14 декабря, 01:42
10 октября в 11:06

Зигзаги судьбы села Мосина

Сегодня не поймёшь, какой это населённый пункт Мосино. Лет пятнадцать назад это было село Суздальского района. Затем оказалось в черте города Владимира, и стали его именовать микрорайоном. Даже табличку на въезде установили. А потом вдруг сняли табличку, потому что выяснилось: статус села никто не отменял. Так что сегодня Мосино - это село в городе. Ну, почти, как Ватикан в Риме. И церковь тут есть. Не собор святого Петра, конечно, однако большую роль в истории села сыграла.

В XVII веке древнее село Семёновское (сегодня оно возле Энергетика, неподалеку от птицефабрики «Центральная») бывший владелец подарил Владимирскому Рождественскому монастырю. С окрестными деревнями, в том числе и Мосином. В «Историко-статистическом описании церквей и приходов Владимирской епархии», изданном в 1893 году, деревня МосинА (именно так она здесь поименована) упоминается в составе прихода села Семёновского Владимирского уезда.

- У нас тут не было помещика, - уточняет Надежда Ивановна Курюгина, старожил Мосина. - Не было и церкви. Кому церковь-то строить? Многие мужики работали в Москве на подряде. Приезжали домой на Пасху на две недели и на Рождество. За это время надо и отдохнуть, и помочь по хозяйству. И в церковь обязательно - иначе батюшка выговор сделает. А до Семёновского 6 километров. И отпевать, и хоронить покойников туда возили. Очень неудобно и тяжело. Набирать людей на работы по строительству в Москве сюда приезжал прораб Шубников Фёдор Иванович. Он и дом себе в Мосине построил, хотя сам не местный. Вот мужики к нему и обратились. Надо, мол, свою церковь, Фёдор Иванович, поставить.

В 1764 году Екатерина II своим указом упразднила монастырские вотчины. Крестьяне из монастырских крепостных стали экономическими, то есть государственными. И оставались таковыми до самой революции 1917-го. Занимались сельским хозяйством, но жизнь заставляла искать источники заработков на стороне. Отходничество постепенно превращалось в основной вид занятий для мужчин. Но в те времена деревня не умирала, как это происходило и происходит в наше время, из-за того, что её жители искали работу в городах, а, наоборот, богатела и развивалась.

- Деньги на церковь дал Шубников, - рассказывает Александр Дмитриевич Додуев, который историю церкви досконально выяснил. - Это была не просто церковь, а со школой. Алтарь, дальше классы для занятий, а в конце колокольня…

Но мосинские жители хотели свой приход, свое кладбище и чтобы в церкви отпевать покойников. А пока школа здесь располагалась, делать этого было нельзя по санитарным правилам. В 1907 году решили отдельную школу построить. И построили - всем миром. На фотографии, обнаруженной после долгих поисков Додуевым, многолюдное собрание по случаю открытия школы в новом здании. Есть в архиве Александра Дмитриевича и другие снимки. Даже по фотографиям видно, что Мосино из захудалой деревни к началу Первой мировой войны превратилось в богатое, многолюдное село. Одних детей вон сколько!

Война, потом революция. Ещё одна война - гражданская, колхозы… А церковь всё стоит и стоит на своём месте, и службы там идут. И в школу тоже исправно дети ходят.

- Я ещё в этой школе училась, - вспоминает Надежда Ивановна. - Здесь была такая красивая лестница на второй этаж! В последнее время тут проводили собрания дачники-садоводы, а потом они её забросили и даже кое-что растащили.

Церковь закрыли только в 1939-м, когда финская война началась.

По словам Додуева, приехала полуторка… на дровах. Раньше такие машины были. Бензин или солярка для них не нужны. В кузове стоял «самовар» (что-то вроде печки-буржуйки), соединенный трубой с мотором. В этот «самовар» надо было круглые обрезки («шашки») подбрасывать. Вот на таком печном газу двигатель работал.

Приехали, погрузили иконы, хоругви, другую утварь.

- Этими ребятами ещё брат тёти Мани Зайцевой командовал, - вспоминает Додуев. - Кем уж он и где числился, не знаю. Только потом он ногу сломал. А люди ещё до визита этих безбожников потихоньку иконы домой уносили. Такое правило было, чтобы строго поодиночке, чтобы даже другой, такой же с иконой, тебя не видел, чтобы «чёрный воронок» ночью к тебе домой не приехал.

Случилась ещё одна война. С Гитлером. Историки сегодня пишут, что немцы начали церкви открывать, а вслед за ними и Сталин вроде как опомнился. Синод разрешил. Даже патриарха избрали. Но немцы сюда к нам не добрались, а Сталину, видно, не до Мосина было. К тому же церкви недолго открывали - снова стали закрывать. По словам старожилов, сброшенный с мосинской колокольни колокол в войну потихоньку, частями, в металлолом сдавали. А взамен местные жители получали одеколон. Употреблялся он в основном вместо спиртного, которое во время войны в сельских магазинах продавать было запрещено.

В 1960-е годы церковь снесли, кирпич, какой целым остался, вывезли. Говорят, первую баню в соседнем селе Спасском из этого кирпича построили. А на развалинах, в самом центре Мосина, постепенно образовалась грандиозная свалка.

В 1983 году научно-исследовательский институт защиты животных, или Ящурный, как его называют в обиходе, основал здесь садовое товарищество «Мосино». Суздальские власти, мудро воспользовавшись этим обстоятельством, передали товариществу в постоянное пользование развалины церкви и здание школы, к тому времени уже сильно обветшавшее. При этом в тексте решения исполкома Пригородного сельсовета Суздальского района от 3 ноября 1986 года за номером 52/11 особо подчеркивалось: «Обязать председателя правления садоводческого общества «Мосино» Захарова К.Ф. содержать здание церкви и помещение бывшей школы в надлежащем санитарном состоянии…»

Времена менялись. Начальство ещё не побежало к алтарям со свечками в руках, демонстрируя свой православный патриотизм, но уже задумалось о привлекательности культурного наследия, его, так сказать, материальной части.

В 1996 году началось восстановление церкви в Мосине. Одного мусора вывезли десятки машин. А восстановить церковь помог всё тот же Ящурный институт. К его тогдашнему руководителю Анатолию Гусеву и обратился Александр Дмитриевич Додуев - к этому времени он уже десять с лишним лет как был избран председателем совета села. Потом и другие директора института помогали.

Архиепископ, а ныне митрополит Евлогий благословил открытие церкви. Получилось только, что церковь Покровская, а приход Казанский. Но владыка Евлогий предложил не заморачиваться формальностями. Главное – приют души ожил. Люди сюда потянулись. В Мосине сегодня 50 домов постоянных жителей (в начале XX века было 120) и более 500 садовых участков. Городской автобусный маршрут сюда продлили. А недалеко от въезда в село появилась ещё одна табличка с названием населённого пункта Новое Мосино. На бывших совхозных полях согласно генеральному плану развития города ведётся строительство коттеджного посёлка. Престижное, значит, место...

Автор: Евгений Скляров
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
На здании филармонии открыли мемориальную доску в честь Тихона Сушкова вчера в 18:38
В череде событий, посвященных 100-летию со дня рождения легендарного руководителя области Тихона Степановича Сушкова, 13 декабря состоялось открытие мемориальной доски на здании областной филармонии.
Владимирцы отдавали пострадавшим в Спитаке вещи, деньги, кровь вчера в 13:45
Тридцать лет назад землетрясение в Армении унесло десятки тысяч жизни людей и превратило в руины многие населенные пункты. Восстанавливали их всем миром. И жители Владимирской области были в числе первых, кто приехал пом…
Век Тихона Сушкова 7 декабря в 20:45
Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения Тихона Сушкова (1918-1999). Он с 1960 по 1985 год возглавлял исполком Владимирского областного Совета народных депутатов и вместе со своим товарищем, первым секретарем обкома К…

Орфографическая ошибка в тексте