12 декабря 2019 в 13:04
  1. Общество

Стекольный завод в Анопино работает в штатном режиме

«Владимирские ведомости» отправились в поселок Анопино Гусь-Хрустального района Владимирской области, чтобы узнать, как повлиял конфликт между учредителями и кредиторами на работу завода. Репортаж Леонида Новикова и Натальи Лариной.

Кто законный директор?

Анопинский стекольный завод, входящий в ООО «РАСКО» (его учредители – Виталий Миронов и Дмитрий Дубинов) совсем недавно был одним из наиболее успешных предприятий во Владимирской области. Однако сейчас в ООО «РАСКО» введено внешнее управление. Общество задолжало кредиторам около 1,5 млрд рублей. Крупнейший кредитор – «ББР банк». По словам Андрея Евстигнеева, назначенного генеральным директором ООО «РАСКО» год назад, долги «РАСКО» копились с 2014 года, а помимо банка у «РАСКО» насчитывается еще около 80 кредиторов, включая налоговые органы. Кредиты в банке «РАСКО» получало под залог имущества. Частично заложен был и стекольный завод в Анопине.

При возникновении непрерывной просроченной задолженности по погашению процентов или основного долга сроком более 30 дней права собственников «РАСКО» переходят к банку – Евстигнеев показал, что это прописано в дополнительном соглашении между банком и учредителями «РАСКО».

Так и случилось: 14 ноября 2018 года на имя Дмитрия Дубинова (на тот момент он был генеральным директором ООО «РАСКО») «ББР банк» направил уведомление о досрочном прекращении его полномочий как генерального директора и назначении на должность генерального директора «РАСКО» Андрея Евстигнеева. А две недели назад компаньоны Дмитрий Дубинов и Виталий Миронов провели собрание учредителей и назначили генеральным директором Виталия Миронова.

3 декабря Виталий Миронов с заверенным нотариусом протоколом собрания прибыл в Анопино и «попросил» Андрея Евстигнеева освободить кресло. Кроме того, Миронов известил, что разрывает договор аренды с ООО «ЭКСПО ГЛАСС». Но с ходу сменить генерального директора «РАСКО» не удалось: гендиректор и арендатор остались на своих местах. Виталий Миронов созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что попираются его права собственника.

Андрей Евстигнеев уверен, что учредители не имели права менять руководителя «РАСКО», поскольку осуществление прав собственника перешло к банку. В справке, выданной дежурной частью отдела МВД «Гусь-Хрустальный» Андрею Евстигнееву, говорится, что он поставил правоохранительные органы в известность, что «Миронов В.Н. предоставил до­кументы, содержащие заведомо ложные данные». Заявление Евстигнеева зарегистрировано 4 декабря 2019 года под номером 19631.

Александр Смирнов, генеральный директор ООО «ЭКСПО ГЛАСС», предприятия, более года арендующего стекольный завод в Анопине, не сомневается в том, что Виталий Миронов не правомочен и разрывать договор аренды.

«Для того чтобы получить право аренды, мы взяли на себя серьезные обязательства: оплатили долги за газ в сумме 54 млн рублей, около 24 млн рублей – за электроэнергию, погасили долги по заработной плате в сумме около 40 млн рублей, – рассказал Александр Смирнов. – Еще 10 млн рублей пошло на выкуп технологического оборудования, которое не было в залоге».

В марте будущего года арбитражный суд может ввести на анопинском заводе конкурсное управление, что означает, что имущество завода будет распродано. «Кто виноват в этом? – задается вопросом Александр Смирнов. – Завод у его владельцев никто не отбирал. Они сами подписали соглашение о передаче прав собственности: ведь завод был в залоге. Сейчас главное, чтобы завод работал, выпускал продукцию». ООО «ЭКСПО ГЛАСС» готово продолжить работу на заводе и гарантировать жителям поселка стабильный заработок.

На грани остановки

Еще одним нашим собеседником стал заместитель генерального директора ООО «ЭКСПО ГЛАСС» по развитию Роман Панкратов. Вот что он рассказал:

«К ноябрю 2018 года сложилась такая ситуация, что мы были готовы остановить предприятие. Народ уже бунтовал в открытую, отказывался выходить на рабочие места, потому что элементарно дома нечего было есть. Предприятие градообразующее, а зарплата не выплачивалась. Нам отказали в поставках сырьевых материалов. Мы выпрашивали сырье, в том числе и у коллег в Курлове. Энергетики нам уже отказали в поставках энергоресурсов, газовщики предупредили о предстоящем отключении, нам уже предлагали сли­вать стекломассу из печи. А электроэнергию на печь уже не подавали – она работала только на газе, хотя должна была работать также и на электроподогреве.

Печь мы фактически использовали процентов на тридцать. Формовочные машины периодически стояли, поскольку печь нечем было топить, да и нечего было туда сыпать. Работали на «стеклобое» в замкнутом цикле: печь сливалась и мы снова туда засыпали бой стекла. Производство было практически остановлено. И при этом никто из собственников на завод тогда не приезжал».

«Когда 3 декабря к нам прибыл Виталий Миронов с группой поддержки, мы пытались выяснить, как это возможно – моментально расторгнуть договор аренды? Но нам отвечали одно: обращайтесь в суд»! – дополняет генеральный директор ООО «ЭКСПО ГЛАСС» Александр Смирнов.

Смирнов недоумевает, как Виталий Миронов собирался вести производство на заводе: договоры со всем поставщиками заключены с ООО «ЭКСПО ГЛАСС». Вызывает вопрос и с немедленным расторжением договора аренды, пока запись о новом гендиректоре не сделана в ЕГРЮЛ. У каждой стороны на этот счет свое мнение.

Почему разорилось «РАСКО»?

По словам Александра Смирнова, вопрос, почему у «РАСКО» возникли финансовые проблемы, лучше адресовать к Виталию Миронову. По мнению гендиректора ООО «ЭКСПО ГЛАСС», «возник кризис платежей»: «Остатки продукции на складах – это еще не деньги. Как и дебиторская задолженность. Заказчики могут и не оплатить произведенную продукцию».

На «РАСКО» возникли проблемы со сбытом продукции, как и на многих других предприятиях стекольной промышленности. В середине 2000-х стекольный бизнес был очень доходным, такого роста не было нигде в мире, пояснил Смирнов. Каждый год открывалось по два новых предприятия, что привело к перепроизводству. Уже в 2010 году на всех классических старых предприятиях, не успевших перестроиться, стал падать сбыт, стекольщики стали демпинговать. И им стало не хватать денег, чтобы заплатить за те же газ и электроэнергию. Это были жесткие тяжелые времена.

Первая волна банкротств предприятий стекольной промышленности прокатилась в 2010-2011 годах. Она «сошла» примерно к 2017 году. Выжили только эффективные предприятия, у которых была низкая кредиторская задолженность. Да и сейчас удержаться на плаву можно только постоянно совершенствуя производство и проводя гибкую маркетинговую политику.

Инвестиции арендатора

«Любой скажет: зачем арендатору вкладывать деньги в производство? Поработает и бросит. Но очень важно учитывать, что если в течение года-полутора ничего не совершенствовать – конкуренции не выдержать, – рассказал «Владимирским ведомостям» Смирнов. – Мы уже почти 200 млн рублей вложили в модернизацию анопинского завода».

«А вот это помещение, – Смирнов показал на пустующий огромный цех, – оно заброшено уже 5 лет. Там уже до нас были демонтированы печи». «Нам говорят, что мы ухудшаем состояние завода», – и арендатор показал новую модульную котельную и новые теплотрассы, смонтированные за последний год. Рядом – фундаменты под силовые газовые генераторы: теперь завод будет сам вырабатывать электричество. Силовые агрегаты будут установлены уже в мае. В результате стоимость потребляемой заводом электроэнергии снизится в два раза!

Готовится к пуску новая компрессорная станция. «Это тоже наше «ухудшение», – иронизирует Смирнов, – новое оборудование экономит электроэнергию и нагнетает воздух, соответствующий всем технологическим требованиям».

«В цехе два года не работало инспекционное оборудование (для контроля качества выпускаемой продукции. — Прим. авт.). Мы «ухудшили» и его - заработало». Французский автомат проводит отбраковку готовой бутылки, что существенно облегчает ее ручную проверку.

Рядом с поточной линией завершается монтаж кабинета начальника смены, в котором будут проводиться оперативные совещания.

Безостановочно штампует бутылки чешская формовочная «машина». Еще красные от жара они становятся в строй, как игрушечные солдатики. «Это машина 2002 года, – поясняет мастер. – Вообще-то ее надо было заменить еще пять лет назад». Подлежат скорейшей замене и платформы накопительной части линии готовой продукции.

На участке ремонта пресс-форм – новая бытовка с холодильником, кулером и микроволновой печью. В течение трех недель будет реконструирована слесарная мастерская. Необходим новый автомат для упаковки продукции, а пока без ручного труда здесь не обойтись.

Как раз во время посещения «Владимирскими ведомостями» завода на линию упаковки трудоустраивался житель Анопина: «Я по объявлению пришел, сказали что здесь платят хорошо».

«Конечно, многое за последний год изменилось, – рассказал формовщик с 23-летним стажем Александр Гундасов. – Это не только бытовка. Например, новые вытяжки сделали, а то было то жарко, то холодно. А сейчас все оборудование рядом поставили, удобно стало работать». К слову, недавно анопинский завод стал участником приоритетного национального проекта по повышению производительности труда.

«Я проработал лет семнадцать наладчиком, а в 2018 году – ушел: зарплату не платили. В декабре вернулся. Намного лучше стало, и зарплату платят вовремя», – поделился с корреспондентами «ВВ» работник завода Евгений Обухов.

«Мы относимся к заводу по-хозяйски, – заверил Александр Смирнов. – А все разговоры о том, что мы «ухудшаем» состояние завода – это на публику. Мы готовы пригласить всех, кто сомневается, чтобы они своими глазами увидели, что реально происходит в Анопине».

Что ждет завод?

На заводе в Анопине сейчас трудится около 250 работников. Небольшая ротация, разумеется есть. Смирнов не стал скрывать, что на заводе работают и гастарбайтеры: «Мигранты у нас действительно работают, но абсолютно законно. Никакого решения миграционной службы о «незаконности» нет».

«Наша маркетинговая стратегия – работа с небольшими предприятиями. Поэтому у нас много нестандартной тары. И на упаковке механическое оборудование не справляется. Поэтому мы вынуждены периодически набирать людей, которые занимались бы упаковкой готовой продукции», – пояснил гендиректор ООО «ЭКСПО ГЛАСС».

По его словам, завод работает стабильно: «У нас долгосрочные контракты с поставщиками. Стоимость приобретаемого сырья снизилась на 15-20%. Сейчас мы производим на полтора миллиона изделий в месяц меньше (на 5%), но складские запасы снизились в три раза, и при этом цена изделий выросла!».

Мы поинтересовались, может ли ООО «ЭКСПО ГЛАСС» стать владельцем анопинского завода. Александр Смирнов сказал: «Мы готовы купить завод в Анопине с аукциона. Но все зависит от того, какая будет предложена цена. По предварительной информации, максимальная цена, за которую может быть выставлен на торги анопинский завод, составляет 400-450 млн рублей».

«Владимирские ведомости» будут следить, как развиваются события вокруг градообразующего стекольного завода в Анопине. Завода, недавно отметившего свое 200-летие и, кажется, обретающего новое дыхание.

Читайте также: В Вязниковском районе жители больше недели задыхались от дыма

^
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
В Камешковской ЦРБ модернизировали поликлиники вчера в 20:21
Детская и взрослая поликлиники Центральной районной больницы в городе Камешково стали "бережливыми". На их обновление было потрачено 64,4 млн рублей по национальному проекту "Здравоохранение".
Половина владимирских студентов — экономисты и гуманитарии вчера в 19:53
Накануне международного Дня студента Владимирстат обнародовал цифры по количеству будущих дипломированных специалистов в регионе-33. В расчете на 10 тысяч человек населения численность студентов государственных ВУЗов…
Во Владимирской области снизился уровень преступности вчера в 19:17
В 2019 году во Владимирской области было совершено 16,7 тысяч преступлений. Это на 2,8 % меньше, чем в 2018 году. Число тяжких преступлений против личности также снизилось. Итоги деятельности полиции были подведены 22 ян…