20 декабря 2020 в 10:22
  1. Общество

Владимиро-Суздальский музей-заповедник открыл запасники арсенала для журналистов

Фото: Наталья Ларина
В собрании ВСМЗ кроме российского бережно хранится холодное и огнестрельное оружие разных веков из Италии, Испании, Англии, Франции, Германии, Турции, Персии... Большая часть коллекции — это собрания наших знаменитых земляков-дворян: Воронцовых-Дашковых, Трегубова, Храповицкого. Интересные экспонаты специально для «ВВ» принесла из запасников музея Елена Петрова, хранитель коллекции оружия.

Оружию посвящены целые тома разнообразной литературы: от специальной до — даже — художественной. Однако сколько всего в мире существует образчиков оружия, достоверно неизвестно. Во всяком случае, мы такой цифры не нашли. Интерес у людей к оружию во все времена был огромным. Но если в прежние времена — начиная с каменного века - оружие было способом элементарно выжить, то сейчас для большинства оно всего лишь культурный или исторический артефакт, который мы рассматриваем в музейных экспозициях.

Например, в знаменитом стамбульском дворце «Топ-Капы» хранится больше 10 тысяч экспонатов оружия и защитного снаряжения, часто украшенного драгоценными камнями, что неудивительно, учитывая завоевательно-воинственную историю Османского государства. В замечательном тульском музее оружия речь идет также о собрании в несколько тысяч экземпляров, но — с упором на огнестрельные виды, что тоже закономерно — именно в Туле уже больше 300 лет работает один из самых известных оружейных заводов мира.

До XVI века главным было именно холодное оружие, но потом его — в функциональном смысле — вытеснило огнестрельное. А всевозможные шпаги, сабли, ножи и т. п. стали больше ритуальными атрибутами. Были, например, специальные парадные шпаги, траурные, прогулочные, наградные...

Красиво и «убийственно»

Во Владимирской области таких внушительных коллекций, как в Стамбуле или Туле, нет, но тем не менее и во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике собрано около 500 артефактов, представляющих большую историческую и культурную ценность. Собирали их начиная с конца ХIХ века. То есть даже раньше появления ВСМЗ во Владимире, но когда уже работала Владимирская ученая архивная комиссия - ВУАК, которая занималась краеведением и обращала внимание на интересные вещи из истории края. Теперь в музейном «арсенале» есть уникальные экспонаты, которые были собраны на рубеже позапрошлого и прошлого столетий, за 10-20 лет до революции.

В собрании ВСМЗ кроме российского бережно хранится холодное и огнестрельное оружие разных веков из Италии, Испании, Англии, Франции, Германии, Турции, Персии... Большая часть коллекции — это собрания наших знаменитых земляков-дворян: Воронцовых-Дашковых, Трегубова, Храповицкого. Интересные экспонаты специально для «ВВ» принесла из запасников музея Елена Петрова, хранитель коллекции оружия. Кстати, на этой должности она трудится с 1983 года и уверяет, что знает все экспонаты наизусть. Судя по ее подробному рассказу и быстрым ответам абсолютно на любой вопрос — так и есть.

По словам специалиста, хранить оружие ничуть не легче, чем, например, живописные полотна, предметы мебели или декора: сталь, из которой создано большинство видов оружия, со временем неизменно страдает от ржавчины, окисления, а если на экспонате есть серебряные элементы — от потемнения. Поэтому каждый образчик в запасниках регулярно — раз в квартал — осматривают и, если требуется, направляют на немедленную очистку. Благо в музее есть мастер экстра-класса по металлу Иван Ильин, который может не только привести в порядок слегка проржавевший экспонат, но даже воссоздать утраченные элементы декора, каким бы сложным и витиеватым он ни был.

Кстати, боевая эффективность оружия далеко не всегда совпадает с его внешним очарованием. Что объяснимо: оружейник создает функциональную часть, а украшательство как мечей с саблями, так и пистолетов с ружьями — забота совсем других мастеров. Скорее, наоборот - художественных элементов гораздо больше на церемониальных предметах, чем на боевых, или, как говорит Елена Петрова, строевых. Потому что у строевых образчиков оружия главное — функционал, а внешний вид — дело десятое. Впрочем, для дворян внешний вид их пистолетов и сабель, конечно, имел значение. Не говоря уже о восточных воинах — грозные турецкие ятаганы или персидские секиры были мощным орудием нанесения увечий, несмотря на моду украшать оружие серебряными, золотыми, костяными, перламутровыми элементами, драгоценными камнями и дорогими породами дерева вроде палисандра и ореха.

Щиты на золото

Пока мы рассматривали вынесенные из запасников образцы огнестрельного и холодного оружия, Елена Петрова рассказала, что на старте сбора коллекции члены ученой архивной комиссии не вели больших описей примечательных шпаг, сабель, ружей, пистолетов и прочего. Зато остались их ежегодные отчеты:

- Когда я просматривала все эти отчеты - 18 томов, то в конце каждого тома было указано, какие предметы от кого поступали в библиотеку и в будущий музей. Вот, скажем, указано, что от господина Левкоева поступила сабля в ножнах. К сожалению, потом год за годом менялась документация. Когда открылся музей, он стал вести учет фондов по своим принципам, инвентарные книги много раз переписывали. Поэтому ценные сведения – от кого, в каком году и какой предмет оружия поступил, были во многом утрачены. 

Поэтому сейчас точно сказать, как попали в музей эта шпага или вот это ружье, сложно. Так что хранителю оружейного фонда приходится постоянно вести исследования, чтобы выяснить источники всего этого режущего, колющего и огнестрельного музейного богатства.

Кое-что официально прибывало, но иногда очень дорогой ценой. Например, в 1931 году из Оружейной палаты Московского Кремля нам передали 20 предметов, но взамен забрали нескольких ящиков золотых и серебряных изделий из Покровского монастыря в Суздале. Тогдашний директор боролся с этим как мог, писал письма, но, увы. Обмен тогда был явно не равноценным. Даже относительно ценные переданные экспонаты — вроде щита семнадцатого века — уникальными не назовешь: в Оружейной палате их было на тот момент больше 20 штук.

Как говорит Елена Петрова, оружие сопровождает человечество много веков, оно и гордость, и статус. Один из самых интересных артефактов — клыч (или килич) Соколова-Соколенка, который он отбил в бою у какого-то офицера, а потом сам годами этой разновидностью сабли пользовался, делая зарубки на рукояти: крест — за убитого, палку — за раненого. Музею свою легендарную саблю Соколов-Соколенок подарил лично.

Баланс между строевым и высокохудожественным оружием в коллекции ВСМЗ налицо — соотношение примерно 50 на 50. Много в собрании тесаков (разновидность меча), но есть и клинки, и пистолеты, и ятаганы, которые были гордостью янычар... Кстати, янычары явно не выбирали между красотой и пользой при вооружении: классический ятаган красиво оформлен и — при этом - весит меньше килограмма, его удобно держать в руке и легко взмахивать... 

Следствие ведет музейщик

Интересуемся, как начинали собирать оружейный склад музея. Шпаги, пистолеты, ружья больше дарили или для музея их покупали? В основном члены архивной комиссии (а это были достойнейшие люди губернии во главе с самим губернатором, который при царе лично курировал краеведение) дарили доставшееся им оружие из своих личных собраний. Иногда самые ценные образцы приобретали специально для передачи в музей.

- Когда я анализировала, кто же тогда сдавал оружие, то выяснилось, что это были и городской голова, и купец, и помещики, - делится Елена Петрова.

Среди местных дворян было много отставных военных, побывавших в «горячих точках» тех времен - на Балканах, на Кавказе и так далее. Кто-то привез достопамятную саблю или ружье с военной службы. Кто-то сам собирал личную коллекцию оружия во время путешествий.

Вот яркий пример того, сколько музейщику приходится корпеть в архивах, чтобы понять, кто сдавал оружие в старину. Например, большая личная коллекция разных видов смертоносных предметов поступила в архивную комиссию в 1906 году. Елена Петрова нашла только одну краткую запись в отчете архивной комиссии о том, что большое собрание экспонатов, в том числе 26 образцов оружия, поступили от госпожи Кидошенковой.

Кто же была эта дама? Елена Петровна долго не могла найти, как связана дарительница с Владимирской губернией. Помог случай. Несколько лет назад Елена Петрова выступала с сообщением на одной из конференций в Петербурге и поделилась с коллегами информацией о том, откуда поступало оружие в фонд. Упомянула и дар госпожи Кидошенковой. Тут-то один из коллег спросил: «А не связано ли это оружие с Николаем Васильевичем Кидошенковым?».

Николай Кидошенков в 1868—1879 годах был управляющим Главным казначейством Министерства финансов Российской империи. И когда все данные сопоставили, Елене Петровой стало понятно, откуда у чиновника семейный арсенал: во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Николай Кидошенков был главным казначеем действующей армии. А в юности окончил Владимирскую гимназию. Вот и связь! В 1905 году этот финансист, сенатор скончался в Петербурге, а его вдова передала коллекцию во Владимирскую ученую архивную комиссию.

Часть экспонатов в музей передали из ЧК — Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. В основном это ружья дворян. Но чьи именно — мы вряд ли когда узнаем, грустит эксперт. Исключение — образчики, где владелец все же ставил на декоративных элементах свои вензеля. Как, например, на показанном нам четырехствольном бундель-револьвере.

Коллекции аристократов

В фондах ВСМЗ, как уже сказано, есть оружие и холодное, и огнестрельное. Самая большая часть – оружие XVIII и XIX веков. Но есть большие пушки времен Смуты начала XVII века из суздальского Спасо-Евфимиева монастыря. Эти пушки, возможно, постреляли в сражениях с польскими интервентами. 

В дворянских усадьбах тоже были пушки, но небольшие и, скорее всего, сигнальные - для пальбы в честь приезда важных гостей или рождения наследника.

А в археологическом фонде музея хранятся и более древние боевые предметы из раскопок: топоры, наконечники стрел и копий... Оружие было охотничье, строевое, гражданское, наградное. Много трофейного. Именно так, кстати, во Владимир попали и турецкие ятаганы, и кавказские ружья, и шашки… 

 Самое интересное и многочисленное во всей этой массе оружия в музейный фонд поступило в начале 20-х годов XX века из бывших владимирских дворянских имений. Революция выгнала из имений их владельцев. Конечно, вывезти свои «арсеналы» они не успели. 

Особенно богатые собрания оружия оставили новой власти и музею Владимир Семенович Храповицкий в Муромцевской усадьбе и Воронцовы-Дашковы в имении в селе Андреевском. Но был еще один страстный коллекционер оружия, отставной военный Андрей Трегубов, который жил то в имении в селе Лаптево, то в своем доме во Владимире. 

- Мы считаем, что эти три коллекции – Храповицкого, Воронцовых-Дашковых и Трегубова - полностью попали в наш музей, - рассказывает Елена Петрова.

 Самое большое собрание оружия досталось от Храповицкого – 62 предмета. При их реквизиции было указано, что со стен кабинета предводителя  владимирского дворянства, отправившегося в эмиграцию, было снято шесть щитов со старинным оружием. По аналогии с этим щитами Храповицкого на выставке представление оружейных экспонатов оформили и современные музейщики. Как раз над декоративными доспехами рыцаря, которые аристократ заказал для своей курительной комнаты (это было модно). 

Елена Петрова рассказывает, что обычно образцы оружия в музее выставляются отдельными  экспонатами и сопровождают то интерьер дворянской усадьбы, то раздел, посвященный важной битве. То есть оружие идет как бы фоном к рассказам экскурсоводов об исторических событиях. Но, на наш взгляд, оно само достойно быть в центре внимания. Музейщики тоже так считают.

Одна такая — наша! - выставка как раз сейчас проходит в Новгороде. Называется «Блеск стали». Туда из фондов Владимиро-Суздальского музея-заповедника отправились лучшие с художественной точки зрения образцы вооружения из запасников.

- На такой выставке можно показать всю красоту оружия. Казалось бы, есть противоречие. Оружие несет угрозу и смерть. Но оно может быть красивым, как и любое произведение искусства. Над созданием эффектно украшенных пистолета или ружья трудился не один, а два-три мастера. И каждый делал свою часть работы! – говорит Елена Петрова.

А потом еще владельцы ремонтировали и переделывали декор под свой вкус. В итоге иногда просто невозможно определить датировку, потому что клинок, например, создали в одно время, рукоять обновили в другое, а элементы украшения добавили еще позже... И вот к какому году отнести такой артефакт?

Трехмиллионные гастролеры

Самые дорогие по страховочному оценочному акту из 50 с лишним уехавших «на гастроли» экспонатов - ружья из собрания Храповицкого, под 3 млн за каждое. Монтажом экспозиции в Новгородском кремле занимались наши специалисты, а Елена Петрова проводила лекцию для местных экскурсоводов. Кстати, жаль, что посетители выставки в Новгороде не слышат саму Елену Петровну — она рассказывает о коллекции так, что не заслушаться невозможно, а это дается только одаренным и тем, кто посвятил любимому делу долгие годы.

Правда, сейчас, в пандемию, даже выездные выставки — больше просветительская история, чем коммерческая. Групповые туры под запретом, так что посетители ходят парами или поодиночке, совсем не то что коллективами по 20-30 человек с одним экскурсоводом. Но это не первый проект ВСМЗ с новгородским музеем по обмену экспозициями. И, кстати, всегда учитывается запрос принимающей стороны — чего бы она хотела увидеть на своей площадке. Но каждая выставка готовится месяцами. Идею «Блеска стали» Елена Петрова, по ее словам, «вынашивала» почти год, потом продумывала вместе с художником, сколько отобрать вещей, насколько они будут интересны массовому посетителю, а также требовалось соблюсти всю историческую достоверность. И уже после этого идею утверждал ученый совет ВСМЗ. 

В запасниках оружие хранится в специальных металлических шкафах, либо в специальных ячейках на весу, либо — для длинных образчиков — выстроенное пирамидками, но тоже — каждое установлено в своей ячейке. 

Старинное оружие после экспертизы признается культурной ценностью, а вот то, которое — теоретически — можно использовать, лицензируется. И более того, регулярно проверяются условия хранения. Даже при том, что экспонируется такое оружие под толстым стеклом и с подключенной к витрине сигнализацией. 

Самое забавное, что огнестрельное оружие в музее смотрится куда менее эффективным с практической точки зрения, чем любой колюще-режущий предмет: как мы с коллегами шутили, слушая рассказ специалиста о процессе зарядки и подготовки к выстрелу классического пистолета, «пока зарядишь и все взведешь, уже топор в лоб прилетит».

На вопрос, кто был среди оружейников главным гением — этаким Страдивари среди самых-самых, Елена Петрова ответила так:

- Оружие было очень популярно, так что в каждом городе в каждой стране было по десять «страдивари» - высококлассных мастеров.

Читайте также: Жители Владимира ополчились на градоначальника и забили его камнями

Автор:
^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Уроженец Вязников стал напарником космонавта Леонова и трижды Героем СССР сегодня в 14:15
В 60-летней истории пилотируемых космических полетов Валерий Кубасов стал одним из самых именитых героев. А для Вязников и Владимирской области — вообще уникальным. Пока это единственный наш земляк, побывавший в космосе.…
Проблему изношенных очистных во Владимирской области может решить концессия сегодня в 13:30
Во Владимирской области 45% коммунальных сетей требует замены. Ситуация с очистными сооружениями еще хуже – степень их износа 77-80%. И пока с проблемой приходится пытаться справляться без федеральных средств.
Во Владимирской области выявили еще 66 случаев заболевания коронавирусом сегодня в 12:43
Управление Роспотребнадзора по Владимирской области утром 18 апреля сообщает о 66 новых случаях заболевания коронавирусной инфекцией за минувшие сутки.