27 ноября 2021 в 20:18
  1. Общество

Владимирские сестры милосердия: от борьбы с эпидемиями до военных лазаретов

Яркие примеры заботы о больных и раненых в прошлом оставила Георгиевская община сестер милосердия, возникшая во Владимире осенью 1892 года. Рассказывает Александр Известков.

Под знаком «Красного креста». Кадры для здравоохранения всегда были нужны. Осенью 1891 года губернатор Иосиф Судиенко доложил об активном развитии владимирского Общества Красного Креста председателю Российского общества генерал-адъютанту Михаилу фон Кауфману. Тот в ответ рекомендовал усилить местные ресурсы Красного креста с прицелом на помощь в военное время, определив «задачи мирного времени», в том числе - «подготовление опытного женского персонала». 

Уже в 1892-м году новоизбранный Председатель Местного Управления Общества Красного Креста и правнук Суворова Михаил Леонтьев возглавил создание во Владимире Свято-Георгиевской общины сестер милосердия. Открыли ее 25 октября 1892 года, назвав в честь святого благоверного великого князя Георгия (Юрия) Всеволодовича, погибшего в битве с войском Батыя в 1238 году. 

Религиозная сторона в сестринской общине превалировала. Сестры должны были жить вместе в доме общины, не имея собственных семей. Дом для общины во Владимире купили на улице Ильинской Покатой, на берегу Лыбеди: двухэтажный, каменный, с мезонином и деревянным флигелем. Деньги - 12 тысяч рублей для покупки - позаимствовали «из запасного капитала на надобности военного времени». В мезонине устроили спальни, на втором этаже — классы, этажом ниже - столовая и рукодельная. 

Сестрами руководили видные владимирские врачи. Доктор Николай Воскресенский делал упор на духовную основу: «При всяком удобном случае сестрам внушается, что учреждение Общины для ухода за больными есть создание христианства, оно вытекает из христианской любви к ближнему; оно есть долг». 

Поскольку сестрам надо было практиковаться в медицинской помощи, во флигеле при доме организовали амбулаторию. Ею заведовал врач Василий Федоровский. Популярность этой лечебницы так быстро возросла, что число ее посещений вскоре утроилось, в 1901 году превысив 14,5 тысяч человек. 

К сожалению, ту первую «базу» легендарного женского духовно-медицинского «спецназа» уже не увидишь. Дом Георгиевской общины по улице Ильинской Покатой давно снесли. 

На холеру. Сестры Георгиевской общины требовались на выездных миссиях. Года не прошло с ее создания, как в 1893 году в губернию с юга пришла холера. После ускоренного курса подготовки под руководством доктора Петра Богданова шестерых сестер отправили в эпицентры холерных вспышек в Покровский и Вязниковский уезды. 

Местное управление Общества Красного Креста в отчете за 1893 года осталось довольно: «Деятельность сестер отличалась преданностью делу и самоотверженным отношением к больным; врач-начальник отряда нашел в них хороших и опытных помощниц в трудные минуты; постоянные дежурства нисколько, по-видимому, не утомляли их, точность в исполнении данных врачом назначений, подробная и толковая запись болезни, вполне умелое наложение повязок, приготовление лекарств в свободное от дежурства время, - все это обнаруживало в них хорошую подготовку».

Четверых из этих самоотверженных женщин наградили серебряными нагрудными медалями на Аннинской ленте.

На тиф. Георгиевская община вошла в общероссийский резерв Красного Креста, а самых способных сестер милосердия из Владимира отправили в первую дальнюю командировку. 

Тогда силы медперсонала срочно стягивались в Акмолинскую область. Она и ныне существует в Северном Казахстане, там расположен Нур-Султан. А в конце XIX века центром Акмолинской области был Омск, где в 1897 году разгорелась эпидемия тифа. 

Вот как рассказывали о ситуации в Акмолинской области в брошюре, вышедшей к десятилетию Георгиевской общины: «...В начале 1897 года между переселенцами, остановившимся в примыкающем к городу Омску районе, разразилась эпидемия сыпного тифа, быстро охватившая переселенческие партии и принявшая характер общественного бедствия. Болезнь с такой скоростью распространилась в массах темного люда, что больницы сразу оказались переполненными. Пришлось устраивать на скорую руку бараки, но и эти последние не могли вместить всех заболевающих; за отсутствием места, больных приходилось укладывать на полу. В довершении горя скоро обнаружился крайний недостаток медицинского персонала и истощение запаса медикаментов и предметов госпитальной обстановки».

Помощь стягивали со всей страны. В мае 1897 года во Владимирском Местном Управлении Красного Креста было получено предложение Главного Управления «безотлагательно приступить к образованию из сестер Георгиевской Общины особого отряда и о командировании для оказания помощи в борьбе с эпидемией тифа». Туда отправили четырех сестер милосердия во главе с «вольнопрактикующим» врачом Федором Фетисовым. Владимирская команда медиков по прибытии в Омск поступила в распоряжение чиновника особых поручений при Переселенческом Управлении Станкевича и «оперировала по указанию этого чиновника в примыкающем к г.Омску районе Великого Сибирского пути».

По отчетам, врач Фетисов стал заведующим местным пунктом по борьбе с эпидемией. На работу в тифозный барак и юрты направили сестер Кантову и Васильеву, другие две сестры оказывали помощь в амбулатории. И, увы, первая жертва от общины была принесена - сестра милосердия Любовь Кантова (одна из тех, кто с честью прошли холерную эпидемию во Владимирской губернии) под Омском заразилась от больных. «Надломленные в борьбе с эпидемией силы не выдержали, и скромная героиня долга 29 августа скончалась, после 3-х недельной болезни, от тифа», - рассказывается в летописи Георгиевской общины. 

Сестру похоронили в Омске, на Казачьем кладбище. Но могила ее не сохранилась. Кладбище в советское время уничтожили, а на его месте теперь стоит детская больница.

Целых полгода, пока эпидемия сыпного, а потом брюшного тифа (со смертностью до 50%!) не пошла на спад, владимирские сестры работали в Акмолинской области. Станкевич на прощание выразил им признательность письменно: «Благодаря в высшей степени полезной и самоотверженной деятельности отряда, стоившей в результате жизни одной из сестер, Любови Кантовой, - заболеваемость и смертность текущим летом не принимали угрожающих размеров».

«Завтра была война». А впереди еще были войны и помощь раненым солдатам. Для Георгиевской общины первой стала война с Китаем 1900 года. Тогда в лазареты на Дальний восток отправили 10 сестер из Владимира.

Затем была русско-японская война, где особо пригодился опыт сестры Ольги Ушаковой, в мирное время работавшей в больнице духовной семинарии и уже побывавшей на войне с Китаем. На войне с Японией в составе отряда из Владимира действовали 15 сестер Георгиевской общины. 

Во время Первой мировой войне сестры милосердия работали и в составе этапного лазарета, отправленного к фронту, и в госпиталях в родном городе. А в 1914 году во Владимире открылся долгожданный стационар Георгиевской общины сестер милосердия, который сегодня известен как городская больница скорой помощи. 

После революции Георгиевская община исчезла, но возродилась вновь под эгидой владыки Евлогия при епархии в 1998 году. Сегодня, при владыке Тихоне, община получает новый импульс к развитию. 

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Владимирский бизнесмен Петр Мельников не смог обжаловать приговор вчера в 19:50
Вынесенный в октябре прошлого года обвинительный приговор в отношении его оставлен без изменения. Напомним, Петр Мельников был признан виновным в изготовлении и торговле поддельными ценными бумагами. Подробности этой ист…
Житель Владимира остался без грузовика из-за банковского долга вчера в 19:22
Управление Федеральной службы судебных приставов по Владимирской области сообщает о завершении еще одного исполнительного производства, в результате которого была взыскана кругленькая сумма с должника.
Бывшего гендиректора Покровского завода биопрепаратов оштрафовали на 600 тысяч рублей вчера в 18:46
Пресс-служба СУ СК РФ по Владимирской области сообщает итог судебного разбирательства в отношении бывшего руководителя предприятия. Его судили за уклонение от уплаты налогов.