, а с начала августа «отродилась» в Муромском уезде и была занесена в Гороховецкий и Суздальский уезды. 

«К несчастию нашей губернии, - писал в очередном отчете Смирнов, - сильное развитие эпидемии в Покровском и Владимирском уездах, как и в гор. Иваново-Вознесенске, наблюдалось в местах наибольшего скопления фабричных рабочих; объятые ужасом проявления холеры некоторые рабочие ушли домой и этим путем занесли заразу в родные селения. Так... фабричные рабочие из Покровского уезда занесли заразу в 7 селений, с фабрик Владимирского уезда в 15 селений, а из гор. Иваново-Вознесенска - в 4 селения».

Всех холерных больных в эпидемии 1893 году по губернии насчитали 1483; в числе которых «723 мужского пола, 758 женского и 2 неизвестного» (В отчетах с мест не был указан пол. - Прим. авт.) Умерло 609 человек, то есть 41% из всех заболевших. По оценкам тех лет, это «небольшие цифры». Всего эпидемия холеры 1892-1893 годов охватила 77 губерний и унесла 300 тысяч жизней. Так что цифры потерь по нашей губернии могли быть и больше, если бы не герои-медики.

Читайте также: Владимирский губернатор разрешил конфликт между рабочими и капиталистами

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
В Коврове определи три общественных пространства для благоустройства в 2021 году сегодня в 18:30
По федеральной программе «Формирование комфортной городской среды» (в рамках национального проекта «Жильё и городская среда») в городскую казну из федерального и областного бюджетов поступит порядка 59 миллионов рублей.…
Областная детская клиническая больница продолжает плановые госпитализации сегодня в 17:49
Одним из негативных последствий короновирусной эпидемии стало ограничение плановых госпитализаций и операций. Это несло опасность ущерба здоровью людей – справедливо жаловались наши сограждане.
Во Владимирской области тесты на ковид делают положенные 48 часов сегодня в 17:26
Директор департамента здравоохранения Владимирской области Елена Утемова заявила, что в государственных лабораториях региона полностью ликвидирована длительная очередность на получение результатов тестов на ковид.