10 декабря 2010 в 04:14

Журналист старой закалки

В один из ноябрьских дней 1955 года я, имея на руках диплом об окончании филфака МГУ, был зачислен в штат областной газеты «Призыв» в качестве литературного работника и направлен для прохождения службы в отдел информации. Сама редакция размещалась тогда в небольшом двухэтажном здании на углу улиц III Интернационала (ныне ‑ Большая Московская) и Музейной.  
Пошел не всегда простой для новичка процесс вступления в творческие и личные отношения с ее сотрудниками. Редактор газеты Арсений Иванович Троицкий, его заместитель Евгений Иванович Осетров, технический секретарь Эсфирь Николаевна Андреева, которую тогда, как и много лет спустя, все называли Ритой, заведующая отделом информации Мария Григорьевна Громова... Они были первыми моими наставниками в журналистском деле.
Следующим, естественным по своей сути, актом было желание разобраться в расстановке сил, понять, кто есть кто в редакционном коллективе. Летучки, еженедельные обзоры вышедших в свет номеров, сопутствующая им критика и самокритика привлекали внимание к тем фигурам, которые играли в жизни всего коллектива заглавную роль. Одной из таких фигур был молодой и энергичный заведующий сельскохозяйственным отделом Николай Иванович Демьянов. Тема подъема сельского хозяйства, всей жизни в деревне была тогда одной из самых главных в работе редакционного коллектива и занимала много места на страницах газеты. И в эту работу, по инициативе Демьянова, приходилось включаться и сотрудникам других отделов. Когда я приобрел некий опыт, то также нередко отправлялся на село. А через год с небольшим был переведен приказом редактора в сельскохозяйственный отдел.
С той поры до ухода Николая Ивановича на пенсию, уже с должности редактора газеты, я работал с ним бок о бок, за исключением маленького перерыва, о котором скажу ниже. Но сначала хочу познакомить читателя газеты с отдельными биографическими данными героя моего повествования, которые до последнего времени и мне не были известны. Помог ознакомиться с ними сын Демьянова, тоже Николай, предоставивший в мое распоряжение некоторые документы отца.
Передо мной книжечка в зеленой обложке ‑ военный билет офицера запаса. В ней короткие записи. Родился в деревне Подкопаево Орловской области 10 декабря 1925 года. Проходил в Вооруженных Силах Союза ССР службу с января 1943 года по октябрь 1945-го. Значит, ушел в армию, едва достигнув 17-летнего возраста. Был демобилизован в неполные 20 лет. Всего 20 лет! А каков послужной список юного солдата. Январь - июнь 1943 г. ‑ курсант Винницкого военного училища, перебазированного тогда в наш Суздаль. Сокращенный до пяти месяцев курс обучения ‑ и фронтовые дороги. Воронежский фронт - в должности командира отделения, 4-й Украинский ‑ в должности помощника командира взвода, 1-й Прибалтийский ‑ в должности парторга роты. За это время боец Демьянов дважды находился на излечении в госпиталях после ранений: средней тяжести ‑ в августе-сентябре 1943 г. и тяжелого: октябрь 1944 ‑ март 1945 г., затем направлялся в другие части и подразделения
Хочу заметить, что, вернувшись в родные места, юный «ветеран», совершивший вместе с товарищами по оружию высокий жизненный подвиг, не кичился заслуженной славой. У него появились занятия более важные: пришлось не только начать зарабатывать деньги, но и основательно засесть за учебу. В 1946 году он получил наконец документ о полном среднем образовании в школе рабочей молодежи в городе Коврове, ставшем ему второй родиной после переезда сюда в голодные тридцатые годы вместе с родителями из орловских мест. До ухода в армию добровольцем он прошел только 9 классов.
О том, как некоторое время спустя стал газетчиком, Демьянов рассказывал в своих воспоминаниях так: «В журналистику меня привели стихи. Еще будучи школьником, я пытался рифмовать и, повзрослев, не бросил этого занятия. Как-то в 1947 году я аккуратно переписал несколько своих творений и без всякой надежды почтой отправил их в редакцию городской ковровской газеты «Рабочий клич». Когда я уже забыл об этом, ко мне домой пришел ответственный секретарь редакции Иван Ковалев. Мы познакомились, он посмотрел мой скромный архив, с пристрастием расспрашивал, не занимаюсь ли я плагиатом, и пригласил бывать на собрании литературной группы. Я зашел раз, другой, меня стали печатать в «Рабочем кличе», а через два-три месяца предложили место штатного сотрудника».
Вторым литсотрудником в этой редакции, в штате которой были еще два человека ‑ редактор и ответственный секретарь, ‑ был тогда Василий Акулинин. Работавший до того простым станочником на оборонном заводе и также занимавшийся сочинительством, он вел в газете промышленную тематику, а Демьянов ‑ сельскохозяйственную. Эти направления сохранились за ними и в редакции «Призыва», куда они, с разницей в два-три года, были потом приглашены. А через ряд лет оба стали своего рода «столпами» областной журналистики, а впоследствии достигли и руководящих постов.
Подробности этого пути ‑ за пределами рамок газетного материала. Да и всего не охватишь. Остановлюсь лишь на некоторых этапных периодах на журналистской стезе Демьянова, когда я работал непосредственно под его началом и когда сам формировался как газетчик.
Середина 50-х годов. В стране взят курс на всемерный подъем сельского хозяйства, улучшение деревенской жизни в целом. Мой руководитель и наставник вступил в должность зава всего лишь за полгода до моего появления в редакции, но хотя у него за плечами всего лишь школа рабочей молодежи (чего я тогда не знал), а у меня ‑ университет, - он для меня ‑ «мэтр». От него я узнаю азы сельскохозяйственного производства, получаю практические советы, осваиваю термины и газетную лексику. Начинаю разбираться в том, как выглядит, например, «зеленый конвейер», что значит выражение «закрыть влагу», что это за штуковина ‑ «лемех». А потом втягиваться в подготовку полос и подборок.
Работа журналистов, ведущих сельскую тему, осложнялась тогда вопросами: как доехать до места назначения, где переночевать и пообедать. Не было ни электричек, ни автобусов. Командировка выписана ‑ добирайся, как хочешь: в тамбуре одного из редких поездов, в кузове попутного грузовика, в машине знакомого областного начальника, а там, в глубинке, на случайной или выпрошенной у председателя колхоза подводе. Правда, и в этих ситуациях помогало удостоверение работника областной газеты. Печатное слово журналиста играло тогда очень действенную роль: кто-то и недолюбливал нашего брата, а реагировать на критическую публикацию был обязан. «Прелестей», о которых речь шла выше, Демьянов, начав поприще на сельскохозяйственной ниве еще в ковровской газете, полагаю, испытал в большем объеме, чем я.
Непростыми были и проблемы житейские, время-то было послевоенное. В памяти жива сценка из той поры. Мы в своем отделе за рабочими столами. Николай Иванович внешне спокоен, но коленка его под столом ходит в нервном движении сверху вниз и обратно. Дело в том, что где-то во властных органах решается вопрос об ордерах на жил-
площадь в новом доме, что-то там предполагается выделить и моему шефу: но всякое бывает ‑ могут и вычеркнуть из списка в последний момент. Но пронесло! Демьянову с семьей дали две комнаты в трехкомнатной квартире на улице Стрелецкой, а мне выдали ордер на его прежнее жилье в коммунальной квартире на улице Мира ‑ комнату примерно в 15 квадратных метров.
Другой важный и интересный для меня этап - работа в секретариате редакции. В ноябре 1958 года Демьянова утвердили в должности ответственного секретаря. А в марте следующего года в секретариат заместителем ответственного секретаря был переведен и я. В той же должности тогда работал Анатолий Петрович Кобзев, воин‑десантник, потерявший в одной из боевых операций кисть левой руки: ее заменял протез. Секретариат редакции ‑ это своего рода штаб. Секретарь - начальник штаба, который в оперативном порядке руководит текущей работой по выпуску номеров газеты, в значительной степени определяет их содержание. Редактор решает судьбу лишь главных направлений и конкретных материалов. Заместители секретаря работают над первоочередными «картами» - макетами страниц будущей газеты. В подробности вдаваться не буду. Отмечу только одно важное качество в руководстве небольшим коллективом «штаба», которое проявлялось и во время работы в сельхозотделе: Николай Иванович никогда не давил своим начальственным авторитетом, давал возможность сотрудникам принимать решения самостоятельно, проявлять свои лучшие способности и склонности.
Эта дружная, на мой взгляд, совместная работа была прервана из-за очередной реформы, проведенной по инициативе неуемного Никиты Сергеевича Хрущева. Партия и все ее звенья на некоторое время были искусственно разъединены. Появились в областях промышленные и сельскохозяйственные обкомы КПСС, зональные партийные и советские органы и межрайонные газеты. В одну из них, носившую название «Сельская новь», среди других выдвиженцев был направлен редактором и Демьянов. Возможно, сыграло свою роль и то обстоятельство, что не возражал против этого решения тогдашний и многолетний редактор «Призыва» Леонид Алексеевич Кузьмин. Однако меньше чем через год, поразмыслив, он же предложил «выдвиженцу» вернуться в «Призыв», но уже на должность заместителя редактора.
О дальнейшем развитии событий, которые после выхода Л.А.Кузьмина на пенсию, привели Демьянова к редакторскому креслу, о работе с ним, снова бок о бок, в должности заместителя редактора рассказывать не буду. Новое время, новые веяния, новое руководство побудили Николая Ивановича по достижении пенсионного возраста покинуть пост редактора. Хочу вкратце остановиться на некоторых, не отмеченных еще сторонах, характеризовавших этого человека.
Прежде всего, хочу сказать о том, что от работника областной газеты, особенно в то время, о котором идет речь, требовалась не только определенная степень владения журналистским ремеслом, но и своего рода трудовая доблесть и выносливость. Рабочий день был ненормированным. Командировки за материалами для беспрестанно работающего газетного конвейера, хоть в дальние районы, - на один-два, редко - три дня. Дежурства ‑ плановые и по различным поводам. Обширные доклады Хрущева, материалы пленумов ЦК КПСС и съездов, исчисляемые газетными полосами большого формата, требовали не только глаз двух пар корректоров, но и параллельной сверки текстов с телетайпными оригиналами, для чего формировались специальные бригады считчиков из числа тех же работников редакции. Для редактора и его заместителей эти ночные бдения нередко были нормой. Сын Демьянова Николай сказал мне, что в детские годы имел редкие возможности пообщаться с отцом: уходил тот на работу рано, а возвращался поздно, когда он и его брат Никита уже сладко спали.
И в этих условиях Николай Иванович не забывал о том, что надо пополнять знания, учиться: ведь формально-то даже тогда, когда обком КПСС утвердил его заместителем редактора, за спиной у него была только та же школа рабочей молодежи, которую он окончил через два года после возвращения с фронта. И когда в 1964 году он получил диплом Высшей партийной школы при ЦК КПСС, в которой учился заочно, ‑ это была вторая его большая победа. Кстати, я и другие его сослуживцы мало что знали о самом факте и процессе этой учебы.
Когда окидываешь мысленным взором пройденный Демьяновым путь, приходишь к пониманию, что он всю жизнь воспитывал себя сам. Отсюда его неослабевающий интерес ко многим явлениям жизни, тяга к людям творческим. И сам он обладал незаурядной притягательной силой как личность. Сын его составил список, конечно, неполный, в нем сорок фамилий лиц, с которыми Николай Иванович дружил и с кем находился в добрых приятельских отношениях. Назову людей, наиболее близких и, на мой взгляд, ярких. Это писатели и поэты С.Никитин, С.Ларин, А.Фатьянов, В.Солоухин, директор местного издательства Л.Мацкевич, художники В.Юкин, К.Бритов, Б.Французов, руководитель музея в Суздале и великолепный знаток истории этого города А.Варганов, ведущий артист областного драмтеатра И.Туйметов, адвокат Н.Атабеков, врач А.Орфаниди… Все они не раз бывали в гостях у Демьянова за хлебосольным столом, который накрывала хозяйка дома Маргарита Васильевна.
Самым давним и близким другом, с ковровских еще времен, был, конечно, Сергей Никитин. Его творчеству Николай Иванович посвятил, выйдя уже «в отставку», книжку воспоминаний «Путь к первой книге».
Я и сам числю себя в друзьях Николая Ивановича. Я тоже сиживал с ним за праздничными столами, но наша дружба больше была тесной и плодотворной связью товарищей по работе, в которой особенно ценится надежность отношений, взаимопонимание, взаимопомощь и взаимовыручка в неких сложных условиях. Мы друг друга никогда не подводили. Поэтому я очень ценю подаренный мне им в феврале 2001 года сборник рассказов Сергея Никитина с памятной надписью: «Юбиляру Юрию Корнилову ‑ коллеге и другу - творчество моего друга - тоже юбиляра». Никитину в том году исполнилось бы 75 лет.
Заканчивая этот очерк-воспоминание, хочу все-таки сообщить о наградах и званиях, которые нынче существенно утратили свое значение, но содержат оценку труда и жизненного пути Демьянова в целом. Ратные заслуги его отмечены орденами Красной Звезды, Отечественной войны и медалями. Деятельность журналиста Демьянова отмечена высокой наградой ‑ орденом Трудового Красного Знамени. Ему было также присвоено звание заслуженного работника культуры РСФСР.


Автор:
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
вчера в 17:43 Мужчина попытался поджечь здание Правительства Владимирской области
В пресс-службе Правительства Владимирской области рассказали об инциденте, который случился в субботу, 13 апреля, возле здания на Октябрьском проспекте. Неизвестный мужчина попытался поджечь здание регионального правител…
вчера в 11:15 Большая вода: как Владимирская область подготовилась к паводку
Журналисты «ВВ» побывали в заречной зоне Вязниковского района, которая ежегодно страдает от половодья. Как оперативные службы и местные жители подготовились к паводку?