19 ноября в 16:36
  1. Общество

Ядерная проблема Владимира: взгляд экспертов

Знаете ли вы, что на месте ЖК «Танеево-парк», который сейчас не ругает только ленивый, доминанту рисовал еще архитектор Владимир Выборный в генплане 1985 года? Высотная постройка на бровке надпойменной террасы должна была перекликаться с Успенским собором. Вот только уровень современного архитектурного решения, увы, не соответствует уровню доминанты...

«ВВ» продолжают разговор о проблемах исторического ядра Владимира, переживающего сейчас драматичный период. Мы собрали и обобщили для вас экспертные мнения историков, краеведов, архитекторов, градостроителей, их видение настоящего и будущего центра Владимира. Получилось неожиданно, даже местами провокационно…

Как появилось «ядро»?

- Далеко не все российские города могут похвастаться таким цельным историческим ядром. Этой «памяти города» у многих просто не существует. Поэтому мы должны ее сберегать, - говорит молодой архитектор, участница престижной программы Минстроя «Архитекторы.РФ» Ольга Бутрим.

Напомним, как Владимиру удалось сохранить это сокровище. В начале 1970-х институт «Гипрогор» разработал для Владимира генплан, которым предусматривался снос всей исторической застройки. А рядом с Золотыми воротами планировались панельные «хрущевки». Это было модно, современно, решало жилищную проблему и избавляло центральную часть города от ветхих полукаменных домиков без водопровода и канализации.

Ценность исторической застройки тогда понимала лишь небольшая часть культурной общественности. Для градостроителей и партийного руководства она была отнюдь не очевидна. И то, что мастерской «Владимирреставрация» во главе с Игорем Столетовым удалось отстоять центр, можно считать чудом. До нас такого в СССР не было. Владимир стал первым городом в стране, получившим план реконструкции исторического ядра.

Впервые под охрану брали не отдельные памятники истории и архитектуры, а весь комплекс застройки XVIII-XIX и начала XX веков – городскую среду губернского периода истории Владимира.

В проекте реконструкции Столетова 1982 года были даны исторические справки по каждой постройке, обоснования их архитектурной и исторической ценности. И на основании этого по каждому дому решался вопрос о сохранении или сносе с последующей реконструкцией.

Новое строительство в пределах валов XII века тогда тоже было четко регламентировано. Именно в тот период возникли закрепленные законом ограничения по высотности (Проект зон охраны исторического ядра 1979 года).

Заслуженный архитектор России Владимир Пичугин считает проект Столетова эталоном, к которому сейчас нужно вернуться. Но есть и другие мнения.

Главному архитектору института «Владимиргражданпроект» Николаю Волкову не нравится, что у Столетова слишком много исторических зданий определено под снос. А реконструкция кварталов предполагает объединение участков и уход от дисперсности, столь характерной для старого Владимира.

Вот современный пример: на Летнеперевозинской вместо трех домов появится один. Такое укрупнение застройки ведет к размыванию исторической среды и рискует закончиться ее полным уничтожением, беспокоится Волков. И тенденция эта, по его мнению, была заложена еще в 1970-х.

До сих пор, по мнению Волкова, исторический центр спасало лишь то обстоятельство, что он был мало интересен застройщикам. Но сейчас наступил очень опасный период, когда у строительных фирм появились деньги и интересы в историческом ядре.

«За такое надо дипломы отбирать»

То, что строится в центре Владимира сейчас, критикуют все без исключения наши эксперты.

- У нас занимаются историзмом, делают город-декорацию. Лепят окна с наличниками из пенопласта. Это пропорционально и исторически не соответствует среде, которой они пытаются потакать. Это все делается некачественно, фальшиво. Мне очень не нравится, как проектируют в историческом ядре. Я не уважаю этих людей, потому что я считаю, что они губят город с тысячелетней историей. Это след, который точно не будут сохранять, а снесут рано или поздно. Но хуже всего, что люди начинают терять вокруг себя среду, - говорит Ольга Бутрим.

- Панорамности древнего города нанесён непоправимый урон - воткнуты высотные дома на Семашко и Студеной горе. Это сильно исказило облик города. Даже «Танеево-парк» так не навредил старому Владимиру. Новой застройкой испорчен Костерин переулок, - негодует сотрудник Госархива, краевед Алексей Арескин.

У Волкова на рабочем столе есть папка с градостроительными ошибками, воплощенными в историческом ядре. В ней – десятки фото, и она не перестает пополняться совершенно чужеродными для Владимира и безвкусными до пошлости образцами.

- Проблема в том, что у нас в городе отсутствует спрос на качественную архитектуру, - сетует Волков.

- Дипломы надо отбирать за такое, - вторит ему Владимир Пичугин.

Однако самое печальное, что большая часть примеров из этой папки позора построена с соблюдением регламентов, действующих в историческом ядре. Со времен Столетовского проекта реконструкции они обновлялись один раз – в 2010 году. И к ним у наших экспертов - масса претензий.

Волков недоумевает: местные регламенты разрешают более высокую плотность застройки, чем СНиП «Градостроительство», что вообще незаконно. А главное, они не выполняют своей функции – не защищают историческую канву от инородных, не характерных для Владимира объектов.

Вдобавок застройщики пытаются извлечь максимум из регламентов, в итоге исчезают акценты и силуэт, столь характерные для Владимира.

Поэтому наши эксперты как один поддерживают пересмотр регламентов в зонах охраны исторического ядра и, как и застройщики, заказавшие документ, поддерживают повышение параметров высотности.

- Шпили колоколен, как иголочки, держат на себе весь объем старого города. Создание акцентов, в том числе и современных, очень важно. Это создает определенную ритмику пространства. Другой вопрос, что форма акцента и особенно его завершение должны быть очень качественными с точки зрения композиции. Мы не можем сделать везде регламент одной высоты, это неправильно. Посмотрите, как сильно вытягивается вверх колокольня относительно Успенского собора. При этом важно, что она абсолютно не копирует памятник, а содержит в себе архитектуру, актуальную для своего времени. И она тоже стала памятником, символом города, - объясняет Ольга Бутрим.

Владимир Пичугин уверяет, что новому зданию на углу улицы Дзержинского и Октябрьского проспекта не хватило как минимум одного этажа...

Вот только сам процесс рождения нового столь значимого для Владимира градостроительного документа у наших экспертов вызывает тревогу.

Кто строит, тот и регламенты заказывает

Проект новых зон охраны был заказан группой застройщиков, имеющих интересы в историческом ядре и вокруг него. Интересы эти коммерческие и идут вразрез с общественными. А центр Владимира с его культурным наследием – общественное достояние. И решение о его сохранении и реконструкции в советское время принималось в общественных интересах. Регламенты 2010 года, как бы их ни ругали, тоже создавались на бюджетные деньги и в интересах города. А сейчас общественность, даже профессиональная, отстранена от важнейшего вопроса. Судьба исторического наследия и туристического потенциала всего города решается кулуарно, на средства нескольких девелоперов. И, судя по скандалам, которыми сопровождается процесс, интересы заказчиков во многом противоречат государственным.

- Сейчас черные дни для архитектуры. Все делается не для города, а для конкретных персоналий, и историческое ядро в том числе, - сетует Пичугин.

- Это неприкрытое давление бизнеса на закон. Причём это событие всероссийского масштаба, - комментирует ситуацию Алексей Арескин. Заметим, что закон допускает финансирование этой работы собственниками земельных участков.

- Регламенты надо пересматривать, причем радикально, но делать это надо на средства общества, а не застройщиков, - убежден Волков.

- Необходимо решать проблемы города с приоритетом пользы для всего городского населения, - согласна с Волковым архитектор Александра Лускатова.

Именно общество в лице государства должно диктовать собственникам земельных участков в историческом центре, что и как там нужно строить, уверены наши эксперты. Кстати, именно такому подходу мы обязаны появлением исторического ядра. После утверждения Екатериной Второй генерального плана Владимир превратился в то, что мы сегодня пытаемся сохранить. Собственникам было велено построить по центральной улице каменные дома «по первому и второму номеру». Кто не мог осилить стройку, переезжал в менее пафосные места, за Лыбедь, например.

Наши эксперты считают, что ныне действующие регламенты надо еще более детализировать, чтобы защитить Владимир от жадных застройщиков и безграмотных и продажных проектировщиков.

- У нас в городе такая ситуация, что кадровый состав архитекторов очень слабый. Я сужу по постройкам в центре города и проектам, которые вижу на выставках. Нужно делать объемно-пространственный регламент. Это более подробный документ, разрабатываемый для конкретного места с учетом его контекста. Сейчас такие работы делаются для городов, например, для Калининграда. Нашему городу она необходима, потому что нет костяка специалистов, которому можно доверять, - говорит Ольга Бутрим.

Печально, но все эксперты констатируют, что архитектура XXI века во Владимире катастрофически уступает наследию прошлого. След нашего поколения в городской ткани - убогий и постыдный. Взять тот же ЖК «Танеево-парк». Еще в 1980-е годы архитектор Выборный запланировал здесь доминанту второго порядка по отношению к Успенскому собору.

- Здание должно быть по архитектуре качеством не хуже Успенского собора. Уровень доминанты должен соответствовать уровню мастерства архитектора. Но архитектору не хватило меры, такта, чувства композиции, - говорит Волков.

Примечательно, что проект планировки этого участка выполнял бывший главный архитектор области Юрий Кровяков. И он предлагал силуэтную застройку с понижением высоты от максимальной точки. Но заказчик потребовал максимум жилья. В итоге проектировал дом московский архитектор и выдал, по выражению Кровякова, «сундук».

- Испоганили южную панораму, - так оценивает он работу столичных коллег.

Идеальный образ

Каким должен быть исторический центр? Как его видят наши эксперты в идеале? И как этого идеала достичь? У каждого из специалистов при общности понимания проблемы - свое решение. Впрочем, эти решения отнюдь не противоречат друг другу.

- Уникальный потенциал Владимира – это объемно-пространственная структура XII века, которую мы можем потерять при существующих методах застройки. В центре нужно заниматься регенерацией, - заключает Волков.

- Нужно брать традиции старых зданий: детали, ритмы, пропорции, максимальные длину фасада, высоту. И строить очень аккуратно из современных материалов, с актуальными техническими решениями. И будет получаться гармоничная застройка. В Европе очень много таких образцов, - говорит Ольга Бутрим.

- Главное - это сохранение высотности и исторических фасадов. По крайней мере, чтобы они не были хуже прежних, – согласен с ней историк Алексей Арескин.

- В исторической части надо пересмотреть предложения КБ «Стрелка», потому что это все наив и очень поверхностные вещи. Надо решить транспортную проблему, сегодня есть нелепые вещи, посмотреть инженерные коммуникации, пешеходные связи, которые начали вроде делать, но бросили. Нужно вынести из исторической части города совершенно не соответствующие этому статусу учреждения и предприятия. Они отрицательно влияют на историческое ядро, например, гараж АВО, - дает свой рецепт Владимир Пичугин.

- У центра города Владимира - большой потенциал. Если посмотреть на центр сверху, то можно увидеть сетку кварталов размерами ориентировочно 120 на 150 метров, которые расположились вдоль улиц Большой Московской и Большой Нижегородской. Для центра характерна периметральная застройка со свободным внутриквартальным пространством, которое занимает около 50% квартала. Именно в этих внутриквартальных пространствах скрыт потенциал и дух места! Необходимо сохранить планировочную структуру центра, раскрыв пространства. Это даст развитие новым общественным зонам, которые сейчас скрыты от глаз жителей города. Эти внутренние дворики привлекательны своим масштабом, деталями, тишиной и бытом, который сейчас там существует. Нужно углубить прогулочные маршруты от ул. Большой Московской – рекомендует архитектор Александра Лускатова.

- Я вижу огромный потенциал в этом городе. Я верю, что наступит момент, когда люди перестанут уезжать в Москву и начнут рассматривать потенциал жизни в таких городах. Но если мы убьем эту среду, то никто сюда не поедет. Я чувствую, что Владимир еще держится, но еще чуть-чуть и центр станет совсем неприглядным. Мы находимся на грани, и нужно не загубить все окончательно. Пока еще есть на что посмотреть, - это мнение Ольги Бутрим.

Читайте также:  Владимир может лишиться исторического ядра застройки

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
К 75-летию Великой Победы: финансисты в годы войны вчера в 11:00
По местам службы Алексея Гоглова можно изучать географию боевых действий Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Он принимал участие в боях на Сталинградском, Донском, Центральном, Западном, 1-м Прибалтийском…
Во Владимирской области заработал закон о «детях войны» вчера в 10:18
В октябре в регионе-33 был принят областной закон о «детях войны» (№ 87-ОЗ «О мерах социальной поддержки лиц, которым на 3 сентября 1945 года не исполнилось 18 лет»). Как он будет реализован и на что могут рассчитывать «…
300 тысяч жителей Владимирской области заказывают товары в интернете
С нового года стартует в России реформа системы ввоза товаров для личного пользования. Порог беспошлинной интернет-торговли для…
IT-технологии меняют работу филиала Федерального Казначейства
Новейшая история развития Казначейства России неразрывно связана с внедрением в практику казначейской работы новейших…